имбирный кот
книжный червяк


Вот я и добралась до скандальной книги, которую аж на три десятка лет запретили в Великобритании, а весь ее тираж изъяли и уничтожили. Это, разумеется, "Любовник леди Чаттерли" (или - в некоторых переводах - Чаттерлей).

Книга была действительно скандальной для первой трети двадцатого века. Хотя - во всяком случае, в переводе Багрова и Литвиновой - в нем ни разу не упоминается слово "член" и уж тем более какое-то обозначение женского естества. Впрочем, там есть "фаллос", а также "Леди Джейн" и "Джон" (сами догадайтесь, ху из ху). Герои там уже даже занимаются сексом - и на том спасибо, что не любовью.

У меня давно в списке висит эта книга. Во многом из-за того, что она такая вся скандальная (уж простите) и все вроде бы ее читали (снова простите). Такой, знаете, кусок культурного кода. Впрочем, на мой взгляд, через 90 лет уже не очень актуальный. Вот, когда я обвиняла в этом "Сестру Кэрри", я уже писала, что Бальзак, Золя, Пруст актуальны, а "Сестра Кэрри" - нет. То же и про "Леди Чаттерли". Неактуально и не очень интересно. То есть, то, о чем говорит сам Лоуренс, необходимость освободиться от стыда, принять наличие тела, его желаний etc. - эти идеи по-прежнему важны, хотя общество за минувший век сделало нехилый прогресс в этом отношении, но язык, которым все это изложено, развитие сюжета, поведение героини оставляют достаточно много досадного недовольства - во всяком случае у читателя в моем лице.

Народный говор Мэллорса - уж не знаю, кого благодарить за заслуги, переводчиков ли, самого автора, народный говор Мэллорса чудовищен. Куда чудовищнее, чем это нужно, чтобы показать двойственность его натуры, несоответствие его положения статусу Конни.

"— Кралечка моя. Лучшей кралечки на всем свете нет.
— Что такое кралечка?
— Не знаешь разве? Кралечка — значит любимая баба.
— Кралечка, — опять поддразнила она его. — Это когда спариваются?
— Спариваются животные. А кралечка — это ты. Смекаешь? Ты ведь не скотина какая-нибудь. Даже когда спариваешься. Краля! Любота, одно слово."


Из плюсов - спойлер и любопытная мысль про семью (что, в принципе, неожиданно для этого романа):

"Христианство дало миру семью, ту семью, которую мы сейчас знаем. Христианство учредило автономию крошечной ячейки — семьи внутри обладающего сильной властью государства. Христианство в каком-то смысле огородило человека от произвола государства. Пожалуй, именно семья гарантировала человеку свободу, дала ему собственное крошечное королевство внутри громадного королевства — государства, обеспечила плацдарм для защиты от государства.

И вот теперь мы хотим уничтожить семью? Если мы ее уничтожим, мы все станем жертвами прямого диктата государства. Хотим ли мы погибнуть под пятой государства? Я бы не хотел."


Я не жалею, что прочитала. Прочитать надо было, хотя бы в качестве ознакомления, но, пожалуй, Лоуренса читать больше не стану.

@темы: кадзе - книгофил