• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: кадзе - книгофил (список заголовков)
11:40 

"Илиада", Гомер, или вокруг Трои за 80 дней

книжный червяк


данаи 10 лет ходили на Илион. я читала "Илиаду" примерно 2,5 месяца. а еще случайно выложила наброски к посту раньше, чем закончила. итак, я подправила пост и загрузила сюда побольше умных выводов.

теперь я могу отличить лилейнораменного героя от лепокудрого и их обоих от румяноланитного. а это, знаете ли, дорогого стоит. еще там были выи, кравы, очи и весь цвет высокого штиля, ранее представленный в моем словарном запасе одним лишь шлемоблещущим гектором.

боялась читать "Илиаду", а "Илиада" очень классная, современная. кристально ясная, прозрачная, это вам не постмодернизм. Гомер просто рассказывает, а ты просто представляешь - как фильм. очень красиво, очень понятно, очень насыщенно. как будто плывут прямо за твоим окном корабли с древними греками.

я список кораблей прочел до половины. я вот до конца прочла.
хуева тучь кораблей и мужей, кораблей предводящих,
муж солнцеликий с хуем чрез плечо трехметровым -
сорок за ним кораблей, под дружиною, в блестках и перьях примчались


на самом деле все эти корабли и мужи, пышнопоножные и шлемоблещущие нужны для того, чтобы показать невероятную мощь армии, двинувшейся на Трою, бесконечность этой морской орды, все плывущей и плывущей, пока вы смотрите на море из окна: и нет ни конца ни края этой орде, заполонившей горизонт, словно море она сама. а еще - ее разношерстность, разноцветность. читается, конечно, тяжеловато, но все равно здорово.

а, знаете, что интересно? троянцы ведь не ненавидят данаев, а данаи - троянцев. исключение составляет лишь Ахиллес, и тот - пылает ненавистью лишь тогда, когда убивают его горячо любимого друга - Патрокла. троянский царь Приам, отец Гектора и Париса, распрашивает Елену о том, кто такой почтенный муж в данайском войске, а кто вон тот, причем в самых одобрительных выражениях. а воины из противоборствующих лагерей Главк и Диомед, сойдясь в битве, рассказывают друг другу о том, кто из какого рода, выясняют много интересного, жмут друг другу руки, меняются доспехами и решают не драться.

еще одна особенность "Илиады" в том, что здесь выписано колоссальное количество персонажей с репликами. каждому из них, а также тем, кто и вовсе обходится без реплик, дается краткая характеристика: откуда он, чей сын, чем знаменит он сам или его род. даже если персонаж появляется в ходе повествования лишь для того, чтобы через несколько страниц умереть, мы все равно прочтем про него как минимум пару строк, а то и - страниц.

о метафорическом ряду "Илиады" и без меня написали горы страниц. я же отмечу две вещи, которые поразили меня:
1. выразительная сила образа - Ахиллес, горюющий об убитом Патрокле, в божественных доспехах идет убивать троян. но нет, он не просто убивает троян, он хуярит их пачками. пачками, пачками и скидывает в реку. и столько он троян в реку накидал, что из реки выходит речной бог и молит Ахиллеса перестать этим заниматься. то есть, хотя бы в реку перестать скидывать, потому что ему, речному богу, уже совсем невозможно в этой реке находиться, так много там убитых троян.

2. еще один образ - за то, чтобы забрать к себе тело убитого Патрокла, ожесточенно бьются трояне и данаи. и сколько же людей полегло из-за мертвого тела одного Патрокла!

не совсем мне понятны две вещи:
1. что они делают с доспехами побежденных? то есть, довольно часто Гомер указывает, что герой снимает с побежденного врага доспех. но представьте себе: идет кровавая сеча, все вокруг дерутся. ты убил врага, и что - доспехи с него снимаешь, пока все вокруг дерутся? а потом что - куда доспех девать? хорошо, если у тебя есть колесница. возможно, он туда поместится. но не все воины разъезжали на колесницах, в основном - продвинутые герои и цари. а остальные что? убил врага - подождите, братцы, я сейчас его раздену, сбегаю к судам/троянским стенам, отнесу добро и вернусь к битве?

2. почему у Париса и Елены нет детей, и правда ли, что Елена Прекрасная - все еще прекрасная? я напомню, что война под стенами Илиона продолжалась 10 лет. а Елена Трояснкая и вовсе заявляет:
"Ныне двадцатый год круговратных времен протекает
С оной поры, как пришла в Илион я, отечество бросив;"


(и здесь я не понимаю: то ли "круговратные времена" - это не совсем годы, то ли обманутый муж Менелай приплыл за своей неверной женой через 10 лет после ее побега?)
в любом случае, даже если прошло 10 лет, неужели за это время Парис и Елена не обзавелись детьми? в те времена у всех было множество отпрысков. например, у отца Париса царя Приама было два десятка сыновей от разных жен. у Андромахи с Гектором только один младенец. а у Париса с Еленой - вообще никого?

о переводе Одиссеи: gorky.media/context/kto-i-zachem-delaet-novye-p...

p.s.: кстати, примерно к середине повествования, наконец, перестаешь представлять Ахиллеса с лицом Бреда Питта.
запись создана: 05.11.2016 в 00:31

@темы: кадзе - книгофил

11:34 

книжный червяк
О том, почему я недолюбливаю Пелевина, чужими словами:
"Честно говоря, я вообще ненавижу Пелевина. Пелевин — это своего рода Шендерович, он пишет газетные фельетоны, приправленные философией уровня Коэльо. <...> В современном мире нет соответствующей системы мер. Ее невозможно сравнить с Пелевиным, который раз в год пишет роман-колонку, «большого Кашина», ее прочитывают, забывают и ждут следующую."

Интервью, наполненное сложными словами, которые и мне понять с первого раза сложно, на "Горьком". Кстати, мне нравится этот новый сайт. Хороший (и более глубокий) соратник Книжной полкой Wonderzine. Если кто еще не в курсе вдруг.

В материале еще немного про наше солнышко - Джулиана Барнса. Но в отличие от героя интервью я (в целом согласная с его формулировкой постмодерна - "состояния комфортного релятивизма как способа сохранить мещанский культурный статус-кво") с удовольствием читаю эти мещанские штучки. А вот журнал "Носорог" читать, пожалуй, не буду. Еще немного попиарим ссылку: мне нравится, какие вопросы задает автор материала, мне интересно, какие ответы дает герой.

В целом же о моем местоположении: чукча из писателя превратился окончательно и бесповоротно в читателя, сохранив за собой заработок в виде литературного чукчи-ремесленника (все мы понимаем, о чем я).

@темы: кадзе - книгофил

14:20 

книжный червяк
ходила лечить зуб - читала в стоматологическом кресле. ходила делать маникюр к съемкам - читала левой рукой, пока обрабатывали правую, и правой, пока обрабатывали левую. ходила стричься....

знаете, я вот нечасто хожу по всяким там... потому что сижу с ребенком. ну и потому что с роду не привыкла. в детстве\отрочестве как было: если стрижка - папа закутывает простыней и берет ножницы. если подготовиться к мероприятию - то берешь у мамы палетку теней, а безумную бордовую тушь для волос у подружки. если ногти - берешь флакончик непроницаемо черного лака, и ровные у тебя ногти, неровные: один фиг, под непроницаемо черным не видно; папа закатывает глаза, ты уходишь красивая.

а теперь приходишь в это самое. в студию красоты там какую-нибудь с пафосной телкою на картинке на входе. и сразу как в фильме про мужчин, которые говорят, которые в ресторане какую-то хрень заказывали и боялись спросить, что это. ну вот, так и сидишь, в креслице скукожившись, скромненький. и пока процедура вся происходит, пока ты с человеком тет-а-тет фактически, мучительно думаешь: куда бы деть глаза, чем бы занять себя. иногда ты (или человек) подает тему для беседы, и вы ее мучительно мусолите. с появлением ребенка стало чуть легче: у всех есть дети, можно потрепаться про это.

вчера ходила к женщине с именем Лилит. "уже хорошо", - подумала я. первая Адамова жена оказалась приятной брюнеткой строгой красоты и сдержанного облика) (без этих вам выщипанных бровей или алых ногтей со стразами, которыми она копалась бы в моей голове), в фирменном фартуке и с мужскими часами на руке. мы мучительно обсуждали хорошие шампуни для волос, как вдруг взгляд мой упал на книжку на тумбочке у кресла.
- это вы, - говорю, - Джека Лондона читаете?
она просияла:
- да, я. очень люблю его. почти все у него прочитала.
- я люблю "Маленькую хозяйку большого дома", а еще хочу "Мартина Идена" прочитать...

короче, пока она меня стригла, мы обсудили Бальзака, экранизацию "Унесенных ветром", важность прочтения Библии для понимания текстов Достоевского, расстались обе довольные: я узнала, что есть фильм по "Любови во время чумы", она узнала, как называется роман, который она хочет прочитать, прежде чем смотреть фильм по Маркесу.

а стрижка, что? да нормально пострили, подровняли слегка, и все. буду еще ходить.

@темы: кадзе - книгофил, девочковое

00:23 

Марина Степнова, "Безбожный переулок"

книжный червяк


Это очень хорошая книга. Местами беззлобно горькая, местами отчаянная, местами пронзительно влюбленная, местами сама любовь, местами - расквашенная грязь в московском переходе, местами - тосканское солнце.

Юмор - взрослый, горький, через слезу:

"Протестанты, кстати, заменяют уныние ленью - и это многое объясняет. Очень многое. Ибо христианин, которому запрещено унывать, не брат христианину, которому запрещено бездельничать. И перерезанных, замученных, забитых во имя этого - легион".

"...Огарева приняли в октябрята. <...>; Огарев, пылая ушами, стоял в общем ряду и – в первый и в последний раз в своей жизни – испытывал чувство сопричастности со своим государством, очень теплое, простое и грубое, как куча-мала. Больше ему с родиной побыть единым целым так и не удалось. Жаль, конечно. Но ничего не поделаешь. Уважение может быть только взаимным".

Умело и не перебарщивая пользуется техникой потока сознания. Очень убедительны любовные сцены, состоящие из мелочей, из связки ключей - нетривиально и очень добросовестно.

И про книжки пишет:
"Читать. Лежа, сидя, стоя. За столом. В туалете. Ты выйдешь, наконец, или нет? Веревку, что ли, проглотил?! В троллейбусе, вися на поручне. В метро, спиной к дрожащей стремительной стене. Вообще читать – значило жить."

А за поэзию (не авторскую, но любовно выбранную из неизвестного преимущественно) отдельное спасибо. Концентрированно в одном участке романа. "Непостижимо, что в помойной Москве девяносто второго года, в сволочное самое время, посреди нигде, четыре этих мальчишки, ровесники Огарева, произносили, закидывая головы, помогая себе и Богу руками, слова, единственно возможные на свете, составленные в единственно возможном, волшебном порядке, который словно придавал смысл всему, словно оправдывал все, включая смерть, нищету, обман, тщету всего сущего, будущее бессмертие."

читать дальше

И сирень зацветает на левой груди у нее,
И ладонь как суденышко тонет в крахмаленных юбках.
читать дальше

или

"Я на тебе не настаивал,
прекрасная божья тварь.
читать дальше

или

читать дальшеКак поднимают последнюю летнюю стаю
Старые греки на поиски новой Елены.

читать дальше

или вот, последнее, простите:

читать дальшеКто эта женщина? Зачем молчит она?
Зачем лежит она с тобою рядом?

читать дальше

@темы: кадзе - книгофил

00:02 

Дмитрий Савицкий "Decompose, Futur Simple", рассказы

книжный червяк
Про Савицкого.

"Низкие звезды лета" - стопроцентно атмосферный рассказ, не просто однозначно и блестяще визуализирующийся, но заполняющий читателя картинками, звуками, запахами, ощущениями, заставляющий оказаться прямо внутри произведения. Но концовку... Такую концовку я не могу оправдать ничем.

"Еще одна импровизация на ужасно старую тему"
В Савицком действительно чрезвычайно много Набокова в плане речи, неосознанного использования одних и тех же слов одним и тем же образом. Мне нравится. Вот Савицкий:
"География имеет лишь одно отношение к слову - она одалживает бумаге свои приметы: свои горы и долины, изгибы рек, цвет неба, запахи садов, шум городов".

Набоков:
"Иногда мы с ним играли в шахматы; его дочь смотрела на меня из-за мольберта и мной одолженные ей глаза или костяшки рук вставляла в ту кубистическую чепуху, которую тогдашние образованные барышни писали вместо персиков и овечек" и "Долли одолжила мне, под прикрытием парты, свою мелом и чернилами испачканную, с красными костяшками руку"

А вот то же самое атмосферное (что хвалила в предыдущем) снова, и нежность к босому клошару с подбитым глазом переполняет благодаря одному лишь построению фразы, одному лишь количеству слогов, задающему темп:
"...на плетенных стульях террас по кругу сидят аборигены, потягивая розовое провансальское, из открытой реношки вопит Пиаф и босой клошар с подбитым глазом, лежа под столбом с часами, читает разваливающееся карманное издание "Пиров" Платона"

"Decompose, Futur Simple"
это такая вещь на 2/3 состоящая из тягомотной рефлексии и на 1/3 - из отчаянно нежной, непростой, отчасти безысходной любви. есть вот романы-истории ("Любовь во время чумы" или "Лезвие бритвы", "Унесенные ветром" или весь Диккенс, Драйзер, вся Остин), а есть романы-рефлексии ("Тошнота", например, или что-то в этом роде, которые я читаю, но не люблю; по мне писать романы-рефлексии можно, только если ты Кортасар и твой роман называется "62. Модель для сборки" или "Игра в классики"). рефлексия у Савицкого скучноватая, наверное, интересная тем, чьи сознательные годы пришлись на 90е и эмиграцию, мне же это неблизко. очень долго ничего не происходит, а потом под занавес происходит и звенит почти на твердую пятерку.

а еще мне очень нравится, как это написано. он делает со словом что-то очень классное. здесь и Набоков, и наверняка Миллер (я не читала, но из пророков разврата он самый известный) и немного юмора - не смешного, но вызывающего усмешку и сродство.

"Когда же она разродится, эта смуглая дочь юга, застенчивая и усатая, как молодой Лермонтов?"

"Беглец, покинув просторы прошлого, начинает жить с нуля, у него два возраста. Дата рождения в паспорте - реальна, но реальна и дата его въездной визы, дата в виде на жительство. Борису было тридцать два года в тот день, когда он сошел с трапа самолета в Орли. Это означало, что отныне он, по сравнению со всеми остальными, опаздывал на тридцать два года жизни"

"Дождь кончился - в пятнадцать минут десятого солнце шипело и танцевало на крышах города".

"И в этот момент, на повороте на мост, легко, как шутка, но отчетливо, как - дурная, металл чиркнул о металл".

"На Новом мосту стройная девушка выгуливала нервного колли. Проходя мимо, он тайком заглянул ей в лицо: девушке было сильно под девяносто".


С Савицким пока закончу, но внесу в список его "Вальс для К."

@темы: кадзе - книгофил

23:51 

"Блюз Сонни"

книжный червяк


Лишь в этом сборнике рассказов о музыкантах еле-еле нахожу я отрекомендованного сестрой Танидзаки. Я мало что смыслю в музыке, но здесь очень много лакомых имен. Итак, по порядку. Здесь четыре повести,

"Моцарт на пути в Прагу", Эдуард Мёрике - очень сладко, приторно, 1865 год, что бы вы еще хотели? "-о, это был флакон тех самых дорогих духов! какая жалость, что он разлился по карете! - ничего, дорогая, зато нам уже не так душно в карете!" Но куски с описанием музыки, создания и прочувствования "Дон-Жуана" великолепны.

"Контрабас", Патрик Зюскинд - теперь я понимаю, что имел в виду Саша Щербина в своей приписке к песне "Контрабас", которая гласила "Не по Зюскинду". Рассказ очень добротный, но оставляет неприятное впечатление. Герой хорошо выписан, но он мне крайне неприятен (автор, наверняка, того и добивался).

"Блюз Сонни", Джеймс Болдуин - в сборнике много имен, но название ему дал именно этот рассказ о Гарлеме, совершенно непримечательно начинающийся, но очень грамотно усиляющий воздействие от страницы к странице, чтобы к концу добиться оглушающего эффекта.
"Знаешь, Сонни, - мягко сказал я, - люди не всегда могут заниматься тем, что их интересует...
- Нет, не знаю, - к великому моему удивлению сказал Сонни. - По-моему, люди обязаны заниматься именно тем, что их интересует - для чего еще они живут?"

"Креол начал рассказывать нам, что такое блюз и о чем он. Оказывается, не о чем-то очень новом. Новым делали блюз он сам и его мальчики, которые там, над нами, рискуя безумием и смертью, искали новые пути заставить нас слышать. Ибо хотя повесть о том, как мы страдаем и как наслаждаемся, и о том, как мы торжествуем победу, совсем не нова, мы должны слышать ее снова и снова. Другой нет, в этом мраке нет для нас другого света".


"История Сюнкин", Дзюнъитиро Танидзаки - довольно нетривиальная история любви с неожиданной концовкой. Местами проскакивают настолько сексистские пассажи (хотя очень редко), что приходится себе напоминать, что книга написана в первой трети XX века японским автором о Японии века XIX.

Забавные и милые вещицы Моэма и Шоу; роскошный, восхитительно динамичный и отчаянно-печальный, драйвовый и вдохновенный, настоящее роуд-муви в стиле кантри - рассказ Карло Сгорлона с дурацким названием "Рыжая ежка" (найдите - прочитайте). Чем-то напоминает "Кнульпа" Гессе, которого (Гессе, а не "Кнульпа") я еще увижу в этом сборнике. Однозначно читать Сгорлона в большем размере.

Очень неожиданное, но предельно точное объяснение смысла жизни людей инопланетянам, лишенным полового влечения, дает Апдайк в "Планете целомудренных": "Именно ради любви мы и живем, - заверили их. - Наши космические корабли, наши небоскребы, наши биржи - всего лишь результаты отклонения этого инстинкта от его цели. Мы заставляем служить любви нашу одежду, нашу пищу, наше искусство, наши средства передвижения, даже наши войны. Любой новорожденный землянин вбирает в себя первым же сосательным движением, и этой же самой страстью отуманен его последний вздох. Все остальное - фальшь, обман и способы заморочить себе голову". Хотя сам рассказ меня и не особенно впечатлил.

Про неожиданное открытие - Савицкого - я уже написала отдельно. Во "Флейте" Гессе угадываются мотивы уже помянутого здесь "Кнульпа", и "Нарцисса и Златоуста", но слабее. Еще немного разной степени приятности текстов.

В целом же, сборник - настоящая солянка от Мерикё и Теофила Готье, чрезмерно неимоверно до усрачки сладких в начале XXI века, до того же Савицкого с его таблетками и "Истории Сюнкин". Рассказы, объединенные музыкой, могли бы быть и пооднороднее. Однако, возможно, именно благодаря этой разнородности я хотя бы по верхам нахватала несколько интересных имен.

@темы: кадзе - книгофил

22:59 

книжный червяк
нашла волшебное и совершенно неожиданно на русском языке. идите читайте - это рассказ.

полезла гуглить автора - он оказался генеральным директором "Серебрянного дождя", а в википедии про его творчество написано его же цитатой:

"Меня сравнивали (и часто) с теми, кого я еще не читал. Но влияние Генри Миллера вполне закономерное. Как и Лоренса Даррелла. Я и не скрываю (к чему?) влияния Миллера, Набокова и Даррелла. Нынче, быть может, Патрика Модиано, Элиаса Канетти и Альбера Коэна можно добавить, а Набокова убрать"

Коэна! Кто-то знает Коэна, кроме меня!

Набокова я заметила:
"Она клубилась, эта моя третья идея, как зимний вокзал под открытым вечерним небом, как горный перевал в театральном антракте двух друг от друга оглохших гроз"

"...отправился неизвестно куда, но с явным ощущением затвердевания вокзальных дымов и грозовых туч, которые с каждым моим шагом наливались полновесным свинцом".

"Она чудно каталась, моя девочка; сжатые вместе коленки, удар острием лыжной палки влево, вправо, обгорелый нос и облака вместо глаз на стеклах круглых альпийских очков"


Пойду прочитаю все, что найду.

@темы: кадзе - книгофил

23:51 

книжный червяк
сдала все тексты, новых не брала. читала сегодня весь вечер - хорошо.

@темы: кадзе - книгофил

21:31 

книжный червяк
"Новинка издательства Common place, которую уже можно найти на полках «Фаланстера» — роман одного из крупнейших итальянских писателей XX века Луиджи Малербы «Моццикони». Это написанная больше 40 лет назад история об анархисте-кинике, который ушёл из Рима, поклявшись туда никогда не возвращаться, и отправился бродяжничать по берегу Тибра. Отрывок из книги можно прочитать вот тут. dystopia.me/fragment-knigi-motstsikoni/"

И тут, знаете что, выясняется? Что роман об анархисте-кинике был моей детской книжкой! Нет, я серьезно. Загуглила. Действительно, есть издание "Детской литературы" в 1978 году. Надо бы перечитать.

@темы: кадзе - книгофил

23:28 

книжный червяк
За последний год с небольшим моя жизнь изменилась таким образом, что главным тусовочным местом для меня является детская площадка. По долгу службы (гм) я общаюсь с множеством родителей. Все эти мифические "годовасы" и "тугосери", которыми пугал интернет, они и остались где-то в интернете. Конечно, родители детей до трех-пяти лет куда менее адекватные люди (особенно, матери), чем остальные категории населения, потому что день изо дня они изолированы от традиционного общества и поглощены на 99% собственным ребенком. Поэтому говорят о детях, думают о детях, интересуются детьми.

Однако "далеко не самый адекватный" не значит "неадекватный". Сейчас у меня есть компания, с которой, пока дети купаются в луже, помимо детского питания и одежды можно обсудить "Игру престолов", бары, походы, Марвел и даже немножко книжки. Короче говоря, почти полноценная жизнь)

Вот тут-то и кроется истина. Немножко книжки. На множко книжки не хватает времени ни у кого, даже у меня (трое суток я книгу не открывала вообще). Я частенько слышу "Время на чтение находится только поздно вечером. Я начинаю читать и через 15 минут от усталости не понимаю и не помню, о чем я прочитала в последнем абзаце. Поэтому закончив книгу, я решила не начинать новую".

Мне знакомо это состояние: слипающиеся глаза и непонимание, о чем читал. Я тогда встаю, убираю на кухне - посуда всякая, ноутбуки и т.п., слегка взбадриваюсь и читаю еще 15 минут. Потом готовлюсь ко сну: умыться, почистить зубы и все такое, еще немного взбадриваюсь и читаю еще 15 минут. Хотя бы так. Потому что совсем не читать нельзя.

Пойду почитаю 15 минут)

@темы: кадзе - книгофил

16:04 

книжный червяк
расправилась с Кафкой, начала квест - найти "Историю Сюнкин". оказалось, не так-то просто. еле-еле скачала эту повесть в составе сборника "Блюз Сонни", в котором оказались рассказы о музыкантах. помимо Дзюнъитиро - Моэм, Гессе, Апдайк, Шоу. Хорошая возможность не только прочесть посоветованное сестрицей (спасибо за квест, дорогая), но и начать знакомство с Апдайком и Шоу, до которых руки вообще никогда не доходили.

@темы: кадзе - книгофил

15:46 

Франц Кафка, "Замок"

книжный червяк


"Замок" - это такое, совсем не мое, но, безусловно, интересное, в первую очередь с композиционной точки зрения. Конечно, Набоков, рассматривай он в курсе лекций по зарубежной литературе "Замок" тоже, сказал бы больше меня, но в этот раз я без его поддержки, сама.

помимо очевидной из всех аннотаций к книге темы "маленький (лишний) человек против безумно запутанной бюрократической системы", которую я не буду отдельно упоминать, потому как не умею про такие вещи писать, я нашла пару не менее важных и более - на мой взгляд - интересных штук.

во-первых, это тема двойников - "кривых зеркал". двойников в этой небольшой книге так много, что с успехом хватит еще на пять. во-первых, сам К., не называющийся даже по имени,(тот самый маленький человек против системы) и один из самых уважаемых представителей системы, перед которым вздрагивают и стелются, чиновник Кламм. сестры Варнавы - Амалия и Ольга: одна навлекла позор на семью, сохранив свою честь, другая пытается семью спасти, отдав свою честь на поругание. Амалия/Фрида - одна отказала чиновнику, другая стала его любовницей. чиновники Сортини и Сордини, Фрида/Пепи, К./Пепи ("мы оба разочаровали ее и принудили вернуться сюда"). сами системы Замок и Деревня.
число два, в целом, часто встречается в произведении: два оплота мира романа - Замок и Деревня; двое помощников у К., две сестры у Варнавы, два любовника у Фриды, два класса в школе.

помимо извращенной логики, диктующей правила для жителей Деревни и объясняющей мотивы их поступков, весомый штрих в атмосферу "Замка" вносит и тот факт, что действие происходит зимой. нет, а много вы знаете произведений, где действие происходит зимой? припомните-ка, а? удивительно, но в большинстве произведений мы сначала не знаем, когда именно происходит действие, но потом из описаний героев (легкое платье, короткий рукав) или пейзажей (стояли теплые летние ночи) или действий (отправились собирать цветы и шариться по кустам), узнаем, что было лето и весна. это связано именно с тем, что зима, по умолчанию, связана с холодом (смертью), ранними темными ночами (страхом) и т.д. и т.п. удачно пользуясь как инструментом правильно выбранным временем года, Кафка нагнетает атмосферу мрака и беспросветности, а еще, кстати, лишает героя возможности спать в ближайшем лесу под елкой, что сильно облегчило бы ему жизнь. зима близко? нет, зима уже настала, прочувствуйте пиздец.

наконец, интересен и персонаж Фриды. тогда как главным героем является некий К. - якобы землемер, но на самом деле повествование большей частью вертится вокруг Фриды: взаимодействия с нею К., взглядов на нее разных героев - самого К., Пепи, Ольги и других. кто она? плохая или хорошая? пожертвовавшая своим положением ради любимого женщина или коварная интриганка, знавшая что вернется и просто раздувшая скандал, чтобы привлечь к себе внимание и обеспечить себе pr, пусть и не очень белый?

к сожалению, ответов на вопросы мы не получим. мы так никогда и не узнаем, чем все закончится. роман обрывается. роман не окончен. я никогда не читала неоконченных романов и до последнего надеялась, что все как-то по-другому выйдет (как? Кафка выкопается из могилы, чтобы дописать роман, пока я его читаю?). но все равно прочесть стоит. шутка ли у неоконченного романа - целых 5 экранизаций.

@темы: кадзе - книгофил

16:06 

Ольга Лукас, "Поребрик из бордюрного камня"

книжный червяк


Редко я читаю российских авторов я их сама пишу. Еще реже - смешные штуки. И уж совсем редко - смешные штуки от российских авторов. Но вот подвернулся, выдернутый сыном из чужого книжного шкафа (в маменьку пошел), "Поребрик из бордюрного камня", про который мне еще Таша рассказывала стопиццот лет назад. То ли она с автором книги где-то бухала (как настоящий питерец), то ли что еще, но книжку вот надо читать. Короче говоря, судьба.

Читается это, в принципе, за один вечер, если вы не пишете про игрушечные шуруповерты и бензопилы. Я читала с неделю, и это, конечно, позор. Зато разбито на главки маленькие, двух-трехстраничные, читай с любого места, закрывай без закладки.

А если серьезно - это такая милая вещь, чуть посерьезнее "Вавилонского разговорника" о нежно любимых питерцах и нежно же любимых москвичах. Позволяет, кстати, узнать, правильно ли вы выбрали город проживания/приезжания, а если неправильно - нужно срочно исправлять. Всегда мечтавшая уехать в Питер и неожиданно оказавшаяся в Москве я с удовлетворением опознала в себе москвича, выписанного на страницах "Поребрика".

Вот, послушайте:
"Когда москвич в детстве решил побегать по лужам, родители сразу поняли, что в доме растет будущий мастер спорта по плаванию, и отвели ребенка в бассейн. Мастером спорта москвич так и не стал, но четко усвоил, что подавать надежды надо аккуратно. С тех пор он контролирует все, в том числе и погоду. Москва большая, и если дождь идет в северной ее части, то можете быть уверены, что в южной части его нет и все настоящие москвичи собрались именно на юге, отправив на север туристов, гастарбайтеров и гостей из Санкт-Петербурга. Любой москвич скажет вам: "Как, вчсера был дождь? Надо же, а я и не заметил. Надо мной весь день светило солнце. Попасть под дождь - это как расписаться в своей никчемности, признать, что тебе подвластно все-все-все, да не все".

А это просто очень мило:

"Иногда в России наступает зима. Примерно раз в год, примерно по календарю. Чаще всего в это время на Москву и Санкт-Петербург, кружась, начинает падать снег, который оседает на улицах и проспектах в виде снеговиков, сугробов и снежных вигвамов.
В этот момент главными людьми в городе становятся дворники. Так уж повелось, что в дворники берут людей, приехавших из теплых стран. Они не знают, что снег падает на Москву и Санкт-Петербург каждый год, согласно календарю, думают, что, может, это стихийное бедствие какое, - хватают лопаты, метлы, грабли и снегоуборочные комбайны и выходят на улицы".



@темы: кадзе - книгофил

15:10 

книжный червяк
Многие думают, что день рожденья в середине лета - это мечта. Погода райская, термометр переваливает за тридцать, на небе ни облачка, пока ты учишься - каникулы, можно весь день отдыхать, болтая ножками. Однако ж, всегда и все разъезжаются на летние дни рождения: один уехал в Крым, другой сбежал за город, третья на фестиваль, четвертая - в операционную, пятая - в Грузию, и тэ дэ и тэ пэ.

Таким образом, на мои дни рождения, как правило, собирается очень камерная, но внезапная компания. Например, в этот раз была Самара-пати. Исключительно женская Самара-пати. Травили шутки про хуи, да так что было слышно на весь зал, грушу, походы, котиков, хуи, грушу, походы, котиков, снова хуи. Короче говоря, отлично посидели. На Покровке к нам подходил пьяный в дымину бурят в камуфляже, просил сигареты и непременно зазывал "к нам, на Байкал".
- если долго вглядываться в Грушу, Груша начнет вглядываться в тебя, - констатирую.

Из Пенсильвании звонила и писала сорокашестилетняя сестрица - роскошная женщина, бывший военный психолог в Афгане и Ираке, по совместительству:
- Срочно найди Танидзаки Дзюнъитиро. "История Сюнкей". И вообще все его.

То есть, понимаете, да? Писать мне их Америки, чтобы я почитала - срочно! - Танидзаки Дзюнъитиро. А я, кстати, когда-то читала. Правда, "Мелкий снег". Правда, не дочитала, даже несмотря на то, что ехала в поезде. С другой стороны, мне было тогда 18, и моей любимой книгой еще не стала "Игра в бисер". Так что вызов принят. Джойса снова придется отложить. Вот только с Кафкой разберусь.

@темы: кадзе - книгофил, батальон чудесных людей

23:43 

Моем кота по Кафке

книжный червяк
Эх, Кафка-Кафка. Видно, никогда ты кошку не мыл:

"Фрида осталась дома, то ли она уже взялась за стирку, то ли все еще мыла кошку Гизы: со стороны Гизы это было проявлением большого доверия... <...> Гиза одобрительно следила, как К. принес с чердака детскую ванночку, как согрели воду и, наконец, осторожно посадили кошку в ванну. Затем Гиза оставила кошку на Фриду".


Ага, осторожно посадили кошку в ванну, и она там сидеть осталась.

@темы: мама, у меня в голове рука, кадзе - книгофил

13:46 

Франц Кафка, "Превращение"

книжный червяк


Маленькая повесть "Превращение" вызывает много мыслей, ощущений и текста. Это такая плотная, очень плотная реальность: реальность текстовая (она же - текстовая вселенная), поражающая при этом своим ужасающим реализмом. Мне кажется, это такой предвестник магического реализма - только на свой, сугубо кафкианский лад. Но если в привычном магическом реализме есть место чуду, то в "Превращении" места чуду нет.

Здесь есть некий фантастический элемент, но благодаря деталям, массе деталей, огромному количеству педантично прописанных деталей, воссоздающих нормальное течение типичного дня такого как сам Кафка (с поправкой на разницу профессий, потому что герой - коммивояжер, а Кафка, если мне не изменяет память, занимался улаживанием юридических вопросов своей фирмы), так вот, благодаря такому количеству бытовых деталей этот фантастический элемент с одной стороны становится безусловно принятым в обычную реальность (не вызывает никаких сомнений, что это действительно прозошло: раз написано в первом предложении, что "Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Грегор Замза обнаружил, что он у себя в постели превратился в страшное насекомое", значит именно так все и было, какая такая фантастика?). Но с другой стороны этот великолепный контраст, становящийся больше контрастом "типичное течение времени - необычное событие, выбивающее из колеи" чем "реальный мир - неведомая хуйня", и представляет собой стержень произведения.

Все остальное - это скрупулезно нанизанная на костяк (с такой величайшей скрупулезностью, что ни одну деталь лишней не признать, ай да Кафка!) плоть повествования. Наиболее примечательными мне кажутся несколько вещей:

1) типичная для самого Кафки (если читать, например, "Письма к Фелиции", купленные мною как-то в распродажной стойке в одном из самарских книжных) покорность обстоятельствам, абсурдная для нормального человека. Герою не нравится его служба - его график, отношение начальства, условия командировок. "Однако надежда еще не совсем потеряна: как только я накоплю денег, чтобы выплатить долг моих родителей - на этой уйдет еще лет пять-шесть, - я так и поступлю" (прим.: уволюсь).

2) в повести три части и 96 страниц (по покетбуковским меркам). каждая часть состоит ровно из 32 страниц. посмотрим, что скажет на это Набоков

3) "Превращение" - это не только превращение самого Грегора Замзы из коммивояжера в отвратительное насекомое, это еще и превращение всей семьи спойлер. Причем превращения совершаются беспрестанно, и из главы в главу - все с большим размахом, все усугубляя.

А вообще - именно из-за плотности и фантастической гениальности в плане писательского мастерства, стилистического искусства - мне так хорошо зашло "Превращение", что я немедля прочитаю "Замок". Кажется, планы закончить курс лекций Набокова до конца лета (а двигаюсь я по нему со значительными отступлениями с февраля) - был провальным. Но в этом году закончу точно.

@темы: кадзе - книгофил

00:14 

"Леди Сьюзан", Джейн Остен

книжный червяк
Еще один крошка-роман от первой леди английской литературы. На самом деле, я не совсем понимаю, почему эти вещи называются романами: это же повести. И снова в эпистолярном стиле. Я не люблю эпистолярный стиль, помните? Именно он подпортил удовольствие от "Облачного атласа", например. Однако здесь эпистола на высоте: гораздо лучше, например, чем немаленький кусок "Мэнсфилд-парка" - тот, который в письмах и к которому же у Набокова имеются изрядные претензии.

Эпистолярному стилю "Леди Сьюзан" обязана своим мини-размером. По сути, книга представляет собой квинтессенцию Джейн Остен: с помощью языка, приветствий и заключительных слов, письменных интонаций и других неизменных атрибутов всякого большого текстового сообщения автору удается показать характер каждого из персонажей. В предисловие это называлось "саморазоблачением": герои саморазоблачаются в своих письмах. Так вот: живые, яркие и различные характеры персонажей (причем одного из них - самой леди Сьюзан, харизматичной и умной кокетки-матери, пользующейся своей дочерью как инструментом, больше нет ни в одной из книг Остен); хорошо прописанные взаимоотношения между ними; динамика развития отношений: отъезды-приезды, ссоры, примирения, разоблачения, неожиданные явления; легкий слог. Все это в мини-формате. Единственное, чего не хватает - художественных описаний и длинных диалогов: именно они являются тем недостающим звеном, который делает зрелые романы Остен славными.

Просмотрев трейлер "Любови и дружбы", прочитав "Любовь и дружбу" и "Леди Сюзан", я остаюсь в недоумении: почему фильм, поставленный по книге "Леди Сьюзан", назыается как другая книга - "Любовь и дружба"? Нет, я ничего не перепутала. Режиссер хочет привлечь интерес к незаслуженно обойденным вниманием романам писательницы, причем сразу к двум?

@темы: кадзе - книгофил

14:53 

"Любовь и дружба", Джейн Остен

книжный червяк


Откладывать упомянутое ниже чтиво в долгий ящик не придется: с крохотным романом в письмах я разделалась за полчаса. Он был написан Остен всего в 15 лет, вторым по счету, до программных "Гордости и предубеждения", "Разума и чувст" еще очень далеко. Но несмотря на свои размеры и юный возраст писательницы, кажется, это одна из главных ее вещей. И я ее чуть не пропустила.

Обязательно потратьте время на этот мини-роман. Великолепный образчик английского юмора двухсотлетней давности. Я уже говорила про то, что юмор и живость повествования выгодно отличают эту странную девицу (Остен) от ее современников. Однако здесь вы найдете пародию на любовные романы того (а в принципе - и этого) времени. Это и правда смешно.

Вот, например:
"Однажды, поздним декабрьским вечером, когда отец, матушка и я сидели у камина, мы вдруг, к нашему величайшему изумлению, услышали громкий стук в дверь нашего скромного сельского жилища. Мой отец вздрогнул.
«Что там за шум?» (спросил он).
«Похоже, кто-то громко стучит в нашу дверь» (отвечала матушка).
«В самом деле?!» (вскричала я).
«И я того же мнения (сказал отец), шум, вне всяких сомнений, вызван неслыханно сильными ударами в нашу ветхую дверь».
«Да (воскликнула я), сдается мне, кто-то стучится к нам в поисках пристанища».
«Это уже другой вопрос (возразил он). Мы не должны делать вид, что знаем, по какой причине к нам стучатся, хотя в том, что кто-то и в самом деле стучится в дверь, я почти убежден»."
и это далеко не весь восхитительный диалог.

Уже из трейлера "Любови и дружбы" становится ясно, сколь мало отношения она имеет к роману Джейн Остен "Любовь и дружба". Но я все равно посмотрю. Зато вот есть некий роман "Леди Сьюзан", который по описанию очень похож на фильм, и я уже совершенно ничего не понимаю.

@темы: кадзе - книгофил

14:13 

книжный червяк
воу-воу, "Любовь и дружба" обзавелась русоязычным трейлером (подозреваю, что давно) и оказалась комедией.

"Невероятно смешная комедия о британских нравах конца XVIII века, но на самом деле смешной фильм про всех нас — о легкомысленной вдове-манипуляторше в поисках подходящего мужа для себя и своей подрастающей дочки. В главной роли — дико смешная Кейт Бекинсейл, немного Хлои Севиньи и Стивена Фрая. "



судя по всему, Еретики Дюны, а за ними из курс Набокова (Кафка, Джойс, Сервантес) подождут. на моей памяти, правда, было немного вменяемых экранизаций Остен. но вдруг выстрелит.

@темы: кадзе - киноман, кадзе - книгофил

21:21 

книжный червяк
издательство "Азбука" выпустило мемуары Гарри Гаррисона. обещают нечто уберинтересное:

" «Гаррисон! Гаррисон!» читается на одном дыхании, поскольку это и история о творческом становлении, и рассказ о двадцатом веке без лишних обобщений, и признание в любви своей семье. Мемуары фантаста обязательно понравятся всем, а не только поклонниками фильма «Зелёный сойлент» или книжной серии «Стальная крыса»."

эх, надо было стальную крысу перечитывать, а я за дюну взялась! завершу с набоковым, возьусь за гаррисона.

@темы: кадзе - книгофил

радио кадзик

главная