• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: кадзе - книгофил (список заголовков)
22:18 

"1000 и 1 ночь"

книжный червяк


Арабская нооооочь.... Неождинно в мой список чтения врываются сказки "Тысяча и одной ночи". Еще более неожиданно, что это происходит после эссе Борхеса о Данте и в рамках подготовки к чтению "Улисса" в рамках курса лекций Набокова - оная длится уже с сентября, потому что я сейчас читаю немного по обычным меркам и постоянно отвлекаюсь на разные интересности вне списков.

Я взялась читать из-за сказки о "Синдбаде-мореходе", которого иногда называют Улиссом. Но на мой взгляд, несмотря на некоторое количество параллелей в истории, Синдбад имеет мало общего с Одиссеем, потому что Одиссей совершает свои странствия из чувства долга - ввязавшись в эпопею с Троей, он десять лет проводит в битве и еще хренову тучу времени возвращается домой, к жене и сыну, тогда как Синдбад отправляется все в новые и новые странствия из прихоти. Конечно, история с чудовищным каннибалом, поедающим товарищей главного героя, практически один в один - в обеих сюжетах, плавание на куске дерева по океану - тоже близкое совпадение, но все ж таки они совсем разные - Одиссей и Синдбад.

Однако помимо Синдбада в "Тысяча и одной ночи" - немало интересного. Я пыталась читать их в детстве, но совсем не пошло. Я думала в юные годы, что они жутко эротические - мне тогда попалась будоражащая воображени иллюстрация и один из крайне немногочисленных "интересных" кусков текста. Однако тогда я просто не продралась через текст. Впрочем, у меня и редакция была отличная от той, что я прочитала сейчас. К примеру, в нынешней не было сказки про Маруфа-башмачника, которая хорошо видна на фото - именно такое, как на картинке, четырехкнижие у меня и было.

Но сейчас эти сказки показались очень интересными, несмотря на временами (как в сказке про Далилу-хитрицу и Зейнаб) умопомрачительную запутанность сюжета и стихи. Стихи эти я пропускала. Черт возьми, арабская поэзия древних времен - не мое от слова "совсем". Ну не могу я читать восхваления лысого лимона, который был б похож на крашеное шафраном куриное яйцо - рифмуется с "лицо". В целом, это недетские сказки. Они иллюстрируют арабское общество, каким оно было когда-то, неявно давая некий условный срез, интересный. Несмотря на волшебные штуки это больше похоже на рассказ взрослого человека взрослому: про купца, который так то и так то вел дела, про неверную жену, про рассчетливую мать и т.п. В детстве это было скучно, сейчас - в самый раз. А некоторые сказки, как, например, самая интересная на мой взгляд история о Мариам-кушачнице, показывают дикую жестокость условно положительной (главной) героини, которая воспринимается как абсолютно нормально. В конце главная героиня получает награду: в основном, я думаю, потому что переходит их христианства в ислам и собственноручно крошит неверных пачками - даже собственных братьев. И даже муж, который, в принципе, ничем особенно не замечен, кроме пьянства и попадания во все подставленные врагами ловушки (и отказа драться, спрятавшись за спиной жены).

Еще любопытный момент, теперь я знаю, что у царя Шахрияра были веские причины умерщвлять своих жен после первой ночи, а также знаю, чем закончилась история Шарезады. Это интересно.

Как итог: местами было чуть скучно, когда сказки давали волю стихам, но в целом мне понравилось. В предисловии много говорят о переводах и сводах сказок, кому интересно - ищите хорошее предисловие, а также о религиозном и географическом устройстве мира "Тысяча и одной ночи", которое удивительным образом коррелирует с вошебством.

@темы: кадзе - книгофил

21:15 

Moomin

книжный червяк
а я, братцы, все про муми-троллей. сейчас я в них по уши закопалась: читаю вслух, рисую на маленьких листочках и развешиваю по дому по просьбе Руслана, а теперь вот нашла совершенно прекрасный японский сериал. не знаю, можно ли считать его за аниме, но на анимеспирите он есть. я здесь вывешу опенинг для затравки.



это сделано просто отлично. подходит всем поклонникам муми-троллей - маленьким и большим. я вообще не знаю, для кого эта книга - для маленьких или все-таки для больших? в моем детстве было мало муми-троллей, я с удовольствием наверстываю сейчас. во всяком случае, они там литрами поглощают кофе, курят трубки и сигары, пускаются на поиски приключений. мне действительно интересно.

в поисках мультфильмов по муми-троллям я прошерстила всю википедию. советские куклы очень страшные. есть японский сериал, в котором у героев другие характеры и сюжет другой, а вот этот, под названием Moomin, состоящий из 78 эпизодов, максимально точно (за исключением некоторых вольностей сценаристов) соответствует как истории, так и характерам, а еще он великолепно атмосферный.

он чертовски милый, и если бы это было чуть более педагогично (или на улице не было бы оглушительного солнца, от которого у нас обоих уже легкий загар), на пару с Русланом я смотрела бы Moomin целыми днями. такое славное это.


@темы: кадзе - киноман, кадзе - книгофил, маленькие радости, эстетика по кадзе

21:23 

книжный червяк
вот что значит - ударение, поставленное в нужном месте. пережив однажды кошмар в виде "А зори здесь тихие" для народов СССР - то есть, с ударениями в каждом слове во всей книге, - я с большим недоверием отношусь к ударениям в текстах. решила тут сказки русские ребенку прочесть. в общем, половину злоключений братца-Иванушки я прохрюкала в кулак, потому что мне и в голову не приходило как-то по-другому это слово прочитать. а тут вдруг...ударило!


@темы: кадзе - книгофил, маленькие радости, москау гастарбайта

00:18 

Вирджиния Вульф, "На маяк"

книжный червяк


Я непростительно долго, целых две недели читала короткий роман. Просто он требовал спокойствия, уединенности, настроя. Но это было любопытно, это было хорошо. У меня будет тезисно - так, как я записывала на мобильнике.

В первой части истории (я уж думала - во всей) мгновение растягивается на главы, наполняется, то так то эдак отдаваясь в органах чувств читателя через разных персонажей, через призму их характеров, привычек и мыслей, любовей и нелюбовей, настоящего и прошлого. Но никакого будущего. Намёк на будущее, но никакого будущего. И ведь нескучно, Настояще, осязаемо, обоняемо, зримо. Вот он какой, правильный постмодернизм. Во второй части - страница за год-другой. В целом, можно охарактеризовать это деление на части как "внутри - извне - внутри, но как бы извне".

""Она стояла, пригвожденная к груше, а на нее обрушивались впечатления об этих двоих, и она не успевала за ними, как не успевает за разогнавшимся голосом растерянный карандаш..."

Оно охрененно написано, вот еще что. Какая ювелирная работа со словом!
"И они побрели по саду привычным маршрутом, мимо теннисного корта, куртины, к тому проему в густой изгороди, охраняемому двумя пучками тритом - пламенеющих лилий, в который синие воды бухты глянули синей, чем всегда".

"...он нырнул в линяющий вечер, который лишал уже объемности листья, изгороди и, словно взамен, одевал гвоздики и розы сиянием, какого в них не было днем".


Что до героев, то здесь есть прекрасно проработанный раздражающий персонаж отец. Сначала главный раздражитель - Чарльз Тэнсли, и мы даже не замечаем этого в отце, но постепенно он эволюционирует, раскрывается. Кстати, он фактически единственный кто меняется (взросление детей не особенно отражено). И его "поглядите, какими мы теперь стали" значит "поглядите, каким я стал". Я пока не знаю, хорошо это или нет. И я не могу припомнить такого персогажа ещё. А вы?
Еще парочка. Лили Брик - отстраненная наблюдательница с личиком с кулачок и узкими китайскими глазками. Миссис Рэмзи - центр и бог маленького мира.
"...чувствовал невероятную гордость; человек, рывший канаву, перестал рыть и смотрел на нее; уронил руки вдоль тела и смотрел на нее; Чарльз Тэнсли чувствовал невероятную гордость; чувствовал ветер, и фиалки, и цикламены, потому что в первый раз шел с дивно прекрасной женщиной. Он сумел завладеть ее сумкой".

Этот роман, " На маяк " о том, как в сущности не доезжают на маяк, несмотря на то, что в конце все же доехали. Никто не добрался до своей мечты:спойлер, очень спойлер

@темы: кадзе - книгофил

21:56 

книжный червяк
Ага!
Я подозревала, что Школа великих книг - нечиста. И меня давно бомбит с это рекламы о 2к за занятие, аналогичное тем, что мы делали в литстудиях в свое время, но только абсолютно бесплатно. А тут, оказывается, вон чего.

"Бывший лидер движения «Наши» и экс-руководитель Росмолодежи Василий Якеменко с 2013 года создает сеть школ, ученики которых читают и обсуждают книги, сообщает «Дождь». Проект развивается по принципу «пирамиды».

Двухчасовые занятия «Школы великих книг» проходят раз в неделю в кафе. В список для чтения входят 12 нехудожественных книг, среди которых работы Эрика Берна («Игры в которые играют люди» и «Люди которые играют в игры»), Конрада Лоренца («Агрессия»), Мортимера Адлера («Как читать книги»), Владимира Проппа («Морфология сказки») и другие. Модераторов встреч называют «волшебными помощниками» по аналогии с разработанной Проппом структурой сказки. Юридически фирмы не существует. Каждый «помощник» регистрируется как индивидуальный предприниматель."

вон чего.

@темы: мама, у меня в голове рука, кадзе - книгофил

21:37 

Борхес "9 эссе о Данте", "Божественная комедия"

книжный червяк


Наконец, я добралась до эклера и Борхеса, анализирующего Данте. Это само по себе прелестно - мой любимый Борхес. А тут еще - и полезное.

Итак:
1. Борхес считает, что вся Комедия - это сон Данте. Я все соображала, как же Данте попал в это место. Постеснялась написать, потому что подумала, что я - бездарь и что-то важное пропустила. Борхес же говорит, что
"В последних страницах "Рая" объясняется многое, пожалуй, почти все. "Комедия" - это сон Данте, и она не более, чем сюжет сна. По его словам, он сам не знает, как попал в лес ("tant' era pieno d'sonno a quel punto")[1]. "Sonno"-метафора для обозначения смятенной души грешника, но намекает на неопределенное начало сновидения. Потом Данте говорит, что волчица, преградившая путь, "многих уже погубила". Гвидо Витали замечает, что с первого взгляда такая мысль не возникнет - Данте знал это, как мы знаем то, что происходит во сне. В лесу появился незнакомец. Данте, едва увидев его, знает, что тот долго молчал - новая осведомленность того же типа. "

2. Уголино, пожирающему или не пожирающему плоть своих детей, Борхес посвятил целое эссе. Действительно, эта туманная история, рассказанная Данте самим призраком Уголино, не дает определенного ответа, зато, по словам Борхеса, возбудила огромное количество дискуссий. Дело было так: Уголино был заперт негодяем в башне вместе со своими детьми и безо всякой еды, он горевал, видя, как умирают его сыновья, а затем они "хором" предложили ему свою плоть, которую он сам породил, чтобы утолить голод.
И здесь мой любимец делает блестящий вывод: сцена специально написана туманно, чтобы вселить в читателя чувство ужаса и неопределенности, не давая ему конкретных ответов. Вот что он говорит:
"Во мраке своей Башни Голода Уголино пожирает и не пожирает тела любимых, и эта волнующая неопределенность, эта неуверенность и образует странную сцену. Уголино привиделся Данте в двух возможных предсмертных муках, и так его видели поколения"

3. Беатриче, которая не любила Данте, создавшего свою Комедию, лишь чтобы вставить туда встречу с ней . Если вы не почувствовали, насколько сильно и нежно Данте любил свою Беатриче, отправляйтесь за комментарием к Борхесу. Один из самых отчаянных романтиков XX века говорит много, но каждая фраза - словно торпеда в цель. Прочитайте обязательно:

"Влюбиться - значит создать религию, чей Бог может ошибаться. Невозможно отрицать, что Данте обожествлял Беатриче; то, что она однажды посмеялась над ним, а в другой раз оттолкнула, зафиксировано в Vita Nuova. <...> Когда Беатриче умерла, Данте потерял ее навсегда и, чтоб уменьшить свою печаль, хотел встретить любимую в воображении; по-моему, он воздвиг тройной храм своей поэмы, чтобы туда вставить эту встречу. Но как обычно, сновидение омрачилось горестными помехами. Так случилось и с Дантею Он грезил об утраченной навсегда, но Беатриче приснилась ему непреклонной, недоступной, в колеснице, влекомой львом..."

"Беатриче значила для Данте бесконечно много. Он для нее - очень мало, может быть, ничего. Все мы склонны к благоговейному почитанию любви, забывая эту печальную разницу, незабываемую для самого поэта. Читаю и перечитываю воображаемую встречу и думаю о двух любовниках, которые пригрезились Алигьери в вихре Второго круга - о туманных символах счастья, недоступного Данте, хотя сам он, может быть, не понимал этого и не думал об этом. Я думаю о Франческо и Паоло, соединенных в своем Аду навсегда <...>, думаю с любовью, с тревогой, с восхищением, с завистью."

"Подозреваю, что Данте создал лучшую книгу в литературе, чтобы вставить в нее встречу с невозвратимой Беатриче. Вернее сказать, вставки - адские круги, Чистилище на Юге, 9 концентрических небес, Франческа, сирена, грифон и Бертран де Борн, а основание - улыбка и голос, которые, как знал Данте, потеряны для него.

В начале Vita Nuova читаем, что однажды поэт перечилил в письме 60 женских имен, чтобы тайком поместить меж ними имя Бестриче. Думаю, что в "Комедии" он повторил эту грустную игру".

Понятное дело, это только то, что заинтересовало лично меня. Там еще много чего.

4. Приговор Бога не совпадает с чувствами Данте
и еще немного о Франческе и Паоло, но уже из другого эссе Борхеса - "Божественной комедии":
"Существует нечто, о чем Данте умалчивает, но что ощущается на протяжении всего эпизода и, возможно, придает ему ценность. С бесконечным сочувствием Данте пересказывает нам судьбу двух любовников, и мы догадываемся, что он завидует этой судьбе. Паоло и Франческа в Аду, а его ждет спасение, но они любят друг друга, а он не сумел добиться любви Беатриче. <...> Эти же двое грешников неразлучны, немы, несутся в черном вихре без малейшей надежды на спасение, и Данте не дает и нам надеяться, что их страдания прекратятся, но они вместе. Они неразлучны навеки, они вместе в Аду, и для Данте это райская судьба.

Мы понимаем, что он очень взволнован. Он падает замертво. <...>

Приговор Бога не всегда совпадает с чувствами Данте."

"Если бы Данте всегда совпадал с воображаемым Богом, было бы понятно, что это ложный Бог, просто копия Данте. Напротив, Данте должен принять этого Бога, как и то, что Беатриче не любит его, что Флоренция бесчестна, что он должен принять свое изгнание и смерть в Равенне. Он должен принять зло в мире, так же как и склониться перед Богом, которого не может постичь".

@темы: кадзе - книгофил

21:40 

книжный червяк
"Проповедника" я так и не посмотрела. В одиночку мне сложно смотреть сериалы. Но вот это, вот это - надо. Про книгу и фильм я уже рассказывала, теперь - сериал. Мне очень любопытно.


@темы: кадзе - книгофил, кадзе - киноман

14:53 

книжный червяк
Нет ничего столь деструктивно влияющего на имеющуюся личность как материнство.

Я объясню. Сначала в твоём доме появляется маленький комочек счастья, и вместо Маркеса ты начинаешь читать Комаровского.читать дальше

@темы: маленькие радости, кадзе - книгофил

23:30 

Луиза Мэй Олкотт, "Маленькие мужчины"

книжный червяк


Отдыхая от Данте - а точнее, делая перерыв перед анализом "Божественной комедии" - читаю Олкотт. Недавно узнала, что есть продолжение дилогии "Сестры Марч" (т.е. "Маленьких женщин" и "Хороших жен"). Загорелась почитать.

Интернет полон противоречивой информации, но мне удалось выловить, что есть: "Маленькие мужчины" и "Маленькие мужчины становятся взрослыми" (они же - "Ребята Джо", они же - "Мальчики мамы Джо"), а еще сборник "Все истории о маленьких мужчинах", куда входят обе книги. Но скачать последнюю часть мне так и не удалось, сколько я не терзала гугл, ищу варианты хотя бы прочитать в онлайне, надеясь на то, что текст не оборвется на конце демонстрационного фрагмента.

А теперь по делу. "Маленькие мужчины". Буду краткой, так как писать, если честно, не очень есть, о чем. "Маленькие мужчины" - это такой, знаете, "Марш 30-х годов" Макаренко, только вместо трудных подростков (впрочем, появляется и такой) - самые обычные мальчишки из небогатых семей. И социализма, конечно, нет. Мне сложно объявить прозу Олкотт "сладкой", она очень милая, очень нежная, очень наивная и простодушная, но при этом (я говорю о "Маленьких женщинах") - может быть острой (миссис Марч поднимает вопросы феминизма) и трагической. Но если лишить ее этих качеств - что останется?

"Маленькие мужчины" - это такая милая славная история, о том, как Джо, от которой уже мало что осталось как от Джо, она уже сама превратилась в миссис Марч (и совсем не потому что сменила фамилию; это, конечно, неплохо, но это не Джо), воспитывает в школе-интернате пару десятков сорванцов. И все-то у нее, конечно, получается, а заканчивается книга не Рождеством (дабы не повторяться, ведь именно этим закончились "Маленькие женщины"), а днем Благодарения. История лишена такой личной близости к героям как "Маленькие женщины", мы смотрим на всех мальчишек через призму четы Бэров. А еще в ней нет того самого, ради чего "Сестер Марч" можно было до поздней ночи читать - любовной линии, да такой славной как Джо-Лори, не меньше.

Однако благодаря какому-то особому качеству автора, которое встречается у крайне ограниченного количества обитателей этой планеты, а вот, например, у ~Дыхание~, мне про Олкотт рассказавшей, в избытке есть. Это качество называется "абсолютная любовь". И в этом плане мне как родителю было интересно почитать о влиянии этой абсолютной любви на неокрепшие юные умы и сделать свои выводы, а также позаимствовать общую концепцию. В общем, если у вас нет детей, и вы поклонник Олкотт - не читайте. А если есть - тогда можно.

@темы: кадзе - книгофил

21:53 

книжный червяк
Подрастая узнаю, что моя первая по-настоящему серьезная книжная любовь с большой буквы - не только моя. Довольно много любопытных материалов выходит о Набокове. Вот Горький порадовал ссылкой. Правда, я на иностранных языках не читаю ничего, кроме текстов с сайтов производителей (наловчилась уже без переводчика про польские пазлы разбирать) и писем от моего мексиканского друга. А о таких серьезных материях как Набоков на иностранном - и подумать страшно. Так что придется мне подождать перевода. Но поделюсь имеющимся. Любопытно ведь.

«Publishers Weekly рассказывают о новой книге Бена Блатта «Любимое слово Набокова — „лиловый“». Блатт занимается литературной статистикой, он сравнивает ее с рентгеновскими лучами, просвечивающими литературу. Его подсчеты помогли установить, что больше всего восклицательных знаков в большой выборке писателей использует Джеймс Джойс, что Даниэла Стил чаще других начинает романы с описания погоды, что речевыми клише больше всего пользуется детективщик Джеймс Паттерсон, а меньше всего — Джейн Остин, зато в книгах Остин самые длинные начальные предложения. Ну и какое любимое слово у Набокова — статистическое наблюдение, кстати, подтверждают филологи, правда, вместо «лилового» тут стоит «сиреневый».»

@темы: кадзе - книгофил

21:57 

Данте Алигьери, "Божественная комедия"

книжный червяк


Тяжко и трудно, через тернии к Эмпирею я дочитала "Божественную комедию", и вот что я имею сказать. Триединство "Божественной комедии"- это не только и не столько пресловутое деление на Ад, Чистилище и Рай. Это колоссальная работа.

Колоссальная работа самого Данте, создавшего великолепно структурированный мир. Серьезно, это, например, Ад. Если вы не читали, просто посмотрите. Это не та самая картина, это инфографика. Но классная. Я дам ссылку, потому что картинку нужно смотреть в максимальном размере, чтобы все прочитать. Могу ли я назвать еще книгу, которая была бы столь качественно структурирована, даже спустя 700 лет. А вы можете?

Это колоссальная работа переводчика. В переводе Лозинского все идеально гладко (а я с ужасом вспоминаю перевод "Илиады", например. Тот, который не Жуковского). А ведь в строгом порядке, подчиненные строгому количеству слогов и порядку организации (непростому), переплетаются друг с другом рифмами в пределах двух разных катренов два разных логических куска. И мне очень сложно представить, как вообще это можно удержать в голове.

И, наконец, это колоссальная работа читателя, которому понадобится немало душевных сил и времени, чтобы все это усвоить хотя бы поверхностно, при условии, что у него нет исторического и литературного образования (конкретно в области Италии XII-XIII веков и в области древнегреческой литературы). Слава Богу, я хотя бы Гомера прочитала перед этим - не все темный лес самоубийц. Мне вот понадобится дополнительный анализ перед "Улиссом".

И лично от меня. Теперь я знаю про:
«Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу»

Я нашла отличную мысль, вот такую:
«"Ты разве умер"? - с уст моих слетело.
И он в ответ: "Мне видеть не дано,
Как здравствует мое земное тело.

Здесь, в Толомее, так заведено,
Что часто души, раньше, чем сразила
Их Атропос, уже летят на дно.

И, чтоб тебе еще приятней было
Снять у меня стеклянный полог с глаз,
Знай, что, едва предательство свершила,

Как я, душа, вселяется тотчас
Ей в тело бес, и в нем он остается,
Доколе срок для плоти не угас.

Душа катится вниз, на дно колодца.
Еще, быть может, к мертвым не причли
И ту, что там замной о стужи жмется.»


Про бессмертную любовь Данте к Беатриче уже столько до меня говорено, что я почти промолчу. Почти - потому что то, как и с каким благоговением Данте смог увековечить образ своей возлюбленной в веках, это сильнее смерти. "Любовь, что движет солнца и светила". Правда.

«Зачем ты так в мое лицо влюблен,
Что красотою сада неземного,
В лучах Христа расцветшей, не прельщен?»

@темы: кадзе - книгофил

21:46 

книжный червяк
отличный материал про Орхана Памука по следам его недавней поездки в Россию на Снобе. вот немного оттуда. пора, наконец, уже познакомиться с ним. тем более, что у нас есть немножко общего:

««Аленушка, вставай», — вдруг произносит он с блаженной улыбкой князя Мышкина, словно мысленно вернулся во времена молодости, в спальню к своей любимой. Еще он вспомнил, что, когда жена с тещей ссорились или не хотели, чтобы другие их понимали, они переходили на родной язык. И говорили быстро-быстро, почти скороговоркой. Для Памука русский так и остался певучим языком семейных тайн и женских секретов. Однажды в Стамбул с гастролями приехал Дмитрий Набоков. Он был оперным певцом. Тогда Памук бредил романом его отца «Лолита» и, конечно, мечтал познакомиться с сыном. К тому же ему хотелось понять, в какой мере жена сумела сохранить русскую речь, которую учила в детстве по сказкам Пушкина и классическим романам. В жизни Набоков-младший оказался милым, любезным человеком, с готовностью откликнувшимся на приглашение застенчивого турка погулять с ним по Стамбулу и пообщаться с его русской женой. К всеобщей радости, Дмитрий подтвердил, что Аленушка говорит на безупречном русском, который еще сохранился в белоэмигрантских семьях первой волны.»

«— В ваших романах огромное место занимает еда. Ваши герои все время что-то едят или обсуждают еду, или торгуют ею. Откуда такая страсть?

— О, вы правы! Описание еды занимает большое место в моих романах. Мне все время предлагают вести какую-нибудь кулинарную колонку в модных журналах, а мои переводчики буквально извелись, корпя над описаниями турецкой кухни. Кстати, жена не раз говорила, что надо бы открыть нам свой ресторан. Кстати, гораздо более прибыльное дело, чем музей. Я остаюсь при убеждении, что одна из главных задач писателя — фиксировать повседневную, будничную жизнь, которая имеет обыкновение проходить и исчезать, как песок сквозь пальцы. Поэтому все повествование моих книг строится вокруг каких-то микроисторий, микрособытий, каких-то совсем пустяковых эпизодов, которые и составляют непрерывное течение жизни.

— Мне кажется, первым, кто начал это делать в мировой литературе, был Марсель Пруст…

— Да, первые журналисты, посетившие «Музей невинности», желая мне польстить или продемонстрировать свою просвещенность, тут же окрестили меня турецким Марселем Прустом. Может быть, некоторое сходство и есть, но с той лишь существенной оговоркой: вкус пирожного «Мадлен» побуждал Пруста не восстанавливать прошлое, а фантазировать на его тему. Его интересовали исключительно собственные эмоции, в которые он погружался, как в сладостный сон. А героя «Музея невинности» Кемаля интересуют не сны и фантазии, а фактическая сторона дела, реальность, как бы груба и прозаична она ни была. Он пытается ее сохранить, каталогизировать, спрятать под музейное стекло, приколов ее, как бабочку на невидимую иглу.
»

@темы: кадзе - книгофил

20:45 

книжный червяк
Котаны, подскажите мне сносный труд по Божественной комедии. Что-то вроде "Данте для чайников". Боюсь, мне понадобится вменяемый анализ, чтобы проследить все, что нужно, перед чтением Улисса.

Гугл никто не отменял. Но я тут вот гуглила одного из персонажей, наткнулась на интересную книгу в гуглбуксе, прочла пару страниц, а там автор на полном серьезе излагает в части про Чистилище, что Вергилий и Данте плыли на лодке все время и что плыли они по какой-то русской реке.

@темы: кадзе - книгофил

20:47 

Хелен Филдинг, "Бриджит Джонс: Грани разумного"

книжный червяк
что же касается второй книги о Бриджит, то она, конечно же, менее удачна. разумеется, она написана, потому что первая была хороша, и читатель просил еще. но в "Гранях разумного" уже нет той свежести, того очарования, той литературной игры с наследием Джейн Остин, наконец. здесь все то же самое, только другой сюжет. не то, чтобы я всерьез рассчитывала на большее, но после восторженного отзыва о первой части считаю своим долгом отписаться по второй. третью читать не буду.

я не говорю, что плохо. но я говорю, что дальше читать не буду. спасибо, Бриджит, это было мило.

а теперь мне пора возвращаться на тернистый путь набоковских лекций. я уже было подумала, что прочитав "Одиссею", а перед ней - "Илиаду", могу подобраться к Джойсу - хотя бы к "Дублинцам" и "Портрету художника", но тут позвонила маме. а она и возьми да и скажи: мол, деточка, "Божественную комедию" читать сначала надо, что значит - ты не знала?

ну вот, теперь знаю.

@темы: кадзе - книгофил

19:48 

Хелен Филдинг, "Дневник Бриджит Джонс"

книжный червяк


Да, я только что прочитала "Дневник Бриджит Джонс", и, знаете, он классный. Да, это я, Кадзе. Нет, мой аккаунт не взломали, я не сошла с ума, не беременна. Просто "Дневник Бриджит Джонс" действительно классный. Я не смотрела фильм и не уверена, стоит ли. Но я прочитаю все, что есть по "Бриджит Джонс" за оригинальным авторством. Есть некие продолжения от другого автора, но вряд ли они зайдут.

остроумная стилизация

Где-то мне на глаза попалась отличная мысль - мол, даже самый низкий жанр в умелых руках становится высоким. Кажется, это было про шпионские рассказы Моэма, которые во многом автобиографичны. Если кто не в курсе, представительный владелец виллы, хороший сибарит и отвратительный отец, неприятный старикашка и вдобавок гей Сомерсет Моэм успел побыть в рядах британской разведки и даже в этом качестве скататься в Советский союз. Рассказы эти я не читала, поэтому ничего не могу про них сказать. Мне нравится "Наверху на вилле" и не нравятся тропические рассказы Моэма, я влюблена в "Острие бритвы" и люблю "Узорный покров".

Впрочем, речь о "Бриджит Джонс". Если говорить о жанре - это, без сомнения, любовный роман. А еще - в дневниковой форме. Но дьявол-то кроется в мелочах (оцените: даже после прочтения я смогла удержаться от того, чтобы написать, что именно дьявол носит). Так вот, перед нами хорошая стилизация. Филдинг отлично работает с текстом, она качественно создает образ самой Джонс. и щедро сдабривает все это дело юмором. Читается легко и быстро, ясное дело.

Автору, в целом, неплохо удаются и прочие герои. Они немного шаблонны - классный мужик, подруга-радфем, подруга с бойфрендом-засранцем, мерзкая начальница, женатые занудные друзья. Но, с другой стороны, если речь о нормальной, типичной девушке около 30, то и окружение у нее должно быть нормальным, типичным.

честность и естественность

Так вот, Бриджит - это нормальная девушка. Абсолютно нормальная девушка, с которой случается абсолютно нормальная херня. К ней прилипает слишком узкое платье в примерочной, и она не может его снять, она чувствует себя полной дурой на большом корпоративном фуршете, ее пытаются с кем-то свести и она лажает, она напивается, пытается бросить курить, считает калории, сидит на диетах и срывается с них.

Я, правда, ничего не знаю о диетах, подсчете калорий и всем вот этом, но все равно очень интересно следить за цифрами в начале каждой записи. А это, к слову, отдельный кропотливый и титанический труд со стороны автора - перед каждой записью она приводит цифры, которые записывает Бриджит: это может быть вес, калории, число сигарет, количество порций алкоголя и т.п. Они меняются и выглядят правдоподобно, а читатель всякий раз предполагает, исходя из того, чем кончился предыдущий день и цифр перед следующим - что же такого произошло, если Бриджит собиралась на свидание, что она в этот день выкурила 29 сигарет и выпила 14 порций алкоголя. Это отличная фишка.

А все эти прекрасные, честные моменты - например, быть уверенной в том, что ты беременна, и при этом одновременно быть уверенной в том, что это не так, и нервничать как сволочь? А сделать бы поезда только для курящих людей, который жители прилежащих к железной дороге деревень, несомненно, забрасывали бы камнями?

слог временами неплох:
"...футбольный фанатизм совершенно не связан с желанием болельщика самому играть в футбол. Обезумевшие от тестостерона фанаты вовсе не хотят кинуться на поле и гонять мяч, утверждает Хорнби, они рассматривают команду, которую поддерживают, в качестве своих выборных представителей - примерно как в парламенте. Вот ровно так и у меня с Дарси и Элизабет. Они - мои выборные представители в мире секса, или, точнее ухаживаний".


остроумная стилизация... под "Гордость и предубеждение"
да-да, роман напичкан отсылками к Джейн Остин и, чтобы даже самые тупые из читателей догадались об этом, Филдинг регулярно упоминает "Гордость и предубеждение" в тексте, заставляет героев смотреть экранизацию романа, заставляет Бриджит предложить в качестве темы для статьи закадровый роман актеров, играющих.

но отсылок и правда достаточно. одного из мужчин в книге зовут Марк Дарси. этот самый Марк Дарси вызволяет из затруднений мать героини, сбежавшую от мужа в Португалию с неким аферистом и участвовавшую в его финансовых махинациях, чтобы мы не запутались, автор делает упор на слове "осрамиться". для сравнения мистер Дарси из "Гордости и предубеждения" вызволяет из неприятностей сестру главной героини, осрамившуюся, сбежав с безродным мужчиной и не заключив до этого брак.

к слову, мать Бриджит Джонс (а еще - все окружение матери и половина знакомых самой Джонс) только и мечтает о том, чтобы выдать Бриджит замуж да повыгоднее и нестерпимо слащаво сводит ее с выгодной партией.

p.s.: в целом, получилось довольно славно. между прочим, книга заняла 75-е место в списке из 200 лучших книг по версии BBC (спасибо, Вики. про Остин я догадалась и сама - впрочем, тут невозможно не догадаться). в качестве легкого чтива между серьезными вещами - очень даже неплохо.

@темы: кадзе - книгофил

20:48 

книжный червяк
Не могу не думать про Летова, когда читаю вслух Чуковского.

Прибегали светляки,
Зажигали огоньки.
То-то стало весело,
То-то хорошо,
Над родною, над отчизной бесноватый снег шел.

@темы: маленькие радости, кадзе - книгофил

21:10 

Каталин Флореску "Якоб решает любить"

книжный червяк


Больше двух лет она висела у меня в списке на прочтение, и, наконец, я добралась.

Предисловие Михаила Шишкина хорошее, но за предисловие, в котором написано, чем закончится книга (а также набросана бегло сюжетная линия), в морду надо давать. Если будете читать с предисловием, посмотрите, кто его читал. И читайте предисловие после, если это - Шишкин. По содержательности его - как раз после.

про добротность

совсем не моя тематика, но затягивает неожиданно и мощно, словно воронка от тонущего корабля. благодаря ювелирно подобранным, стоящим на своем месте деталям, из описаний выплывают герои повествования, а за ними - и местность.

а вот пример добротной работы: "Он провалился в сон, как другие проваливались в смерть". Усиляется, к слову, следующим же предложением: "Нередко он сам отправлял людей на тот свет, причем без лишних раздумий и сожалений". И третье предложение, сразу за первыми двумя - "Ведь это было частью искусства войны, а он владел им в совершенстве". Посмотрите, три недлинных предложения полностью охарактеризовали героя с одной из его сторон, при этом каждое из них раскрывает свое. Ничего лишнего, все на своем месте.

это очень насыщенный, выпуклый, динамичный текст, в котором все время что-нибудь происходит, причем так отчетливо отпечатываются на закрытой стороне век картинки - колокольня с набатом, лошади, привязанные к столбу, роды на телеге с навозом, цыганский табор, все что угодно.

про беспощадность
перед нами, знаете, такие "гроздья гнева" мятущиеся облачным атласом по эпохам. на этом сравнение с фантастикой заканчивается. начинается классическая - в стиле the grapes of wrath - беспощадная логика. помните, как трактор выгонял с земли семьи, поколениями жившие на ней, а потом заложившие свою землю за долги, только потому что стали делать тракторы (и люди имели все меньше работы, так как не могли конкурировать)?

так вот, здесь что-то похожее. настолько же просто и беспощадно.
"В двенадцать лет его отняли у родителей мародерствующие наемники. В его памяти остались только отдельные картины. Мать лежала на соломенной кровати с раздвинутыми ногами, вся в крови, живая или мертвая, непонятно. Отец, словно переломленный пополам, висел, перегнувшись через край колодца, потом мужчины сбросили его вниз. Он помнил лошадей, груженных добром его семьи. Но сколько с тех пор он сам тоже мародерствовал, грабил и насильничал, никому не давая пощады?"

здесь и слыхом не слыхивали даже о зачатках феминизма. женщине здесь не придет в голову решить, что у нее психологическая травма, потому что ее всего лишь изнасиловали или бьет муж. где-то был пассаж о том, что селяне были бесправны перед господами, но в своих домах они (мужчины), наконец, становились хозяевами: командовали и "вторгались" в тела своих жен, а что до женщин - им не принадлежало даже их собственное тело. на сто тысяч пятьдесят оттенков темнее.

про магический реализм
откуда здесь взяться магическому реализму? я читала книгу и вспоминала это, казалось бы, неуместное посреди выживающей во время очередной войны деревеньки словосочетание. ну откуда же? магический реализм - это вот Маркес, Борхес, Астуриас. Это латиноамериканское, загадочное, витающее в воздухе. Но не случайно почти с самого начала в повествование вводятся цыгане. А где цыгане - помним про "Сто лет одиночества" - там и магический реализм. Если только речь не о современной русской прозе. А проза здесь румынская де-юре, а де-факто - космополитическая.

но мне магический реализм Флореску не понравился. он слишком похож на магический реализм Дэвида Митчелла (не случайно, я "Облачный атлас" здесь уже вспоминала), вкупе с двенадцатилетним на самый похожий момент повествования героем - конкретно на магический реализм "Лужка черного лебедя" похож, а заключенный в обложку "интеллектуального бестселлера" - дает и вовсе стопроцентную ассоциацию.

впрочем, такую ассоциацию пресловутый магический реализм Флореску дает лишь в одном куске книге, дальше он выдается настолько крошечными порциями и так редко, что я периодически вспоминаю Маркеса. так что, можно и не ругаться сильно.

в целом
в целом это на треть "Гроздья гнева", на треть - "Воровка книг", щепотка "Лужка черного лебедя", крупицы "Ста лет одиночества". есть и недочеты - например, одна из интриг книги, которую автор старательно нагнетает на протяжение 4/5 всего объема произведения - настолько не интрига, что лучше бы он сразу сказал, потому что и так понятно, а выглядят эти недомолвки глупо.

а еще хорошая вещь о принятии и надежде. я рекомендую.

@темы: кадзе - книгофил

23:13 

Гомер, "Одиссея"

книжный червяк


Я же, наконец, дочитала Одиссею. Начала - в Москве, на ридере, закончила - в Тольятти, книжкой из собственного детства.

"Илиаду" я читала месяца три, "Одиссею" - недели две. несмотря на то, что в "Илиаде" куча всего интересного и изложена она понятно, 90% времени занимают битвы. битвы утомляют девочек. я - девочка. про странствия Одиссея мне читать было интереснее: это такая красивая, любопытная легенда. (все тот же друг, который с лекциями Набокова, сказал мне, что ему наоборот понравилась больше "Илиада": это, наверное, как с "Войной и миром", в которой девочки читают про балы и светские салоны, а мальчики - про небо Аустерлица.

Глубокоопоясанные девы: кто это?
На страницах Гомера полно глубокоопоясанных жен, дев. Я их не выделяла в "Илиаде", а в "Одиссее", наконец, разобрало любопытство: кто ж такие? Что это значит - глубокоопоясанные? Может быть, это подразумевает какую-то специальную форму одежды - скажем, у молодых незамужних девушек или у пленниц (именно в этом качестве чаще всего фигурируют глубокоопоясанные девы - их обычно пачками дарят кому-нибудь)? Наконец, раскопала стихотворение еврейского писателя Моисея Альтмана:

"Где новых дней поэт, как Пушкин например,
Открыто скажет: «Полногрудые мадонны», —
Куда скромнее выражается Гомер:
«Глубокоопоясанные жены»."

Вот оно что, Михалыч! Гомер, оказывается, так размер груди подчеркивал. Глубокоопоясанные. Вот это мощно, я вам скажу, ребята.

Культурные коды
Все они - в "Одиссее". Нашлась и Навсикая, и Гермиона, и Демодок (светлая память).

А вот немного интересного, встреченного про переводы "Одиссеи". Я читала Жуковского, и он действительно чувствует ритм.

"сейчас он [читатель] выбирает между поэтом-романтиком начала XIX века и очень хорошим переводчиком, которого местами почти невозможно читать. Не то чтобы каждому следующему поколению остро нужен свой Гомер или свой Шекспир. Просто без переводов эти тексты становятся балластом."

Даже не знаю, что теперь читать. Вроде бы и не устала от "Одиссеи", но, думется, нужен перерыв перед Джойсом. Загляну в ридер и в свой тщательно лелеямый гигантский список из 150+ пунктов. На что-то монументальное типа "Маленькой жизни" не замахнусь. Хочется легкого. Митчелл давно скачан. Исигуро ждет. Что там еще? Каннингем? Байетт? Пусть это будет что-то совсем современное, для контраста.

@темы: кадзе - книгофил

21:44 

книжный червяк
перелет в Тольятти, помимо всего прочего, еще и свидетельство: я все еще легка на подъем. выдвигаю идею, принимаю решение, убеждаю Владьку и собираю сумки всего за несколько часов.

мне нравятся аэропорты, потому что они такие огромные, а еще в них - космический муравейник, суета и, конечно, самолеты. огромные. не, не так. в Москве самолетов много (по сравнению, с Тольятти, например). в парке Царицыно самолеты большие. у нас в Видном, самолеты огромные - иногда летит над тобой такой звездный истребитель: низко-низко. а в аэропорту - охуенно огромные. и удалаяющиеся огоньки из окна при взлете. и громадная интересная кишка, по которой идешь в самолет.

и гудит, рычит, вибрирует двигатель самолета, набирающего скорость. и прижимает тебя к креслу при взлете. ух, здорово. и закладывает уши потом - больно, но тоже здорово. мне нравится летать.

и маленьким пассажирам бесплатный положен журнал и шоколадка, а большим - сендвич с курицей: у s7 нормальный, вкусный, это аэрофлот меня три года назад какой-то дрянью кормил.

я наивно надеюсь, что ребенок поспит в самолете, а я почитаю "одиссею", так как перелет вечерний, но хрен там - он дрыхнет в такси по дороге в домодедово, а потом два часа тиранит меня, проливает на себя сок, хочет выйти из самолета, хочет карандаш, не хочет карандаш, хочет чтобы совушка летала, хочет еще хлеба, хочет откинуть столик, хочет закрыть столик, хочет откинуть столик. потом, в курумоче мы бегаем вокруг багажной ленты, потому что устали сидеть, я долго и обстоятельно объясняю, как чемоданы будут выезжать вон оттуда и ехать вон туда, чувствую себя суперматерью, а все соседи по самолету в это время разбирают свои сумки с соседнего траволатора, потому что я как всегда чего-нибудь перепутаю.

в Тольятти морознее, но мороз не чувствуется совершенно. покупаем ледянку и катаемся в лесу на ней, я лечу, пытаясь на этой средней, невзрослой ледянке найти баланс центра тяжести, чтобы она ехала и не тормозила, при этом ехала не вправо и не влево, а вперед. итак, я рулю спиной и, с задранными ногами, задницей вперед несусь навстречу молодому бородатому мужику в непонятной куртке и валенках - то ли хипстеру, то ли бомжу; кем бы он ни был, при виде меня он смеется.

за счет того, что родители развлекают Руслана по вечерам, вместо "до хрена" я могу поработать "очень дохрена" - то есть, лишний час-другой, и все-таки вывожу на себе три проекта одновременно.

меня закармливают мантами на убой - кажется, я в одиночку съедаю круг. потом я пью в кафе сырный кофе, какой ни встречала ни разу ни в Москве, ни в Питере, ни в том самом кафе на Бауманке в Казани (которого, кстати, уже и нет). сырный кофе волшебный: эспрессо с молочной пенкой (не такой воздушной и объемной как у капуччино, маленькой и тяжелой: скорее, как если бы я сама прокипятила молоко) и сыром (мне кажется, это мягкий сыр, растворенный в очень горячем молоке). очень классный, мягкий, правильно сливочный кофе. чудный. надо попробовать дома сделать. в добавок я ем фисташковый торт, все-таки читаю гомера, чувствую себя ниибаццо эстетом и больше уже не могу смотреть на еду.

мой друг оказывается фанатом Набокова, и тоже читает эти его лекции по литературе и тоже запоролся на "Улиссе". он убеждает меня прочитать перед "Улиссом", помимо Гомера еще и самого Джойса - "Дублинцев" и "Потрет художника в юности". Я вспоминаю картинку с Сашей Грей или собакой: только вместо хуев и теннисных мячей у меня должны быть томики Гомера и Джойса.

родители в первые три дня кажутся очень милыми, в следующие три (на самом деле: один, но это для красного словца) я вспоминаю, почему в двадцать лет засунула вещей, сколько поместилось в походный рюкзак, и свалила на съемную квартиру. сын скучает по папе. сегодня был сведен в гости к моей университетской подружке, в свою очередь вспомнил, что он ненавидит брюнеток и шатенок (во всяком случае, при первой встрече), расстроился и сказал (буквально): "плохая идея. не хочу в гости, плохая идея. плохая идея. плохая идея". так я узнала, что сказанные когда-то в прошлом слова выплывают когда-то в будущем при самых неожиданных обстоятельствах и повторяются потом раз сто подряд. теперь пытаюсь научить его словам "хорошая идея".

@темы: маленькие радости, кофеварение, кадзе - книгофил, география кадзе

02:08 

книжный червяк
а я подвожу итоги. за этот год:

1. мы переехали - это, пожалуй, самое главное событие. почти 1000 дней мы жили в чужом доме, это 2 года и 8 месяцев. наконец, у нас есть свой дом, и это лучший подарок к Новому году.

2. сын подрос. в прошлом году из кабачка с глазами он превратился в существо прямоходящее и выдающее некоторое количество простых слов, способное жестами, мимикой и звуками четко выразить, что ему нужно. за этот год Руслан научился как следует болтать: он легко строит связки из местоимения, существительного и глагола, частенько выдает маленький рассказ. например, дед Мороз вылезет из дырки в картонке (неожиданно) и принесет подарков. или папа придет с работы, будет играть с Русланом, все в таком духе. сын знает буквы (почти все, многие - уверенно, начиная с шипящих - не очень), но он еще мал, и это очень круто. устраивает ролевые игры: человечки тушат пожары, ходят в магазин, переходят дорогу, скачут на лошадях и т.п. начал с ходу врубаться в содержимое сказок и стихов, может вспомнить, о чем была сказка, отвечать на вопросы о ней, вспоминать оттуда слова и героев. недавно гонял по дому с воплем: "где убийца?" это я не Шерлока Холмса читала, а всего лишь Муху-Цокотуху.

3. я продолжаю работать в качестве литературного негра (уже больше двух лет), а еще занялась новой работой в том же проекте - пишу сказки по сценариям, это интересно.

4. в этом году мало времени, но для меня читать - все равно, что дышать. итак, вот чем я дышала в этом году - было сразу четыре монументальных вещи ("Холодный дом", "В сторону Свана", "Дюна" классическая и "Илиада") и еще кое-чего по мелочи. "Курс лекций по зарубежной литературе" Набокова я так и не осилила за год, но получила от изученных лекций огромное удовольствие и собираюсь продолжать, как только разберусь с Шекли, прочту "Одиссею" и, наконец, "Улисса", которому посвящена следующая лекция.

1. Альбер Коэн "Любовь властелина" - первая книга года, она же - книга-откровение, книга-открытие.
2. Харуки Мураками "Исчезновение слона" - сборник рассказов, перечитывать не возьмусь
3. Джон Стейнбек "Гроздья гнева" - мощно
4. Луи де Берньер "Дочь партизана" - полная лажа
5. Джейн Остен "Мэнсфилд-парк" - первая леди английской литературы как всегда хороша
6. Екатерина Кронгауз "Я плохая мать и 33 других вопроса, которые портят жизнь родителям" - смешная, славная, для сомневающихся родителей
7. Чарльз Диккенс "Холодный дом" - еще один вечный вкусный пирожок английской литературы, перечитывать и наслаждаться
8. Габриэль Гарсиа Маркес "Любовь во время чумы" - хороша, чертовка
9. Гюстав Флобер "Госпожа Бовари" - несмотря на то, что Эмму Бовари я терпеть не могу, роман хорош, сколько бы мне ни было при этом лет
10. Джулиан Барнс "Попугай Флобер" - еще одно славное открытие, Барнс - душка, всем рекомендую
11. Карлос Руис Сафон "Тень ветра" - перечитала с удовольствием
12. Карлос Руис Сафон "Игра ангела" - перечитала с меньшим удовольствием
13. Карлос Руис Сафон "Узник неба" - Ира, где моя книга? ;)
14. Роберт Стивенсон "Странная история доктора Джекилла и мистера Хайда" - наконец, познакомилась с каноном
15. Марсель Пруст "В сторону Свана" - волшебный утомительный Пруст, надо-таки прочитать еще 6 томов
16. Джейн Остен "Любовь и дружба" - неожиданно иронично и по-настоящему смешно
17. Джейн Остен "Леди Сьюзан" - в преддверии фильма, хороший маленький роман, гм, повесть в эпистолярном стиле
18. Франц Кафка "Превращение" - первое погружение в плотную текстовую реальность Кафки
19. Ольга Лукас "Поребрик из бордюрного камня" - забавно и мило, неплохой подарок тому, кто не очень много читает
20. Франц Кафка "Замок" - ну а чего я хотела, это же Кафка
21. Дмитрий Савицкий "Музыка в таблетках" - очень добротный рассказ, после которого я загорелась прочитать у Савицкого все
22. "Блюз Сонни" - сборник рассказов о музыкантах, включает такие имена как Гессе, Зюскинд, Моэм, Шоу и Танидзаки (ради последнего и был читан)
23. Дмитрий Савицкий "Низкие звезды лета"
24. Дмитрий Савицкий "Еще одна импровизация на ужасно старую тему"
25. Дмитрий Савицкий "Decompose, Futur Simple"
- про всего Савицкого разом и о том, почему решила с ним завязать
26. Марина Степнова "Безбожный переулок" - а с ее романами я еще ознакомлюсь непременно, это было более чем хорошо
27. Гомер "Илиада" - истоки, черт возьми!
28. Наринэ Абгарян "Все о Манюне" - прелестнейшая из книг за весь год, открытие номер 3 (а по значимости - 2)

А все о фантастике, как правило, в одном посте:
29. Френк Герберт "Дюна"
30. Френк Герберт "Мессия Дюны"
31. Френк Герберт "Дети Дюны"
32. Френк Герберт "Бог-Император"
33. Френк Герберт "Еретики Дюны
34. Роберт Шекли "Обмен разумов"
35. Роберт Шекли "Оптимальный вариант"
36. Роберт Шекли "Координаты чудес"

@темы: кадзе - книгофил

радио кадзик

главная