имбирный кот
книжный червяк


Расскажу-ка я вам про одну отличную вещь. Так иногда бывает - и часто бывает, потому что все объять невозможно - что меня нужно принудительно пнуть и потребовать: "Прочитай вот это". Так вышло с Шустерманом, и я благодарна одной прекрасной девушке с детской площадки за этого автора. И у меня есть очень много слов по поводу этой книги.

Расскажу-ка я вам про подростковую фантастику. Нет, не надо судорожно пролистывать дальше: прохожий, остановись. Возьми себе стебель дикий и все, что полагается, сядь да послушай. "Беглецы" Шустермана мне были сунуты с характеристикой "это книга для подростков, но я в свои 2Х лет зачитывалась так, что работать не могла". Подтверждаю: все так, это действительно young adult, но я читала ее на детской площадке, в ванной, на кухне, в кровати - короче говоря, там, где только могла. Бывают книги великие, бывают книги медитативные, а бывают те, которые цепко захватывают динамичным сюжетом и не отпускают до самого конца. Из последнего - это, например, "Неаполитанский квартет".

Так вот, с сюжетом у "Беглецов" все в полном порядке. Что касается темы, Шустерман берется за идею, которую до него уже довольно громко разрабатывал Исигуро в "Не отпускай меня" - дети, которым предстоит стать донорами органов. Только у Исигуро это клоны, а у Шустермана - настоящие дети, которых вроде как абортировали, только задним числом. То есть, вот представьте себе, между триннадцати- и восемнадцатилетием ребенка у его родителей есть возможность принять решение отправить дитятко "на разборку". Вроде как туда отправляют трудных или подкидышей, потому что опять же есть закон, что если ты подбросил ребенка на чужое крыльцо и тебя никто не видел, то нашедшие его люди обязаны стать его родителями. Это такая любопытная концепция, которая наглухо, конечно, разбивается, если читатель - родитель: если подросткам во время подросткового кризиса и кажется, что их могут отправить на разборку (в детдом, на улицу), то никакому родителю, который прожил даже если не с родным по крови, но с уже ставшим родным за 13 лет жизни существом, такое решение в голову не придет, если он не отпетый ублюдок, конечно. В предисловии ко второй части переводчик спорит с этим аргументом: мол, мы имеем дело с футуристической дистопией, а не с нормальным обществом, но, черт побери, даже Оруэлл, даже Бёрджесс гуманнее, чем вот это. Так просто не может быть, ни в одном обществе. Тут я с переводчиком категорически не согласна.

Однако вот эта его концепция общества, она поднимает довольно серьезные вопросы. Чем дальше в лес - тем больше дров, то есть, вопросов. Это вопросы большие, такие, на которые не под силу ответить не то, что подростку, но и взрослому. Что гуманнее - сделать аборт, убив человечка, или родить этого человека и отправить его в приют? Когда появляется сознание? А душа? Есть ли вообще душа? До каких пор человека можно считать живым? Можно ли считать его живым, если все его органы живут и функционируют, но по отдельности, в разных людях? А если они при этом имеют свою память: рука умеет показывать карточные фокусы, а уж мозги, пересаженные мозги так и вовсе крышу способны снести. А за идею с Хэмфри Данфи и ее разработку в финале можно и вовсе аплодировать стоя, это было выше всяких похвал.

Надо сказать, Шустерман дает очень добротный костяк, а местами - его сцены хочется хвалить и хвалить. Например, сцена с мальчиком, которого схватили, чтобы отправить "на разборку", и этот мальчик вдруг замечает другого, спасшегося, которого еще не засекли копы. В его глазах появляется триуфм вместо сломленности, и мальчик уводит копов подальше. Или же сцена самой разборки. Шустерман честен с читателем: он не ходит вокруг да около, а все-таки показывает, как разбирают подростка на органы, а он при этом еще живой, но показывает без лишней крови, в диалогах, практически все в диалогах с врачами, и эта, лишенная крови (буквально!) сцена становится пронзительнейшей, пробирающей до самого глубинного. Это очень хорошая, сильная сцена.

Мне понравилась метафора Кладбища самолетов: как туда свозят неисправные самолеты с исправными частями, пригодными для замены неисправных в работающих самолетах. Мне понравилась метафора с линией жизни, которая в конце наверняка разделяется на много других линий.

Касательно персонажей и локаций. Они фактурны, хорошо визуализируются. А еще такое ощущение, что созданы они специально для съемок, довольно много шаблонов. Про локации я помолчу, расскажу про персонажей. Нежелательный для законного общества, но все же совершенно точно положительный по своим моральным качествам (справедливость!) ГГ. Главная женская роль достается девочке, приятной во всех отношениях (балансирующей прямо-таки на грани с Мэри Сью). Здесь есть и опасная азиатка, и неудачник, которого все подтравливают, и здоровенный верзила, встающий в оппозиции к ГГ (правда, он раскрыт и с другой стороны, за что автору спасибо). Никакой интриги в love-story романа нет: мальчик и девочка, которых сводят вместе в начале подросткового романа, обречены на отношения. Правда, здесь это хорошие, годные, достойные отношения без наматывания на кулак килограммов розовых соплей. Шаблонные персонажи играют в типичных декорациях, но играют неожиданно остро и тонко. Вопрос лишь в том, что осталось бы от романа, ежели кто-нибудь попытался перенести его на экран: я не читала первоисточников, но смотрела "Дивергент", "Бегущего в лабиринте", "Игра Эндера" (про последний мне кто-то говорил, что книга хороша) - все это, конечно, ниже плинтуса.

Эту книгу я точно рекомендую всем, кто хочет почитать хорошей современной фантастики. Что касается ее продолжений: всего книг пяток, у меня возникают сомнения о том, можно ли поддерживать хорошее качество так долго, но я все же постараюсь прочесть весь цикл и рассказать об этом в одном посте.

@темы: кадзе - книгофил