имбирный кот
книжный червяк


Я долго читала их. Долго - даже не столько потому, что сложно, а потому что мне самой, по известным причинам, становится все сложнее обрабатывать массивы информации. Но все же добралась до конца. И вот что скажу: Эмиль Ажар мне понравился куда меньше, чем Ромен Гари, хотя казалось бы...

на самом деле, у Гари я читала только "Обещание на рассвете" - то самое, по которому очень жду фильм - и теперь решила добраться до какой-нибудь еще книги автора. в списке на прочтение были "Страхи царя Соломона": почему бы и нет? и если в первом читатель все ждал намека на - хотя бы! - эдипов комплекс, но так и не дождался, то во втором ничего ведь и не предвещало геронтофилии, ну ничего же.

однако ж, и там, и там Ромен (Эмиль) ставит довольно сложные проблемы. если в первом это были отношения с матерью (к которым читатель сам должен решить, как относиться - там и отчаянная любовь, и капелька токсичности, и чего там только нет, но это прекрасно, на мой взгляд), то во втором это были отношения - тут, скорее, подойдет слово "связь", потому что читателю еще предстоит ответить на вопрос, отношения ли? - молодого человека с шестидесятичетырех- (шестидесятишести?) -летней экс-певицей.

да, он ее трахнул (простите за спойлер, но это неважно). причем он сам - герой - использует именно это слово. но весь цимус в том, почему? потому что он вообще у нас парень добрый, искренне сопереживает исчезающим видам, занесенным в Красную книгу, остро чувствует несправедливость, а самая большая несправедливость в отношении этой женщины (и не только ее - а всего мира) была в том, что, утратив молодость, она утратила право нравиться быть любимой. и он решил исправить эту несправедливость. читать это сложно, я признаюсь честно. но вот этот вопрос: как относиться к этому факту (даже не в том - правильно ли поступает герой) - это очень интересный, очень любопытный для размышлений вопрос. ведь каждый имеет право быть любимым, каждый имеет право на каплю тепла, разве не так?


"Когда у вас есть старая собака, которая подходит к вам, чтобы вы ее приласкали, то это считается в порядке вещей, все это ничуть не смущает, но когда мадемуазель Кора прижимается ко мне..."

"- Нельзя объяснить женщине, что ты трахнул ее из любви к человечеству.
<...> - Я трахнул мадемуазель Кору, но не лично ее, а лично несправедливость в ее лице."


но хороший писатель не был бы хорошим писателем, не подстереги он нас со своим двойным дном. книга вовсе не о том, как относиться к тому, что молодой парень вступает в интимные отношения с шестидесятичетырехлетней женщиной для ликвидации социальной несправедливости, используя стилистику книги, я скажу, что насрать, вступает он или не вступает, и как к этому отнестись - тоже насрать. книга-то о другом. книга о том - поймать бы на кончике мысль, - о том, как герой помогает другим, забывая про самого себя, как он робко ступает по собственному пути, выбирая что-то и для себя тоже (звучит как-то очень по-детски, конечно, но что ж я тут поделаю: я - не Эмиль Ажар).

из разочарований, которые меня подстерегли: Ромен Гари очаровал меня своим циничным, колким юмором. у Ажара его совсем немного - он есть в самом начале, и от него светло, а потом где-то по дороге теряется - может быть, потому, что (как вы найдете в каждой рецензии) это "предсмертный" роман автора.

"...еврейский юмор может заменить обезболивающее, когда рвут зубы, именно поэтому в Америке лучшие дантисты евреи. <...> Английский юмор помогает вам оставаться джентльменом до самого конца, даже если вам отрубают руки и ноги. То, что от вас останется, все равно будет джентльменом".

я не буду ничего говорить про образы "готового платья" или про "страхи царя Соломона", потому что они и без того разжеваны в романе, достаточно его просто прочитать.

Ажар все так же циничен и не имеет запретных тем. о религии - на грани и вместе с тем, с любовью:
"...месье Соломон делает это вовсе не по доброте сердечной, а чтобы преподать урок Богу, пристыдить его и направить на истинный путь".
"...он буквально осыпал благодеяниями людей, когда узнавал, что они в нужде, - в отличие от Того, Другого, которого я не знаю и не могу стоять за Него горой, но я вовсе не хочу оскорблять верующих..."
"Яростный противник религии, он говорил только об этом, будто других тем вообще не существовало".
"Представь себе его, стоящего на горе, в белых льняных одеждах, пять тысяч лет тому назад, он смотрит на небо и кричит, что Закон несправедлив. Ты никогда не поймешь старика, если не будешь учитывать, что с Иеговой у него чисто личные отношения. Они спорят, орут друг на друга. Он как бы персонаж из Библии. Христиане в своих отношениях с Богом никогда не доходят до ругани. А вот евреи - сколько угодно. Они ему устраивают семейные сцены".

@темы: кадзе - книгофил