имбирный кот
книжный червяк
Про Савицкого.

"Низкие звезды лета" - стопроцентно атмосферный рассказ, не просто однозначно и блестяще визуализирующийся, но заполняющий читателя картинками, звуками, запахами, ощущениями, заставляющий оказаться прямо внутри произведения. Но концовку... Такую концовку я не могу оправдать ничем.

"Еще одна импровизация на ужасно старую тему"
В Савицком действительно чрезвычайно много Набокова в плане речи, неосознанного использования одних и тех же слов одним и тем же образом. Мне нравится. Вот Савицкий:
"География имеет лишь одно отношение к слову - она одалживает бумаге свои приметы: свои горы и долины, изгибы рек, цвет неба, запахи садов, шум городов".

Набоков:
"Иногда мы с ним играли в шахматы; его дочь смотрела на меня из-за мольберта и мной одолженные ей глаза или костяшки рук вставляла в ту кубистическую чепуху, которую тогдашние образованные барышни писали вместо персиков и овечек" и "Долли одолжила мне, под прикрытием парты, свою мелом и чернилами испачканную, с красными костяшками руку"

А вот то же самое атмосферное (что хвалила в предыдущем) снова, и нежность к босому клошару с подбитым глазом переполняет благодаря одному лишь построению фразы, одному лишь количеству слогов, задающему темп:
"...на плетенных стульях террас по кругу сидят аборигены, потягивая розовое провансальское, из открытой реношки вопит Пиаф и босой клошар с подбитым глазом, лежа под столбом с часами, читает разваливающееся карманное издание "Пиров" Платона"

"Decompose, Futur Simple"
это такая вещь на 2/3 состоящая из тягомотной рефлексии и на 1/3 - из отчаянно нежной, непростой, отчасти безысходной любви. есть вот романы-истории ("Любовь во время чумы" или "Лезвие бритвы", "Унесенные ветром" или весь Диккенс, Драйзер, вся Остин), а есть романы-рефлексии ("Тошнота", например, или что-то в этом роде, которые я читаю, но не люблю; по мне писать романы-рефлексии можно, только если ты Кортасар и твой роман называется "62. Модель для сборки" или "Игра в классики"). рефлексия у Савицкого скучноватая, наверное, интересная тем, чьи сознательные годы пришлись на 90е и эмиграцию, мне же это неблизко. очень долго ничего не происходит, а потом под занавес происходит и звенит почти на твердую пятерку.

а еще мне очень нравится, как это написано. он делает со словом что-то очень классное. здесь и Набоков, и наверняка Миллер (я не читала, но из пророков разврата он самый известный) и немного юмора - не смешного, но вызывающего усмешку и сродство.

"Когда же она разродится, эта смуглая дочь юга, застенчивая и усатая, как молодой Лермонтов?"

"Беглец, покинув просторы прошлого, начинает жить с нуля, у него два возраста. Дата рождения в паспорте - реальна, но реальна и дата его въездной визы, дата в виде на жительство. Борису было тридцать два года в тот день, когда он сошел с трапа самолета в Орли. Это означало, что отныне он, по сравнению со всеми остальными, опаздывал на тридцать два года жизни"

"Дождь кончился - в пятнадцать минут десятого солнце шипело и танцевало на крышах города".

"И в этот момент, на повороте на мост, легко, как шутка, но отчетливо, как - дурная, металл чиркнул о металл".

"На Новом мосту стройная девушка выгуливала нервного колли. Проходя мимо, он тайком заглянул ей в лицо: девушке было сильно под девяносто".


С Савицким пока закончу, но внесу в список его "Вальс для К."

@темы: кадзе - книгофил