имбирный кот
книжный червяк


Про Нарцисса и Златоуста я уже писала, когда купила эту книгу. Но это не то, что можно вот так взять и с наскока объять. Возвратившись к ней еще раз, наконец-то, распробовала. Наверное, это самая нежная, самая подкупающе романтическая история, вышедшая из-под пера Гессе. Во всяком случае из тех, что я прочитала.

Положенный в основу принцип противоположностей "дух - чувство", "любовь к Богу - любовь к женщине", Гессе раскрывает с позиции чувства, и оттого его Златоуст - один из самых обаятельных мужских персонажей, когда-либо встреченных на моем пути. Это он, выросший Питер Пэн, бродит от одного вечноцветущего луга к другому, от рыцарской дочери - к цыганке или крестьянке. Это мой любимый Ларри Нивен без той самой чужой смерти на войне. На долю Златоуста выпадает много всего по ходу повествования, однако все это слетает как шелуха, обнажая чистый стержень личности. И это вовсе не значит, что он ничему не учится.

Я замудрила, запутала, а ведь он сам (Златоуст, то есть) и говорил, что слова только все усложняют. Здесь не нужно слов, здесь нужно читать и чувствовать. И такое чувство от этой книги, что бежать в летнее поле и любить друг друга в первой же копне сена. Кстати, удивительно, насколько это летняя книга. Именно лету Гессе уделяет значительную часть времени, спешно набрасывая зиму, чтобы продвинуть ход событий, и снова возвращаясь к любимой поре.

Отчаянно летняя, светлая, волшебная вещь. Читать и перечитывать.

Время для мудрой цитаты от Гессе: "Как и любовное наслаждение в момент его наивысшего, блаженнейшего напряжения в следующий миг должно неизбежно исчезнуть и умереть, так и самое глубокое одиночество и безутешная тоска столь же неизбежно вдруг сменяются желанием снова приобщиться к светлым сторонам жизни". Запомнить на черный день.

А еще, удивительно, как это выходит у Гессе: в книге очень много занимаются любовью, но ни разу не трахаются. Любая ночь со случайной спутницей, скольжение глаз, рук и губ по чужому телу - это все про любовь, не про телесное в чувственном, а про чувственное в телесном.

P.S.: а еще любопытно, действие книги начинается в Мариабронне. А Мариабронн наряду с Мариафельсом упоминается в "Игре в бисер". В один из этих монастырей едет будущий мастер луди Иоганн Кнехт, чтобы провести там несколько лет. Беда в том, что я не помню, в какой. А если - в Мариабронн, не встречал ли Кнехт героев "Нарцисса и Златоуста"? Он вполне мог беседовать с настоялем Даниилом или Нарциссом.


Я так люблю Гессе, потому что он - это про обретение мира с миром. То, чего мне так не хватает сейчас и никогда, по сути, не хватало. Я всегда пыталась кому-то что-то доказать: что я не хуже, что я не люблю, что мне нормально так, что я сама ... А теперь, когда мне не нужно ничего доказывать, я вынуждена защищать свой мир и свое сердце от чужеродного, вторгающегося ежедневно в меня. Так вот, "существует мир в душе, но не такой, который, однажды поселившись в нас, живет там постоянно. Существует только такой мир, который нужно завоевывать в неустанной борьбе, завоевывать изо дня в день сызнова".

А еще Гессе очень много пишет про божественное, и это надо осознать. Божественное у него не равно религиозному, сколь бы ни пугала иногда терминология и декорации (наследие пиетистского воспитания, которое силой насаждали в писатеоя наперекор творчеству, свободе, личности). Божественное - это сверхдуховное, эволюция чувства и мысли, сопровождающая катарсис героя. Это важно для художника, кем бы он ни был.

@темы: эстетика по кадзе, кадзе - книгофил