имбирный кот
книжный червяк


Всю первую треть книги мне не нравится Давид Мартин, вот что я скажу. Центральный персонаж романа, то есть. А, знаете, почему не нравится? Потому что автор начал описывать его мальчишкой лет десяти, и теперь вот ему уже двадцать восемь, но он застрял. Застрял примерно в том возрасте, в котором был герой предыдущей книги серии - "Тени ветра" - Даниель Семпере. Лет так в семнадцать. И вот когда Давид говорит: "Мне уже двадцать восемь", я ему не верю. Он разговаривает и мыслит как юноша, а не как мужчина. Однако потом роман перетекает в философское русло, и все меняется. Герой начинает рассуждать сообразно своему возрасту, а книга напитывается философскими беседами о сути всех мировых религий. Удивительно, что когда-то из трех книг серии именно "Игра ангела" показалась мне наиболее блеклой. Но, наверное, я стала читать больше серьезных вещей, читать осмысленнее, задаваясь вопросами о том, что именно я только что прочитала. Наверное, я переварила Умберто Эко и Томаса Манна (возможно, я смогу переварить и Улисса, а насчет Пруста у меня планируется отдельное чтение всех частей "В поисках утраченного времени", а также лекций по роману) и научилась в итоге отдавать должное философским рассуждениям. Кажется, я стала чуть лучшим читателем.

Но при всем при этом от "Игры ангела" очень сложно оторваться. И не только потому что здесь про литератора, который растрачивает свой талант попусту и пишет на заказ всякую пургу, работая над ней так, что на сон остается несколько часов, голова болит, а выглядит он сам как полутруп. Я тут прямо вот узнала свое летнее состояние. Но Сафон ведет читателя, очень умело ведет, закручивая сюжет в тот самый момент, когда ты пытаешься соскочить с крючка. Закрывать книгу и прерываться очень тяжело. Это очень интересная книга.

С художественной точки зрения "Игра ангела" сильно проигрывает "Тени ветра". Первый раз остановиться и залюбоваться пассажем мне удалось лишь на 113-й странице. Зато каким:

"На ней была изображена девочка лет восьми или девяти. Она шла по маленькой деревянной пристани, языком вдававшейся в сверкающую морскую гладь"
. Это очень точный образ, очень явственный, очень хорошо визуализирующийся.

А следующая вещь привлекает меня ровно через 113 страниц - на 226-й:

"А между делом почитайте Библию от корки до корки. Это одна из самых грандиозных историй, когда-либо расказанных на свете. И не совершите ошибки, спутав Слово Божие с индустрией культа, которая существует за счет него". А ведь, кстати, давно собираюсь. Помимо того, что мне хочется ознакомиться с ключевыми книгами всех основных религий: Библией, Кораном, Торой и буддийсткими коанами, я веду в уме (а, пожалуй, и задокументирую в посте с книжками список вещей, которые нужно сперва прочитать, если я вообще хочу понимать, о чем говорят все эти авторы, которых я читаю:
1. Библия
2. Работы Фрейда (пока на моем счету лишь "Анализ фобии пятилетнего мальчика")
3. Ницше

Явным просчетом автора является описанием смерти одного из героев. Я приведу кусок, многоточиями скрыв имя героини: даже если вы собираетесь читать, женских персонажей там несколько, а до самого эпизода ничто не предвещает (это плюс). Итак:
"Нас разделяло всего несколько метров, когда я услышал, как лед ломается и проваливается у нее под ногами. Под ... разверзлась черная пасть и поглотила ее, словно она упала в смоляной колодец. Как только ... исчезла в глубине, льдины сомкнулись, закрывая полынью, в которую она провалилсь. Течение подхватило ее тело и протащило несколько метров подо льдом. Мне удалось доползти до той ловушки, где оказалась в плену ..., и я принялся изо всех сил долбить кулаками лед. Глаза ... были открыты, светлые волосы колыхались в воде, и она смотрела на меня снизу, сквозь полупрозрачную ледяную корку. Я бился, изранив руки, но все напраснр. ... не отводила от меня взгляда. Она подняла руку, коснулась пальцами льда и улыбнулась. Редкие пузырьки воздуха выскользнули у нее изо рта, зрачки расширились в последний раз. Через мгновение ее тело стало медленно тонуть, навеки погружаясь в темноту".
.
Так вот, я могу закрыть глаза на сомкнувшиеся льдины: даже если в природных условиях такого не бывает (я не знаю, бывает или нет), то, по сюжету, у нас есть некое дьявольское вмешательство, которое вполне могло слегка "помочь" этой девушке погибнуть. Но открытые в ледяной воде глаза, спокойно устремленные на него. Обожаю сцены в воде, я уже говорила, да! Вы пробовали открыть глаза в воде? В бассейне или в реке? Я пробовала. В бассейне щиплет хлоркой, в реке - говно какое-то мутное, кажется, оно тебе сейчас в глаза втечет.О том, чтобы спокойно смотреть, словно Ди Каприо из-под двери Титаника (но тот-то уже был мертв, он уже умер от холода), речи быть не может. Хорошо, сделаем поправку на то, что наша героиня на момент действия безумна в той или иной мере: меру определить сложно. Предположим, ее этот факт не особо волнует, она просто улыбается и машет, погружаясь на дно. А тот факт, что она оказалась в ЛЕДЯНОЙ воде? А тот факт, что ей разрывает легкие от недостатка кислорода? Сложно оставаться спокойным, когда твои легкие разрываются, не правда ли? Короче говоря, эта сцена меня разочаровала.

Впечатление в итоге двойственное. Однако, без сомнения, к Сафону еще буду возвращаться. Не оставляю планов, кстати, прочитать его "Марину", которая уже как год или даже два в русском переводе.

А еще тут узнала, что Сафон - еще и композитор.

@темы: кадзе - книгофил