• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: кадзе - книгофил (список заголовков)
20:48 

книжный червяк
Не могу не думать про Летова, когда читаю вслух Чуковского.

Прибегали светляки,
Зажигали огоньки.
То-то стало весело,
То-то хорошо,
Над родною, над отчизной бесноватый снег шел.

@темы: маленькие радости, кадзе - книгофил

21:10 

Каталин Флореску "Якоб решает любить"

книжный червяк


Больше двух лет она висела у меня в списке на прочтение, и, наконец, я добралась.

Предисловие Михаила Шишкина хорошее, но за предисловие, в котором написано, чем закончится книга (а также набросана бегло сюжетная линия), в морду надо давать. Если будете читать с предисловием, посмотрите, кто его читал. И читайте предисловие после, если это - Шишкин. По содержательности его - как раз после.

про добротность

совсем не моя тематика, но затягивает неожиданно и мощно, словно воронка от тонущего корабля. благодаря ювелирно подобранным, стоящим на своем месте деталям, из описаний выплывают герои повествования, а за ними - и местность.

а вот пример добротной работы: "Он провалился в сон, как другие проваливались в смерть". Усиляется, к слову, следующим же предложением: "Нередко он сам отправлял людей на тот свет, причем без лишних раздумий и сожалений". И третье предложение, сразу за первыми двумя - "Ведь это было частью искусства войны, а он владел им в совершенстве". Посмотрите, три недлинных предложения полностью охарактеризовали героя с одной из его сторон, при этом каждое из них раскрывает свое. Ничего лишнего, все на своем месте.

это очень насыщенный, выпуклый, динамичный текст, в котором все время что-нибудь происходит, причем так отчетливо отпечатываются на закрытой стороне век картинки - колокольня с набатом, лошади, привязанные к столбу, роды на телеге с навозом, цыганский табор, все что угодно.

про беспощадность
перед нами, знаете, такие "гроздья гнева" мятущиеся облачным атласом по эпохам. на этом сравнение с фантастикой заканчивается. начинается классическая - в стиле the grapes of wrath - беспощадная логика. помните, как трактор выгонял с земли семьи, поколениями жившие на ней, а потом заложившие свою землю за долги, только потому что стали делать тракторы (и люди имели все меньше работы, так как не могли конкурировать)?

так вот, здесь что-то похожее. настолько же просто и беспощадно.
"В двенадцать лет его отняли у родителей мародерствующие наемники. В его памяти остались только отдельные картины. Мать лежала на соломенной кровати с раздвинутыми ногами, вся в крови, живая или мертвая, непонятно. Отец, словно переломленный пополам, висел, перегнувшись через край колодца, потом мужчины сбросили его вниз. Он помнил лошадей, груженных добром его семьи. Но сколько с тех пор он сам тоже мародерствовал, грабил и насильничал, никому не давая пощады?"

здесь и слыхом не слыхивали даже о зачатках феминизма. женщине здесь не придет в голову решить, что у нее психологическая травма, потому что ее всего лишь изнасиловали или бьет муж. где-то был пассаж о том, что селяне были бесправны перед господами, но в своих домах они (мужчины), наконец, становились хозяевами: командовали и "вторгались" в тела своих жен, а что до женщин - им не принадлежало даже их собственное тело. на сто тысяч пятьдесят оттенков темнее.

про магический реализм
откуда здесь взяться магическому реализму? я читала книгу и вспоминала это, казалось бы, неуместное посреди выживающей во время очередной войны деревеньки словосочетание. ну откуда же? магический реализм - это вот Маркес, Борхес, Астуриас. Это латиноамериканское, загадочное, витающее в воздухе. Но не случайно почти с самого начала в повествование вводятся цыгане. А где цыгане - помним про "Сто лет одиночества" - там и магический реализм. Если только речь не о современной русской прозе. А проза здесь румынская де-юре, а де-факто - космополитическая.

но мне магический реализм Флореску не понравился. он слишком похож на магический реализм Дэвида Митчелла (не случайно, я "Облачный атлас" здесь уже вспоминала), вкупе с двенадцатилетним на самый похожий момент повествования героем - конкретно на магический реализм "Лужка черного лебедя" похож, а заключенный в обложку "интеллектуального бестселлера" - дает и вовсе стопроцентную ассоциацию.

впрочем, такую ассоциацию пресловутый магический реализм Флореску дает лишь в одном куске книге, дальше он выдается настолько крошечными порциями и так редко, что я периодически вспоминаю Маркеса. так что, можно и не ругаться сильно.

в целом
в целом это на треть "Гроздья гнева", на треть - "Воровка книг", щепотка "Лужка черного лебедя", крупицы "Ста лет одиночества". есть и недочеты - например, одна из интриг книги, которую автор старательно нагнетает на протяжение 4/5 всего объема произведения - настолько не интрига, что лучше бы он сразу сказал, потому что и так понятно, а выглядят эти недомолвки глупо.

а еще хорошая вещь о принятии и надежде. я рекомендую.

@темы: кадзе - книгофил

23:13 

Гомер, "Одиссея"

книжный червяк


Я же, наконец, дочитала Одиссею. Начала - в Москве, на ридере, закончила - в Тольятти, книжкой из собственного детства.

"Илиаду" я читала месяца три, "Одиссею" - недели две. несмотря на то, что в "Илиаде" куча всего интересного и изложена она понятно, 90% времени занимают битвы. битвы утомляют девочек. я - девочка. про странствия Одиссея мне читать было интереснее: это такая красивая, любопытная легенда. (все тот же друг, который с лекциями Набокова, сказал мне, что ему наоборот понравилась больше "Илиада": это, наверное, как с "Войной и миром", в которой девочки читают про балы и светские салоны, а мальчики - про небо Аустерлица.

Глубокоопоясанные девы: кто это?
На страницах Гомера полно глубокоопоясанных жен, дев. Я их не выделяла в "Илиаде", а в "Одиссее", наконец, разобрало любопытство: кто ж такие? Что это значит - глубокоопоясанные? Может быть, это подразумевает какую-то специальную форму одежды - скажем, у молодых незамужних девушек или у пленниц (именно в этом качестве чаще всего фигурируют глубокоопоясанные девы - их обычно пачками дарят кому-нибудь)? Наконец, раскопала стихотворение еврейского писателя Моисея Альтмана:

"Где новых дней поэт, как Пушкин например,
Открыто скажет: «Полногрудые мадонны», —
Куда скромнее выражается Гомер:
«Глубокоопоясанные жены»."

Вот оно что, Михалыч! Гомер, оказывается, так размер груди подчеркивал. Глубокоопоясанные. Вот это мощно, я вам скажу, ребята.

Культурные коды
Все они - в "Одиссее". Нашлась и Навсикая, и Гермиона, и Демодок (светлая память).

А вот немного интересного, встреченного про переводы "Одиссеи". Я читала Жуковского, и он действительно чувствует ритм.

"сейчас он [читатель] выбирает между поэтом-романтиком начала XIX века и очень хорошим переводчиком, которого местами почти невозможно читать. Не то чтобы каждому следующему поколению остро нужен свой Гомер или свой Шекспир. Просто без переводов эти тексты становятся балластом."

Даже не знаю, что теперь читать. Вроде бы и не устала от "Одиссеи", но, думется, нужен перерыв перед Джойсом. Загляну в ридер и в свой тщательно лелеямый гигантский список из 150+ пунктов. На что-то монументальное типа "Маленькой жизни" не замахнусь. Хочется легкого. Митчелл давно скачан. Исигуро ждет. Что там еще? Каннингем? Байетт? Пусть это будет что-то совсем современное, для контраста.

@темы: кадзе - книгофил

21:44 

книжный червяк
перелет в Тольятти, помимо всего прочего, еще и свидетельство: я все еще легка на подъем. выдвигаю идею, принимаю решение, убеждаю Владьку и собираю сумки всего за несколько часов.

мне нравятся аэропорты, потому что они такие огромные, а еще в них - космический муравейник, суета и, конечно, самолеты. огромные. не, не так. в Москве самолетов много (по сравнению, с Тольятти, например). в парке Царицыно самолеты большие. у нас в Видном, самолеты огромные - иногда летит над тобой такой звездный истребитель: низко-низко. а в аэропорту - охуенно огромные. и удалаяющиеся огоньки из окна при взлете. и громадная интересная кишка, по которой идешь в самолет.

и гудит, рычит, вибрирует двигатель самолета, набирающего скорость. и прижимает тебя к креслу при взлете. ух, здорово. и закладывает уши потом - больно, но тоже здорово. мне нравится летать.

и маленьким пассажирам бесплатный положен журнал и шоколадка, а большим - сендвич с курицей: у s7 нормальный, вкусный, это аэрофлот меня три года назад какой-то дрянью кормил.

я наивно надеюсь, что ребенок поспит в самолете, а я почитаю "одиссею", так как перелет вечерний, но хрен там - он дрыхнет в такси по дороге в домодедово, а потом два часа тиранит меня, проливает на себя сок, хочет выйти из самолета, хочет карандаш, не хочет карандаш, хочет чтобы совушка летала, хочет еще хлеба, хочет откинуть столик, хочет закрыть столик, хочет откинуть столик. потом, в курумоче мы бегаем вокруг багажной ленты, потому что устали сидеть, я долго и обстоятельно объясняю, как чемоданы будут выезжать вон оттуда и ехать вон туда, чувствую себя суперматерью, а все соседи по самолету в это время разбирают свои сумки с соседнего траволатора, потому что я как всегда чего-нибудь перепутаю.

в Тольятти морознее, но мороз не чувствуется совершенно. покупаем ледянку и катаемся в лесу на ней, я лечу, пытаясь на этой средней, невзрослой ледянке найти баланс центра тяжести, чтобы она ехала и не тормозила, при этом ехала не вправо и не влево, а вперед. итак, я рулю спиной и, с задранными ногами, задницей вперед несусь навстречу молодому бородатому мужику в непонятной куртке и валенках - то ли хипстеру, то ли бомжу; кем бы он ни был, при виде меня он смеется.

за счет того, что родители развлекают Руслана по вечерам, вместо "до хрена" я могу поработать "очень дохрена" - то есть, лишний час-другой, и все-таки вывожу на себе три проекта одновременно.

меня закармливают мантами на убой - кажется, я в одиночку съедаю круг. потом я пью в кафе сырный кофе, какой ни встречала ни разу ни в Москве, ни в Питере, ни в том самом кафе на Бауманке в Казани (которого, кстати, уже и нет). сырный кофе волшебный: эспрессо с молочной пенкой (не такой воздушной и объемной как у капуччино, маленькой и тяжелой: скорее, как если бы я сама прокипятила молоко) и сыром (мне кажется, это мягкий сыр, растворенный в очень горячем молоке). очень классный, мягкий, правильно сливочный кофе. чудный. надо попробовать дома сделать. в добавок я ем фисташковый торт, все-таки читаю гомера, чувствую себя ниибаццо эстетом и больше уже не могу смотреть на еду.

мой друг оказывается фанатом Набокова, и тоже читает эти его лекции по литературе и тоже запоролся на "Улиссе". он убеждает меня прочитать перед "Улиссом", помимо Гомера еще и самого Джойса - "Дублинцев" и "Потрет художника в юности". Я вспоминаю картинку с Сашей Грей или собакой: только вместо хуев и теннисных мячей у меня должны быть томики Гомера и Джойса.

родители в первые три дня кажутся очень милыми, в следующие три (на самом деле: один, но это для красного словца) я вспоминаю, почему в двадцать лет засунула вещей, сколько поместилось в походный рюкзак, и свалила на съемную квартиру. сын скучает по папе. сегодня был сведен в гости к моей университетской подружке, в свою очередь вспомнил, что он ненавидит брюнеток и шатенок (во всяком случае, при первой встрече), расстроился и сказал (буквально): "плохая идея. не хочу в гости, плохая идея. плохая идея. плохая идея". так я узнала, что сказанные когда-то в прошлом слова выплывают когда-то в будущем при самых неожиданных обстоятельствах и повторяются потом раз сто подряд. теперь пытаюсь научить его словам "хорошая идея".

@темы: маленькие радости, кофеварение, кадзе - книгофил, география кадзе

02:08 

книжный червяк
а я подвожу итоги. за этот год:

1. мы переехали - это, пожалуй, самое главное событие. почти 1000 дней мы жили в чужом доме, это 2 года и 8 месяцев. наконец, у нас есть свой дом, и это лучший подарок к Новому году.

2. сын подрос. в прошлом году из кабачка с глазами он превратился в существо прямоходящее и выдающее некоторое количество простых слов, способное жестами, мимикой и звуками четко выразить, что ему нужно. за этот год Руслан научился как следует болтать: он легко строит связки из местоимения, существительного и глагола, частенько выдает маленький рассказ. например, дед Мороз вылезет из дырки в картонке (неожиданно) и принесет подарков. или папа придет с работы, будет играть с Русланом, все в таком духе. сын знает буквы (почти все, многие - уверенно, начиная с шипящих - не очень), но он еще мал, и это очень круто. устраивает ролевые игры: человечки тушат пожары, ходят в магазин, переходят дорогу, скачут на лошадях и т.п. начал с ходу врубаться в содержимое сказок и стихов, может вспомнить, о чем была сказка, отвечать на вопросы о ней, вспоминать оттуда слова и героев. недавно гонял по дому с воплем: "где убийца?" это я не Шерлока Холмса читала, а всего лишь Муху-Цокотуху.

3. я продолжаю работать в качестве литературного негра (уже больше двух лет), а еще занялась новой работой в том же проекте - пишу сказки по сценариям, это интересно.

4. в этом году мало времени, но для меня читать - все равно, что дышать. итак, вот чем я дышала в этом году - было сразу четыре монументальных вещи ("Холодный дом", "В сторону Свана", "Дюна" классическая и "Илиада") и еще кое-чего по мелочи. "Курс лекций по зарубежной литературе" Набокова я так и не осилила за год, но получила от изученных лекций огромное удовольствие и собираюсь продолжать, как только разберусь с Шекли, прочту "Одиссею" и, наконец, "Улисса", которому посвящена следующая лекция.

1. Альбер Коэн "Любовь властелина" - первая книга года, она же - книга-откровение, книга-открытие.
2. Харуки Мураками "Исчезновение слона" - сборник рассказов, перечитывать не возьмусь
3. Джон Стейнбек "Гроздья гнева" - мощно
4. Луи де Берньер "Дочь партизана" - полная лажа
5. Джейн Остен "Мэнсфилд-парк" - первая леди английской литературы как всегда хороша
6. Екатерина Кронгауз "Я плохая мать и 33 других вопроса, которые портят жизнь родителям" - смешная, славная, для сомневающихся родителей
7. Чарльз Диккенс "Холодный дом" - еще один вечный вкусный пирожок английской литературы, перечитывать и наслаждаться
8. Габриэль Гарсиа Маркес "Любовь во время чумы" - хороша, чертовка
9. Гюстав Флобер "Госпожа Бовари" - несмотря на то, что Эмму Бовари я терпеть не могу, роман хорош, сколько бы мне ни было при этом лет
10. Джулиан Барнс "Попугай Флобер" - еще одно славное открытие, Барнс - душка, всем рекомендую
11. Карлос Руис Сафон "Тень ветра" - перечитала с удовольствием
12. Карлос Руис Сафон "Игра ангела" - перечитала с меньшим удовольствием
13. Карлос Руис Сафон "Узник неба" - Ира, где моя книга? ;)
14. Роберт Стивенсон "Странная история доктора Джекилла и мистера Хайда" - наконец, познакомилась с каноном
15. Марсель Пруст "В сторону Свана" - волшебный утомительный Пруст, надо-таки прочитать еще 6 томов
16. Джейн Остен "Любовь и дружба" - неожиданно иронично и по-настоящему смешно
17. Джейн Остен "Леди Сьюзан" - в преддверии фильма, хороший маленький роман, гм, повесть в эпистолярном стиле
18. Франц Кафка "Превращение" - первое погружение в плотную текстовую реальность Кафки
19. Ольга Лукас "Поребрик из бордюрного камня" - забавно и мило, неплохой подарок тому, кто не очень много читает
20. Франц Кафка "Замок" - ну а чего я хотела, это же Кафка
21. Дмитрий Савицкий "Музыка в таблетках" - очень добротный рассказ, после которого я загорелась прочитать у Савицкого все
22. "Блюз Сонни" - сборник рассказов о музыкантах, включает такие имена как Гессе, Зюскинд, Моэм, Шоу и Танидзаки (ради последнего и был читан)
23. Дмитрий Савицкий "Низкие звезды лета"
24. Дмитрий Савицкий "Еще одна импровизация на ужасно старую тему"
25. Дмитрий Савицкий "Decompose, Futur Simple"
- про всего Савицкого разом и о том, почему решила с ним завязать
26. Марина Степнова "Безбожный переулок" - а с ее романами я еще ознакомлюсь непременно, это было более чем хорошо
27. Гомер "Илиада" - истоки, черт возьми!
28. Наринэ Абгарян "Все о Манюне" - прелестнейшая из книг за весь год, открытие номер 3 (а по значимости - 2)

А все о фантастике, как правило, в одном посте:
29. Френк Герберт "Дюна"
30. Френк Герберт "Мессия Дюны"
31. Френк Герберт "Дети Дюны"
32. Френк Герберт "Бог-Император"
33. Френк Герберт "Еретики Дюны
34. Роберт Шекли "Обмен разумов"
35. Роберт Шекли "Оптимальный вариант"
36. Роберт Шекли "Координаты чудес"

@темы: кадзе - книгофил

19:05 

книжный червяк
Очень нежное эссе, с выводами которого я решительно не согласна.

«...меня книга Милна покорила в тот момент, когда я прочла описание летнего путешествия, в которое они с Филби отправились сразу после получения оксфордских дипломов: «Итак, в солнечный августовский день 1932 года два здоровых студента-выпускника очутились посреди Адриатики. Кроме рюкзаков, никакого другого багажа у нас не было. По крайней мере половину содержимого моего рюкзака составляли книги с трудами великих мыслителей древности — Платона, Аристотеля, греческих и римских историков, — а также громоздкий плащ, который я так ни разу и не надел».

Не знаю, как вы, а я после этой фразы сразу начинаю улыбаться — и, конечно же, главным образом потому, что вижу в этом описании саму себя в юности. Собираясь в поход после второго курса университета, я точно так же, как Милн и Филби, упаковала в рюкзак только самое необходимое — в том числе тексты древних авторов и, конечно же, вернейших моих друзей — гимназические словари Вейсмана и Петрученко, греческо- и латинско-русский. Впрочем, в этом мне было далеко до одного очень известного сегодня филолога-классика, который тогда же, отправляясь в археологическую экспедицию, брал с собой запасные шорты и зубную щетку, а еще огромный чемодан на колесиках, в который складывал все свое земное достояние: пару десятков оранжевых томов древнегреческой библиотеки «Teubneriana» и жемчужину коллекции — огромный греческо-английский словарь Лиддл-Скотта (он тогда стоил целое состояние, то есть примерно сто долларов). Говорят, смотреть, как он три километра тянет за собой этот бесценный груз по крымской степи, было сплошным наслаждением.»

читать полностью

во-первых, "в рюкзаке моем сало и спички и Тургенева десять томов" лично я всегда воспринимала как нежную иронию, а не злую насмешку.

во-вторых, это очевидно, что люди перестали брать с собой толстые книжки просто потому, что появились ридеры. самое главное преимущество которых - вовсе не в том, что они занимают мало места и могут заменить собой книгу, а в том, что они могут заменить собой КНИГИ. то есть, чертову тучу книжных полок сразу, потому что книгу нужно брать под настроение и чтобы было из чего выбирать: из десятков, сотен, вошедших в список на прочтение. а, во-вторых, потому что обязательно наступает момент, когда книга кончается, а ты еще не доехал. а, в-третьих, таким неаккуратным людям, как я, всегда обидно, когда портятся любимые книжки от таскания в рюкзаке - покрываются крошками, пятнами от шариковых ручек и бог знает чем еще, лучше читать любимые книги дома.

но чудесные сентиментальные воспоминания в эссе - это славно. я сама, ехала в Москву на ПМЖ с одним походным рюкзаком. в нем, конечно, была "Игра в бисер" и "Острие бритвы", а , конечно, получила ответ на вопрос: какие книги в моей жизни можно считать главными, лучшими, любимыми. ну и, конечно, уже сложила часть своей маленькой библиотеки в коробки и не скажу Владику, в какие конкретно, потому что тогда он откажется их сразу тащить, мотивируя тем, что книжного шкафа у нас еще нет. но куда я без книг-то?

@темы: кадзе - книгофил

19:39 

Огурец имени Анастасии

книжный червяк
Джой тут сравнительно недавно писал про "Звенящие кедры России". А тут и Горький разродился, причем как хорошо разродился-то, а!

Вот, почитайте, про Анестейшу в стране дачников, это классно.

@темы: кадзе - книгофил

21:19 

книжный червяк
Решила тут сказку сыну на ночь прочесть. До сих пор восхищаюсь талантом иллюстраторов.


@темы: фотофак, мама, у меня в голове рука, маленькие радости, кадзе - книгофил

23:17 

Наринэ Абгарян "Все о Манюне", или Любительница асбеста

книжный червяк


я редко читаю что-то современное. это надо, чтобы весь культурный контекст, который меня окружает, заговорил об авторе. так случилось с Наринэ Абгарян. ее имя неслось на меня из каждого утюга. а так как я жестко фильтрую окружающие меня утюги, то где-то в голове я сделала себе пометочку: Наринэ Абгарян. но читать все равно не собиралась. потому что не мое вот это - про детей рассказы. я своего люблю, а остальные дети - это остальные дети. я вот лучше "Илиаду" или постмодернистов.

есть смешные книги, которые вызывают на лице улыбку, а над этой книгой я изволила ржать в голос. это, знаете, как если все лучшие ташкины смешные посты навроде сударыни и других неудачных свиданий, в одну книжку собрать и издавать. только тут про детство.

эта книга из тех, что читают с совершенно счастливой рожей. я хотела между "Илиадой" и "Одиссеей" что-нибудь разгрузочное. но никак не ожидала, что это будет настолько восхитительно. я махом оказывалась через пять десятков страниц и хотела еще, еще. так же хорошо и славно шла в этом году "Любовь властелина", но это было совсем другое и в январе.

это восхитительное, светлое, доброе и ужасное смешное. и, что очень приятно, я выбрала самый правильный момент, чтоб дочитать: когда счет году уже пошел на недели, ведь книжка заканчивается под Новый год. и мне чертовски жаль отдавать эту книжку хозяйке, потому что я с ней уже сжилась, потому что это вот мое, и в список книжных покупок - непременно.

в общем и целом, это славная книжка про то, как нужно убивать учителя физкультуры из ружья, запихивать половник в унитаз, а игральные кости - в ноздри. если вам не хватает светлого и радостного, а Фрай уже надоел, или просто так - вот вам моя личная рекомендация, котаны.

а еще эта книжка для родителей. вот когда я отвернулась на двадцать секунд - налить в чайную ложечку воды, а повернувшись, увидела сына, который перевернул бутылку с другой микстурой (опрометчиво оставленную мной открытой на столе) и теперь увлеченно наблюдает, как розовое озеро растекается по скатерти и капает на ковер, когда я издала трубное "ааааа", басом и на одной ноте, молча отобрала бутыль (спасла 10% дорогущей микстуры), я тогда вспомнила, что конкретно отчебучивали девочки из этой книги. умилилась и подумала: а что, мой сын еще ничего, мирный.

"-Спасибо,- улыбнулся мсьё Карапет и вытащил с полки большой альбом,- сегодня мы будем знакомиться с Модильяни.

В каждый наш визит мсьё Карапет рассказывал нам о художниках, показывал их работы и объяснял технику рисования. Мы мало чего понимали в том, что он нам объяснял, и уроки эти воспринимали как данность, считая их неизменным приложением к горячему шоколаду.
-Вот покупаешь в магазине мясо, а тебе ещё сверху костей накидают,- объясняла я Маньке,- такая же история и с мсьё Карапетом. Попили горячего шоколада – пожалуйте послушать про Пик… Пикассу!
-Не Пикассу, а Пикасса,- поправляла меня Манька,- страшный человек, всё на кубики раздробил.
-А эта странная тётка? Как её там, «Любительница асбеста»?
-Не говори! Какой нормальный человек станет есть асбест?- разводила руками Манька."


и еще немножко. у меня дома тоже такая бакача была. только я ее не осилила.
"-Чего он ещё отчебучил?- подскочили мы. Тринадцатилетний брат Маринки был «тот ещё фрукт», и периодически выкидывал непонятные нашему девчачьему уму фортели.
-Он стащил у мамы запретную книгу и прочёл её от корки до корки,- округлила глаза Маринка.
-Какую такую запретную книгу?
-Какую то бакачу. Там что-то страшное и не для детского чтения,- объяснила Маринка,- а Сурик это книгу украдкой читал. И прятал у себя под матрасом. А мама полезла менять бельё и нашла бакачу. И папа выдрал Сурику уши и сказал, что он балбес и об этом ему ещё рано читать. А Сурик сказал можно подумать что там такого, а папа назвал его олухом царя небесного. А потом ещё маму отругал за то, что она книги такие покупает. Вот."


не успела я дочитать про Манюню, как талантливая писательница презентует еще одну книжку на ярмарке Non/fiction - "Зулали". В список прочтения. а еще есть "Понаехавшая" - о том, как юная девица приехала покорять Москву. короче говоря, если у меня когда-нибудь еще случится хандра, я вспомню про Наринэ.

@темы: кадзе - книгофил

00:01 

ребята, какая книжка!

книжный червяк
11:40 

"Илиада", Гомер, или вокруг Трои за 80 дней

книжный червяк


данаи 10 лет ходили на Илион. я читала "Илиаду" примерно 2,5 месяца. а еще случайно выложила наброски к посту раньше, чем закончила. итак, я подправила пост и загрузила сюда побольше умных выводов.

теперь я могу отличить лилейнораменного героя от лепокудрого и их обоих от румяноланитного. а это, знаете ли, дорогого стоит. еще там были выи, кравы, очи и весь цвет высокого штиля, ранее представленный в моем словарном запасе одним лишь шлемоблещущим гектором.

боялась читать "Илиаду", а "Илиада" очень классная, современная. кристально ясная, прозрачная, это вам не постмодернизм. Гомер просто рассказывает, а ты просто представляешь - как фильм. очень красиво, очень понятно, очень насыщенно. как будто плывут прямо за твоим окном корабли с древними греками.

я список кораблей прочел до половины. я вот до конца прочла.
хуева тучь кораблей и мужей, кораблей предводящих,
муж солнцеликий с хуем чрез плечо трехметровым -
сорок за ним кораблей, под дружиною, в блестках и перьях примчались


на самом деле все эти корабли и мужи, пышнопоножные и шлемоблещущие нужны для того, чтобы показать невероятную мощь армии, двинувшейся на Трою, бесконечность этой морской орды, все плывущей и плывущей, пока вы смотрите на море из окна: и нет ни конца ни края этой орде, заполонившей горизонт, словно море она сама. а еще - ее разношерстность, разноцветность. читается, конечно, тяжеловато, но все равно здорово.

а, знаете, что интересно? троянцы ведь не ненавидят данаев, а данаи - троянцев. исключение составляет лишь Ахиллес, и тот - пылает ненавистью лишь тогда, когда убивают его горячо любимого друга - Патрокла. троянский царь Приам, отец Гектора и Париса, распрашивает Елену о том, кто такой почтенный муж в данайском войске, а кто вон тот, причем в самых одобрительных выражениях. а воины из противоборствующих лагерей Главк и Диомед, сойдясь в битве, рассказывают друг другу о том, кто из какого рода, выясняют много интересного, жмут друг другу руки, меняются доспехами и решают не драться.

еще одна особенность "Илиады" в том, что здесь выписано колоссальное количество персонажей с репликами. каждому из них, а также тем, кто и вовсе обходится без реплик, дается краткая характеристика: откуда он, чей сын, чем знаменит он сам или его род. даже если персонаж появляется в ходе повествования лишь для того, чтобы через несколько страниц умереть, мы все равно прочтем про него как минимум пару строк, а то и - страниц.

о метафорическом ряду "Илиады" и без меня написали горы страниц. я же отмечу две вещи, которые поразили меня:
1. выразительная сила образа - Ахиллес, горюющий об убитом Патрокле, в божественных доспехах идет убивать троян. но нет, он не просто убивает троян, он хуярит их пачками. пачками, пачками и скидывает в реку. и столько он троян в реку накидал, что из реки выходит речной бог и молит Ахиллеса перестать этим заниматься. то есть, хотя бы в реку перестать скидывать, потому что ему, речному богу, уже совсем невозможно в этой реке находиться, так много там убитых троян.

2. еще один образ - за то, чтобы забрать к себе тело убитого Патрокла, ожесточенно бьются трояне и данаи. и сколько же людей полегло из-за мертвого тела одного Патрокла!

не совсем мне понятны две вещи:
1. что они делают с доспехами побежденных? то есть, довольно часто Гомер указывает, что герой снимает с побежденного врага доспех. но представьте себе: идет кровавая сеча, все вокруг дерутся. ты убил врага, и что - доспехи с него снимаешь, пока все вокруг дерутся? а потом что - куда доспех девать? хорошо, если у тебя есть колесница. возможно, он туда поместится. но не все воины разъезжали на колесницах, в основном - продвинутые герои и цари. а остальные что? убил врага - подождите, братцы, я сейчас его раздену, сбегаю к судам/троянским стенам, отнесу добро и вернусь к битве?

2. почему у Париса и Елены нет детей, и правда ли, что Елена Прекрасная - все еще прекрасная? я напомню, что война под стенами Илиона продолжалась 10 лет. а Елена Трояснкая и вовсе заявляет:
"Ныне двадцатый год круговратных времен протекает
С оной поры, как пришла в Илион я, отечество бросив;"


(и здесь я не понимаю: то ли "круговратные времена" - это не совсем годы, то ли обманутый муж Менелай приплыл за своей неверной женой через 10 лет после ее побега?)
в любом случае, даже если прошло 10 лет, неужели за это время Парис и Елена не обзавелись детьми? в те времена у всех было множество отпрысков. например, у отца Париса царя Приама было два десятка сыновей от разных жен. у Андромахи с Гектором только один младенец. а у Париса с Еленой - вообще никого?

о переводе Одиссеи: gorky.media/context/kto-i-zachem-delaet-novye-p...

p.s.: кстати, примерно к середине повествования, наконец, перестаешь представлять Ахиллеса с лицом Бреда Питта.
запись создана: 05.11.2016 в 00:31

@темы: кадзе - книгофил

11:34 

книжный червяк
О том, почему я недолюбливаю Пелевина, чужими словами:
"Честно говоря, я вообще ненавижу Пелевина. Пелевин — это своего рода Шендерович, он пишет газетные фельетоны, приправленные философией уровня Коэльо. <...> В современном мире нет соответствующей системы мер. Ее невозможно сравнить с Пелевиным, который раз в год пишет роман-колонку, «большого Кашина», ее прочитывают, забывают и ждут следующую."

Интервью, наполненное сложными словами, которые и мне понять с первого раза сложно, на "Горьком". Кстати, мне нравится этот новый сайт. Хороший (и более глубокий) соратник Книжной полкой Wonderzine. Если кто еще не в курсе вдруг.

В материале еще немного про наше солнышко - Джулиана Барнса. Но в отличие от героя интервью я (в целом согласная с его формулировкой постмодерна - "состояния комфортного релятивизма как способа сохранить мещанский культурный статус-кво") с удовольствием читаю эти мещанские штучки. А вот журнал "Носорог" читать, пожалуй, не буду. Еще немного попиарим ссылку: мне нравится, какие вопросы задает автор материала, мне интересно, какие ответы дает герой.

В целом же о моем местоположении: чукча из писателя превратился окончательно и бесповоротно в читателя, сохранив за собой заработок в виде литературного чукчи-ремесленника (все мы понимаем, о чем я).

@темы: кадзе - книгофил

14:20 

книжный червяк
ходила лечить зуб - читала в стоматологическом кресле. ходила делать маникюр к съемкам - читала левой рукой, пока обрабатывали правую, и правой, пока обрабатывали левую. ходила стричься....

знаете, я вот нечасто хожу по всяким там... потому что сижу с ребенком. ну и потому что с роду не привыкла. в детстве\отрочестве как было: если стрижка - папа закутывает простыней и берет ножницы. если подготовиться к мероприятию - то берешь у мамы палетку теней, а безумную бордовую тушь для волос у подружки. если ногти - берешь флакончик непроницаемо черного лака, и ровные у тебя ногти, неровные: один фиг, под непроницаемо черным не видно; папа закатывает глаза, ты уходишь красивая.

а теперь приходишь в это самое. в студию красоты там какую-нибудь с пафосной телкою на картинке на входе. и сразу как в фильме про мужчин, которые говорят, которые в ресторане какую-то хрень заказывали и боялись спросить, что это. ну вот, так и сидишь, в креслице скукожившись, скромненький. и пока процедура вся происходит, пока ты с человеком тет-а-тет фактически, мучительно думаешь: куда бы деть глаза, чем бы занять себя. иногда ты (или человек) подает тему для беседы, и вы ее мучительно мусолите. с появлением ребенка стало чуть легче: у всех есть дети, можно потрепаться про это.

вчера ходила к женщине с именем Лилит. "уже хорошо", - подумала я. первая Адамова жена оказалась приятной брюнеткой строгой красоты и сдержанного облика) (без этих вам выщипанных бровей или алых ногтей со стразами, которыми она копалась бы в моей голове), в фирменном фартуке и с мужскими часами на руке. мы мучительно обсуждали хорошие шампуни для волос, как вдруг взгляд мой упал на книжку на тумбочке у кресла.
- это вы, - говорю, - Джека Лондона читаете?
она просияла:
- да, я. очень люблю его. почти все у него прочитала.
- я люблю "Маленькую хозяйку большого дома", а еще хочу "Мартина Идена" прочитать...

короче, пока она меня стригла, мы обсудили Бальзака, экранизацию "Унесенных ветром", важность прочтения Библии для понимания текстов Достоевского, расстались обе довольные: я узнала, что есть фильм по "Любови во время чумы", она узнала, как называется роман, который она хочет прочитать, прежде чем смотреть фильм по Маркесу.

а стрижка, что? да нормально пострили, подровняли слегка, и все. буду еще ходить.

@темы: кадзе - книгофил, девочковое

00:23 

Марина Степнова, "Безбожный переулок"

книжный червяк


Это очень хорошая книга. Местами беззлобно горькая, местами отчаянная, местами пронзительно влюбленная, местами сама любовь, местами - расквашенная грязь в московском переходе, местами - тосканское солнце.

Юмор - взрослый, горький, через слезу:

"Протестанты, кстати, заменяют уныние ленью - и это многое объясняет. Очень многое. Ибо христианин, которому запрещено унывать, не брат христианину, которому запрещено бездельничать. И перерезанных, замученных, забитых во имя этого - легион".

"...Огарева приняли в октябрята. <...>; Огарев, пылая ушами, стоял в общем ряду и – в первый и в последний раз в своей жизни – испытывал чувство сопричастности со своим государством, очень теплое, простое и грубое, как куча-мала. Больше ему с родиной побыть единым целым так и не удалось. Жаль, конечно. Но ничего не поделаешь. Уважение может быть только взаимным".

Умело и не перебарщивая пользуется техникой потока сознания. Очень убедительны любовные сцены, состоящие из мелочей, из связки ключей - нетривиально и очень добросовестно.

И про книжки пишет:
"Читать. Лежа, сидя, стоя. За столом. В туалете. Ты выйдешь, наконец, или нет? Веревку, что ли, проглотил?! В троллейбусе, вися на поручне. В метро, спиной к дрожащей стремительной стене. Вообще читать – значило жить."

А за поэзию (не авторскую, но любовно выбранную из неизвестного преимущественно) отдельное спасибо. Концентрированно в одном участке романа. "Непостижимо, что в помойной Москве девяносто второго года, в сволочное самое время, посреди нигде, четыре этих мальчишки, ровесники Огарева, произносили, закидывая головы, помогая себе и Богу руками, слова, единственно возможные на свете, составленные в единственно возможном, волшебном порядке, который словно придавал смысл всему, словно оправдывал все, включая смерть, нищету, обман, тщету всего сущего, будущее бессмертие."

читать дальше

И сирень зацветает на левой груди у нее,
И ладонь как суденышко тонет в крахмаленных юбках.
читать дальше

или

"Я на тебе не настаивал,
прекрасная божья тварь.
читать дальше

или

читать дальшеКак поднимают последнюю летнюю стаю
Старые греки на поиски новой Елены.

читать дальше

или вот, последнее, простите:

читать дальшеКто эта женщина? Зачем молчит она?
Зачем лежит она с тобою рядом?

читать дальше

@темы: кадзе - книгофил

00:02 

Дмитрий Савицкий "Decompose, Futur Simple", рассказы

книжный червяк
Про Савицкого.

"Низкие звезды лета" - стопроцентно атмосферный рассказ, не просто однозначно и блестяще визуализирующийся, но заполняющий читателя картинками, звуками, запахами, ощущениями, заставляющий оказаться прямо внутри произведения. Но концовку... Такую концовку я не могу оправдать ничем.

"Еще одна импровизация на ужасно старую тему"
В Савицком действительно чрезвычайно много Набокова в плане речи, неосознанного использования одних и тех же слов одним и тем же образом. Мне нравится. Вот Савицкий:
"География имеет лишь одно отношение к слову - она одалживает бумаге свои приметы: свои горы и долины, изгибы рек, цвет неба, запахи садов, шум городов".

Набоков:
"Иногда мы с ним играли в шахматы; его дочь смотрела на меня из-за мольберта и мной одолженные ей глаза или костяшки рук вставляла в ту кубистическую чепуху, которую тогдашние образованные барышни писали вместо персиков и овечек" и "Долли одолжила мне, под прикрытием парты, свою мелом и чернилами испачканную, с красными костяшками руку"

А вот то же самое атмосферное (что хвалила в предыдущем) снова, и нежность к босому клошару с подбитым глазом переполняет благодаря одному лишь построению фразы, одному лишь количеству слогов, задающему темп:
"...на плетенных стульях террас по кругу сидят аборигены, потягивая розовое провансальское, из открытой реношки вопит Пиаф и босой клошар с подбитым глазом, лежа под столбом с часами, читает разваливающееся карманное издание "Пиров" Платона"

"Decompose, Futur Simple"
это такая вещь на 2/3 состоящая из тягомотной рефлексии и на 1/3 - из отчаянно нежной, непростой, отчасти безысходной любви. есть вот романы-истории ("Любовь во время чумы" или "Лезвие бритвы", "Унесенные ветром" или весь Диккенс, Драйзер, вся Остин), а есть романы-рефлексии ("Тошнота", например, или что-то в этом роде, которые я читаю, но не люблю; по мне писать романы-рефлексии можно, только если ты Кортасар и твой роман называется "62. Модель для сборки" или "Игра в классики"). рефлексия у Савицкого скучноватая, наверное, интересная тем, чьи сознательные годы пришлись на 90е и эмиграцию, мне же это неблизко. очень долго ничего не происходит, а потом под занавес происходит и звенит почти на твердую пятерку.

а еще мне очень нравится, как это написано. он делает со словом что-то очень классное. здесь и Набоков, и наверняка Миллер (я не читала, но из пророков разврата он самый известный) и немного юмора - не смешного, но вызывающего усмешку и сродство.

"Когда же она разродится, эта смуглая дочь юга, застенчивая и усатая, как молодой Лермонтов?"

"Беглец, покинув просторы прошлого, начинает жить с нуля, у него два возраста. Дата рождения в паспорте - реальна, но реальна и дата его въездной визы, дата в виде на жительство. Борису было тридцать два года в тот день, когда он сошел с трапа самолета в Орли. Это означало, что отныне он, по сравнению со всеми остальными, опаздывал на тридцать два года жизни"

"Дождь кончился - в пятнадцать минут десятого солнце шипело и танцевало на крышах города".

"И в этот момент, на повороте на мост, легко, как шутка, но отчетливо, как - дурная, металл чиркнул о металл".

"На Новом мосту стройная девушка выгуливала нервного колли. Проходя мимо, он тайком заглянул ей в лицо: девушке было сильно под девяносто".


С Савицким пока закончу, но внесу в список его "Вальс для К."

@темы: кадзе - книгофил

23:51 

"Блюз Сонни"

книжный червяк


Лишь в этом сборнике рассказов о музыкантах еле-еле нахожу я отрекомендованного сестрой Танидзаки. Я мало что смыслю в музыке, но здесь очень много лакомых имен. Итак, по порядку. Здесь четыре повести,

"Моцарт на пути в Прагу", Эдуард Мёрике - очень сладко, приторно, 1865 год, что бы вы еще хотели? "-о, это был флакон тех самых дорогих духов! какая жалость, что он разлился по карете! - ничего, дорогая, зато нам уже не так душно в карете!" Но куски с описанием музыки, создания и прочувствования "Дон-Жуана" великолепны.

"Контрабас", Патрик Зюскинд - теперь я понимаю, что имел в виду Саша Щербина в своей приписке к песне "Контрабас", которая гласила "Не по Зюскинду". Рассказ очень добротный, но оставляет неприятное впечатление. Герой хорошо выписан, но он мне крайне неприятен (автор, наверняка, того и добивался).

"Блюз Сонни", Джеймс Болдуин - в сборнике много имен, но название ему дал именно этот рассказ о Гарлеме, совершенно непримечательно начинающийся, но очень грамотно усиляющий воздействие от страницы к странице, чтобы к концу добиться оглушающего эффекта.
"Знаешь, Сонни, - мягко сказал я, - люди не всегда могут заниматься тем, что их интересует...
- Нет, не знаю, - к великому моему удивлению сказал Сонни. - По-моему, люди обязаны заниматься именно тем, что их интересует - для чего еще они живут?"

"Креол начал рассказывать нам, что такое блюз и о чем он. Оказывается, не о чем-то очень новом. Новым делали блюз он сам и его мальчики, которые там, над нами, рискуя безумием и смертью, искали новые пути заставить нас слышать. Ибо хотя повесть о том, как мы страдаем и как наслаждаемся, и о том, как мы торжествуем победу, совсем не нова, мы должны слышать ее снова и снова. Другой нет, в этом мраке нет для нас другого света".


"История Сюнкин", Дзюнъитиро Танидзаки - довольно нетривиальная история любви с неожиданной концовкой. Местами проскакивают настолько сексистские пассажи (хотя очень редко), что приходится себе напоминать, что книга написана в первой трети XX века японским автором о Японии века XIX.

Забавные и милые вещицы Моэма и Шоу; роскошный, восхитительно динамичный и отчаянно-печальный, драйвовый и вдохновенный, настоящее роуд-муви в стиле кантри - рассказ Карло Сгорлона с дурацким названием "Рыжая ежка" (найдите - прочитайте). Чем-то напоминает "Кнульпа" Гессе, которого (Гессе, а не "Кнульпа") я еще увижу в этом сборнике. Однозначно читать Сгорлона в большем размере.

Очень неожиданное, но предельно точное объяснение смысла жизни людей инопланетянам, лишенным полового влечения, дает Апдайк в "Планете целомудренных": "Именно ради любви мы и живем, - заверили их. - Наши космические корабли, наши небоскребы, наши биржи - всего лишь результаты отклонения этого инстинкта от его цели. Мы заставляем служить любви нашу одежду, нашу пищу, наше искусство, наши средства передвижения, даже наши войны. Любой новорожденный землянин вбирает в себя первым же сосательным движением, и этой же самой страстью отуманен его последний вздох. Все остальное - фальшь, обман и способы заморочить себе голову". Хотя сам рассказ меня и не особенно впечатлил.

Про неожиданное открытие - Савицкого - я уже написала отдельно. Во "Флейте" Гессе угадываются мотивы уже помянутого здесь "Кнульпа", и "Нарцисса и Златоуста", но слабее. Еще немного разной степени приятности текстов.

В целом же, сборник - настоящая солянка от Мерикё и Теофила Готье, чрезмерно неимоверно до усрачки сладких в начале XXI века, до того же Савицкого с его таблетками и "Истории Сюнкин". Рассказы, объединенные музыкой, могли бы быть и пооднороднее. Однако, возможно, именно благодаря этой разнородности я хотя бы по верхам нахватала несколько интересных имен.

@темы: кадзе - книгофил

22:59 

книжный червяк
нашла волшебное и совершенно неожиданно на русском языке. идите читайте - это рассказ.

полезла гуглить автора - он оказался генеральным директором "Серебрянного дождя", а в википедии про его творчество написано его же цитатой:

"Меня сравнивали (и часто) с теми, кого я еще не читал. Но влияние Генри Миллера вполне закономерное. Как и Лоренса Даррелла. Я и не скрываю (к чему?) влияния Миллера, Набокова и Даррелла. Нынче, быть может, Патрика Модиано, Элиаса Канетти и Альбера Коэна можно добавить, а Набокова убрать"

Коэна! Кто-то знает Коэна, кроме меня!

Набокова я заметила:
"Она клубилась, эта моя третья идея, как зимний вокзал под открытым вечерним небом, как горный перевал в театральном антракте двух друг от друга оглохших гроз"

"...отправился неизвестно куда, но с явным ощущением затвердевания вокзальных дымов и грозовых туч, которые с каждым моим шагом наливались полновесным свинцом".

"Она чудно каталась, моя девочка; сжатые вместе коленки, удар острием лыжной палки влево, вправо, обгорелый нос и облака вместо глаз на стеклах круглых альпийских очков"


Пойду прочитаю все, что найду.

@темы: кадзе - книгофил

23:51 

книжный червяк
сдала все тексты, новых не брала. читала сегодня весь вечер - хорошо.

@темы: кадзе - книгофил

21:31 

книжный червяк
"Новинка издательства Common place, которую уже можно найти на полках «Фаланстера» — роман одного из крупнейших итальянских писателей XX века Луиджи Малербы «Моццикони». Это написанная больше 40 лет назад история об анархисте-кинике, который ушёл из Рима, поклявшись туда никогда не возвращаться, и отправился бродяжничать по берегу Тибра. Отрывок из книги можно прочитать вот тут. dystopia.me/fragment-knigi-motstsikoni/"

И тут, знаете что, выясняется? Что роман об анархисте-кинике был моей детской книжкой! Нет, я серьезно. Загуглила. Действительно, есть издание "Детской литературы" в 1978 году. Надо бы перечитать.

@темы: кадзе - книгофил

23:28 

книжный червяк
За последний год с небольшим моя жизнь изменилась таким образом, что главным тусовочным местом для меня является детская площадка. По долгу службы (гм) я общаюсь с множеством родителей. Все эти мифические "годовасы" и "тугосери", которыми пугал интернет, они и остались где-то в интернете. Конечно, родители детей до трех-пяти лет куда менее адекватные люди (особенно, матери), чем остальные категории населения, потому что день изо дня они изолированы от традиционного общества и поглощены на 99% собственным ребенком. Поэтому говорят о детях, думают о детях, интересуются детьми.

Однако "далеко не самый адекватный" не значит "неадекватный". Сейчас у меня есть компания, с которой, пока дети купаются в луже, помимо детского питания и одежды можно обсудить "Игру престолов", бары, походы, Марвел и даже немножко книжки. Короче говоря, почти полноценная жизнь)

Вот тут-то и кроется истина. Немножко книжки. На множко книжки не хватает времени ни у кого, даже у меня (трое суток я книгу не открывала вообще). Я частенько слышу "Время на чтение находится только поздно вечером. Я начинаю читать и через 15 минут от усталости не понимаю и не помню, о чем я прочитала в последнем абзаце. Поэтому закончив книгу, я решила не начинать новую".

Мне знакомо это состояние: слипающиеся глаза и непонимание, о чем читал. Я тогда встаю, убираю на кухне - посуда всякая, ноутбуки и т.п., слегка взбадриваюсь и читаю еще 15 минут. Потом готовлюсь ко сну: умыться, почистить зубы и все такое, еще немного взбадриваюсь и читаю еще 15 минут. Хотя бы так. Потому что совсем не читать нельзя.

Пойду почитаю 15 минут)

@темы: кадзе - книгофил

радио кадзик

главная