Записи с темой: кадзе - книгофил (список заголовков)
22:36 

Моя гениальная подруга

книжный червяк
Ну что, свершилось. Вышла "Моя гениальная подруга". Правда, я не разобралась пока, где ее смотреть. Первую серию видеосервис выложил в ВК для затравки - остальные по подписке нужно смотреть. Если кто найдет в свободном доступе, маякните.

Я писала в начале года про книгу. Я читала запоем тома Ферранте. Она прекрасная. Что касается сериала, судить по первой серии, конечно, сложно. Но пока у меня сложилось такое впечатление: сделали очень хорошую визуализацию, долго подбирали актеров, любовно строили декорации, быт, писали сценарий, писали и переписывали, прорабатывали, старались сделать очень хорошо. И вышло очень хорошо. Но что-то важное упустили. Что-то важное, незримое, что бьется в книге и отсутствие чего ощущается почти физически. Я попробую посмотреть еще, если найду. Но пока неоднозначно.

@темы: кадзе - книгофил, кадзе - киноман

09:58 

Барбара Пим "Почти ангелы"

книжный червяк


Мне бы и в голову не пришло читать книжку под названием "Почти ангелы", если бы до этого я не прочитала книжку под названием "Замечательные женщины". Как мы помним, Барбара Пим только делает вид, что пишет дамский роман. На самом же деле - я уже писала в предыдущем посте - это такой же дамский роман как "Гордость и предубеждение" или первая часть "Бриджит Джонс". Но и это - лишь часть правды. Но я не буду пересказывать предыдущий пост про Барбару Пим, а постараюсь рассказать что-то новенькое.

Поначалу кажется, что героев слишком много, что у нас тут опять антропологи, что сюжет довольно невзрачный. Но к множеству героев надо привыкнуть - в конце концов, это не "Игра престолов", здесь их много меньше. Довольно скоро я обнаруживаю, что я отлично разобралась во всех этих мисс Кловис, Кэтлин, Дейдре, Дигби, Лидгейтах... Будто переехала в другой район, еще путаю соседей какое-то время, но потом привыкаю. Вообще, Барбара Пим - это такое уютное, соседское чтиво.

"Было что-то успокаивающее в этой сцене: мать и тетка шьют и вяжут в приятной, отделанной ситцем комнате, загроможденной безделушками и фотографиями, на дубовом столике - серебряный чайный поднос и жестянка для пряников в веселую шотландскую клетку, Дейдре почувствовала себя утешенной, даже не осознав, что нуждается в утешении".

Антропологи... Да, признаюсь, мне кажется, что даже если ты, как Барбара Пим, работал в Международном институте Африки и редактировал его научный журнал, это не значит, что ты должен сделать почти всех ключевых персонажей своих романов антропологами. Зато это позволяет Пим сделать вот еще что: разместить героев своего нового романа в той же плоскости, что и персонажей предыдущего (ну как, нового - 1955 год против 1952 года). Я хочу сказать, что в "Замечательных женщинах" был открытый финал, и читатель мог гадать, что же в конце концов произошло с Иврардом Боуном, Милдред и четой Нейпиров, но из разговора сплетничающих дам в "Почти ангелах" мы точно узнаем концовку "Замечательных женщин". Это было очень приятно.

Вообще хороший лично для меня роман - это то, в котором между строк я смогла прочесть не менее важные вещи, чем в самих строках (тут два ключа: во-первых, они там есть, во-вторых, они даны так, что я смогла; а я читатель - не самый глупый, но - далеко-далеко-далеко не самый умный). А между строк у нас тут говорится, помимо всего прочего, и о положении женщины. У нас тут есть два подающих надежды юнца - Марк и Дигби, которые сейчас на той ступени социальной лестницы антропологов, что готовят какие-то доклады и обивают пороги библиотеки антропологического общества в надежде познакомиться с нужными людьми и получить гранты на собственную экспедицию в Африку. У них мало денег, они зовут старших одиноких женщин на ланч - одна из них как раз знает всех и все балуют ее мелкими подарочками - заказывают себе совсем мало еды, чтобы расплатиться за своих спутниц, но когда женщины сами за них платят, Марк и Дигби не протестуют. А вот еще один пассаж. Посмотрите, что говорят Марк и Дигби и что они думают:
- Кто? Том и Кэтрин? Нет, не думаю, - ликующе отозвался Марк. - Кэтрин не очень хочет ехать с ним в Африку, к тому же, она не антрополог. Ему бы гораздо лучше жениться на Примроуз или Ванессе.
- Или даже на тебе, - сказал Дигби, дружески сжимая ей локоть. - Ты ведь достаточно молода, чтобы тебя сформировать.
- Надеюсь, поезда еще ходят, - выпалила Дейдре, когда они подошли к станции подземки. - Так что мне лучше поторопиться. Пока!
Она сбежала прежде, чем молодые люди успели предложить проводить ее до поезда, чего оба в любом случае не сделали бы.
<...>
- ...Кому-то из нас следовало проводить ее домой... Что если нет такого позднего поезда, как она рассчитывала?
- Проводить домой? - Изумленно переспросил Марк. - Тебе что, выпивка или ночной воздух в голову ударили? Да она, наверное, за сотню миль отсюда живет. Пора бы уж излечиться от таких старомодных мыслей.
- Да, конечно, вечно забываешь, что женщины теперь считают, что они нам ровня. Но иногда все-таки вспоминается, что когда-то мы были сильным полом, - почти грустно отозвался Дигби.


Интересна и трансформация образа Тома - центрального мужского персонажа в романе.
спойлер

@темы: кадзе - книгофил

22:58 

книжный червяк
За всей этой суматохой чуть было не прохлопала фильм "Обещание на рассвете". Любопытно, фильм вышел в 2017 году, а у нас премьера только в январе 2019. Я обязательно пойду. А вот вам трейлер. Я, правда, на французском ни бельмеса, но он все равно хороший. Дочитаю текущее и возьмусь снова за Ажара/Гари. Что посоветуете?


@темы: кадзе - киноман, кадзе - книгофил

12:05 

Гарри Поттер: я серьезно

книжный червяк


Четырнадцать лет мне понадобилось на то, чтобы понять, что глуп не Гарри Поттер, а я. Во всяком случае, на то, чтобы вновь дать этой вселенной шанс. Ведь непрочитанные книги начинают преследовать тебя иной раз до тех пор, пока ты все не бросишь и не побежишь глазами по строчкам. Я начала его читать лет в четырнадцать, но уже к четвертой книге перестала продираться сквозь неожиданно повзрослевшую канву событий. Затем я отложила книги и сказала, что с этой фантастикой что-то не так, что она стала скучной. На самом деле, это я просто не дозрела, чтобы оценить книги.

Потом было много, много, очень много книг и много лет. И Гарри Поттер стал попадаться мне - слишком часто, чтобы я могла это игнорировать. Помимо того, что его обожали три моих школьных подруги, две университетских и даже две взрослых, Гарри Поттер встроился не только в знакомых мне людей, но и в культурный код: в конце концов, я узрела отсылку к нему у Салмана Рушди. И на этом мое терпение лопнуло. Непрочитанные книги пришли за мной. Я дала себе обещание, что я его прочитаю в ближайшее время. И прочитала. Да, я так долго читала не одну книгу, я так долго читала восемь книг. И отдала им должное. Меня не хватило на барда Бидля, квиддич и фантастических тварей, я поняла, что мне хватит на проклятом дитяти. Когда-нибудь я дочитаю все. Но так вот. Про Поттера и без меня много написано, я скажу лишь тезисно:

1. Больших, качественно прописанных, подробных и почти осязаемых вселенных, снискавших такую популярность, не так много. По пальцам можно пересчитать. Давайте вместе: Звездные войны, Властелин колец, Дюна, Нарния, Амбер, Марвел, Земноморье, что еще? Прочитав 8 книг, могу с уверенностью сказать, что Поттер стоит с ними в одном ряду.

2. Очень приятно, что от первой до восьмой книги качество не только не падает, а растет. Это ведь непросто вытянуть восемь книг, не исписаться по дороге.

3. Сильная сторона Роулинг - хорошо продуманный сюжет, его повороты, ружья, которые щедро развешаны по стенам во всех книгах, и непременно выстреливают (а то - потом еще и достреливают. Слабая - любовные линии. Отношения с Чжоу Чанг и их кульминационные моменты - поцелуй под омелой, разговор в кафе для влюбленных - написаны настолько безобразно, что аж хочется перепрыгивать абзацы. Кто-то скажет: ну да, мы же должны почувствовать неловкость, это были откровенно неудачные отношения, тот самый первый блин комом. Ну нет. Это просто неудачно выписанные отношения, вот что это такое. И далее мы видим то же самое: Рон с Гермионой в какой-то момент начинают чуть ли не в каждой главе очень показательно обниматься, хвататься за руки и вот это все - автор говорит нам: ребята, у Рона с Гермионой интрижка, ребята, не пропустите, вы увидели, да, вы заметили, вы точно заметили, что Рон теперь с Гермионой? Ну а Гарри-Джинни - это и вовсе слив: сначала Гарри долго воображает, иной раз даже в кровати (и тут у меня ассоциации самые что ни на есть однозначные - что еще может делать мальчишка в пубертате, когда он в кровати и думает о девочке?), потом они целуются, потом они ведут себя как старая мудрая пара, потом они расстаются перед великим кресстражным походом Гарри, а потом они уже женаты и прошло 19 лет. WTF? Если любовная линия совсем не нужна, давайте ее выбросим, пусть это будет книга про мальчика, который смог. Но если это любовная линия, которая принадлежит центральному персонажу, и мы тащим ее через тысячестраничные тома, то, может быть, среди этих тысяч и тысяч страниц найдется хотя бы несколько, которые ее как следует раскрывают?

Как-то так. Простите, что побыла вашим кэпом, но удержаться от впечатлений по Поттеру я не смогла. Перечитывать однозначно буду. Вместе с Русланом, наверное. Правда, я так и не поняла, на какой возраст рассчитана эта серия? Вот для меня главная загадка поттерианы: для кого она? В четырнадцать было рано, в двадцать восемь уже поздновато я начала.

@темы: кадзе - книгофил

23:06 

Барбара Пим "Замечательные женщины"

книжный червяк


Закончив с "Понаехавшей", я все думала, что взять дальше, что должно послужить мягким переходом от ни к чему не обязывающего, но очаровательного юмора к вещам более серьезным, что можно (и уютно) читать осенью? Вспоминала-вспоминала и вспомнила, что висит у меня в списке Барбара Пим. Я сама б о ней ничего не знала, не прочти я в свое время статьи Завозовой на Горьком, но той статьи уж нет, все ссылки биты, мне же остается собирать впечатления в кучку.

"Замечательных женщин" можно сравнить с женскими романами, которые не являются на самом деле "женскими романами". Если читать только рецензию, "Замечательные женщины" ассоциируются с Джейн Остен, "Бриджит Джонс" и "Хорошими женами". Но все не так-то просто.

"Замечательных женщин" можно было бы сравнить с романами о лишнем человеке. Хотя в данном случае главная героиня - вовсе не настолько лишний человек, она как раз человек нужный, без нее просто не могут обойтись: такая идеальная посредница, которая живет чужой жизнью в хорошем смысле, потому что не имеет своей. Но такая трактовка напрочь убивает обаяние, которое свойственно упомянутым в предыдущем абзаце книгам.

В "Замечательных женщинах" хорошо, подробно и по-настоящему прорисована мелкая будничная действительность, "маленькая" невзрачная героиня (которой отнюдь не стать Джен Эйр), но которая вовсе не лишена способности чувствовать, даже если она иной раз и выглядит безликой словно предмет мебели. Каково это - оказаться по ту сторону: когда ты, скажем, не Скарлетт О'Хара, а Индия Уилкс?

И отдельно я отмечу концовку: очень хорошо, что спойлер

Вердикт: очень даже рекомендую, особенно по осени.

@темы: кадзе - книгофил

12:50 

Наринэ Абгарян "Понаехавшая"

книжный червяк


Когда-то я всем настоятельно рекомендовала "Манюню", которая восхитительна, шедевральна и заходит даже людям, у которых нет детей (потому что все мы когда-то были детьми).

А на днях я взяла и в считанные часы прочитала "Понаехавшую" - это сборник историй (примерно как и в "Манюне"), только на этот раз повзрослее: о трудовых буднях Понаехавшей (в которой без труда угадывается автор), устроившейся в 90-е работать кассиршей в валютный обменник в гостинице "Интурист". Здесь будет всё: разудалая начальница О.Ф. - тиран, самодур, нежная мать и русская баба, которая коня на скаку в алкогольном ударе; жрицы любви, прогуливающиеся стайками по фойе гостиницы "Интурист", Добытчица Наташа с шестым размером груди и Бедовая Люда (последние две - это уже коллеги), невозможно красивый и вечно пьяный инкассатор Леша, которого кассиршам приходилось конвоировать до инкассаторского автомобиля, придерживая автомат.

Здесь будет много смешной сатиры на 90-е, да и вообще на человеческую природу (не так уж она и изменилась, верно?), приправленной водкой и матом (мата здесь много, на нем не ругаются, на нем, понимаете ли, разговаривают). И это - отличное лекарство от осенней хандры, если вдруг у вас уже похолодало и помрачнело.

Рекомендация: читать тем, кто сам не дурак выпить и трехэтажно покрыть.

@темы: кадзе - книгофил

22:15 

Сомерсет Моэм "Пироги и пиво"

книжный червяк


Книги часто приходят внезапно. Три года назад, читая биографию Моэма, я внесла - уже и не помню, почему - в список на прочтение "Пироги и пиво", а добралась только неделю назад, поймав отсылку - снова не помню, по какому поводу: привет, пролактин - на "Пироги и пиво" в "Комментированной Алисе". Внезапно, да. Но-таки я решила, что вот он, знак, и надо читать.

Этот роман совсем небольшой. Читается он легко: у Моэма как всегда легкий слог. Помимо легкого слога - по-прежнему добротные персонажи, главный герой ("я"), чем-то похожий на рассказчика из "Острия бритвы" (кстати, так давно его не перечитывала, что даже не упомянула в книжном флешмобе про 7 любимых произведений) - тоже писатель, наблюдательный, язвительный, самокритичный. Персонажей немного, но они хорошо выписаны - снова: как всегда. В этом весь Моэм: добротный, очень добротный, дающий нам хорошую, добротно выписанную историю (ведь у него всегда хорошие истории - "Острие бритвы", "Узорный покров", "Пироги и пиво"). Я так часто употребляю слово "добротный" - потому что это, на мой взгляд, лучше других подходящее определение для прозы Моэма. Еще одно - "плодовитый", но речь не об этом, он ведь в положительную сторону плодовитый: и, кстати, говоря, уж не выписывает ли он в Дриффилде отчасти самого себя? Хотя он никого вообще в нем не выписывает, образы Дриффилда и Элроя - собирательные, он говорил в предисловии.

Мне, собственно, нечего вообще добавить по Моэму, с ним трудно. Он просто хорош для чтения в умеренных дозах - и на этом все (это если не считать пронзительного "Острия бритвы"). Однако Вики сообщает, что "Пироги и пиво" вроде как любимая книга Моэма. Еще и поэтому она заслуживает внимания. И, конечно, за счет концовки, самой-самой концовки: это отлично.

А вдогонку пара точных цитат:

"Мне подумалось, что подлинная его душа, до самой смерти не распознанная и одинокая, безмолвной тенью сопровождала видимые всем фигуры — автора, написавшего его книги, и человека, прожившего его жизнь,— посмеиваясь с ироническим безразличием над этими двумя марионетками, которые мир принимал за Эдуарда Дриффилда."

"...погрузился в размышления о жизни писателя. Она полна испытаний. Сначала ему приходится терпеть нужду и равнодушие; потом, достигнув кое-какого успеха, он должен безропотно принимать все капризы судьбы, которые с этим связаны. Он целиком зависит от ветреной публики. Он отдан на милость журналистов, которые хотят брать у него интервью, и фотографов, которые хотят его фотографировать; на милость редакторов, которые выколачивают из него рукописи, и сборщиков налогов, которые выколачивают из него подоходный налог; на милость высокопоставленных персон, которые приглашают его на обед, и секретарей всяких обществ, которые приглашают его читать лекции; на милость женщин, которые хотят выйти за него замуж, и женщин, которые хотят с ним развестись; на милость юнцов, которые норовят получить у него роль, и незнакомцев, которые норовят получить у него денег взаймы; на милость словообильных леди, которые просят совета в своих семейных делах, и серьезных молодых людей, которые просят ответа в своих литературных поисках; на милость агентов, издателей, антрепренеров, зануд, почитателей, критиков и своей собственной совести. Но есть у него одно возмещение. Что бы ни лежало у него на сердце — тревожные мысли, скорбь о смерти друга, безответная любовь, уязвленное самолюбие, гнев на измену человека, к которому он был добр, короче — какое бы чувство или какая бы мысль его ни смущали — ему достаточно лишь записать это чувство или эту мысль черным по белому, использовать как тему рассказа или как украшение очерка, чтобы о них забыть. Писатель — единственный на свете свободный человек."

@темы: кадзе - книгофил

23:31 

"Комментированная "Алиса", Мартин Гарднер

книжный червяк
Завтра самолет. Под девизом "У меня вся ночь впереди" я дочитываю то, про что обещала рассказать.



Неведомыми, окольными путями иной раз попадают ко мне книги из списка на прочтение. На этот раз на маменькиной книжной полке я обнаружила "Комментированную "Алису" в прекрасном издании, за которую бы в формате ридера точно бы не взялась. В этой книге полно прекрасных иллюстраций. И прекрасных комментариев - для тех, кто ничего не понял в детстве.

По сути, Алиса ценна не только своим своеобразным очарованием, не только и не столько многочисленными загадками, которые Кэрролл-Доджсон спрятал в тексте тут и там, не новизной формата (Кэрролл отказывается от обязательной для детских книг поучительной морали), не прекрасным примером текста в жанре "нонсенс". Алиса ценна тем, что это - культурный код. И расшифровка этого культурного кода заставляет читательские мозги заработать как следует (хотя бы на время чтения), а самого читателя - по-новому взглянуть на привычные вещи.

Поэтому так ценны и вменяемые комментарии к "Алисе". Как справедливо замечает Гарднер, он сознательно опускает фрейдистсткие теории, потому что такого навоображать можно. Я же ограничусь лишь парой цитат из Гарднера, которые указывают на суть "Алисы":

"Единорогу Алиса показалась сказочным чудищем. Философическая скудость нашего времени в том, в частности, и состоит, что существуют миллионы наделенных разумом чудовищ, которые ходят на задних ногах, смотрят на мир сквозь пару линз переменной кривизны, периодически снабжают себя энергией, вводя через отверстие в лице органические вещества, и не видят вокруг ничего сказочного".

"Последний уровень метафоры в "Алисе" заключается в следующем: жизнь, если и смотреть на нее разумно и без иллюзий, похожа на бессмысленную повесть, которую рассказывает сумасшедший математик. читать дальше

"Видение чудовищной бессмысленности космоса ("Голову долой!") может быть либо мрачным и тревожным, как у Кафки или в Книге Иова, либо веселым и смешным, как в "Алисе"..."

Помимо всего прочего Гарднер рассказывает нам об интересных фактах: откуда взялись те или иные вещи, чем и кому обязана книга и для кого предназначены шутки в "Алисе". Я же поделюсь совершенно очаровательной штукой про Соню. Вы же помните, что ее совали в чайник? Так вот, Гарднер рассказывает, зачем: "в викторианскую эпоху сони были домашними зверьками, и держали их в старых чайниках, наполненных травой или сеном".

@темы: кадзе - книгофил

21:55 

книжный червяк
Горький тут пишет:
«Марк Лоусон горячо хвалит роман испанского писателя Карлоса Руиса Сафона «Лабиринт духов» — итоговый том тетралогии «Кладбище забытых книг». Хотя 832-страничную книгу, по словам Лоусона, можно использовать вместо гантели, роман — «колоссальное достижение». В тетралогии речь идет о гениальных — неизвестных широкой публике и выдуманных, понятно, автором — литературных произведениях; в новом томе это книги детского писателя Виктора Матэ. «Через вымышленные книги читателю постоянно напоминают о настоящей истории литературы»: в детективном «Лабиринте духов» есть отсылки к Льюису Кэрроллу, Уилки Коллинзу, Шарлю Перро. Странно, что в рецензии ни разу не упомянут Умберто Эко.»

А я уже и не знаю, читать или нет. С одной стороны, надо как-то закончить с этой историей. Да и отсылки к Льюису Кэроллу - это хорошо, а почему хорошо - я скоро расколюсь. А с другой стороны, "Тень ветра" была хороша, а с каждой новой книгой Сафон все хуже и хуже. А чтобы прочитать четвертую книгу, надобно снова перечесть первые три. Отложу на несколько лет, наверное.

@темы: кадзе - книгофил

07:20 

книжный червяк
в Тольятти - дождь, и нет ничего приятнее, чем проснуться от его шума, перевалиться на другой бок, закутав плотнее в одеяло подмерзшего филейной частью суслика и себя, полежать еще, скрываясь от наступившего утра под маской для сна в виде ореховой сони, а потом выползти в одиночку на кухню, пить чай с мятой, читать огромную книгу с чудесными иллюстрациями и никуда не торопиться.

как хорошо мы успели вчера ухватить роскошный теплый день.

@темы: кадзе - книгофил

10:01 

книжный червяк
и до меня флешмоб добрался. 7 любимых книг называется - каждый день положено по книге выкладывать и осаливать кого-нибудь. почти все книжные в избранном уже осалены, так что берегитесь, товарищи. участвовать - по желанию, если вас еще никто до сей поры не осалил, а то я уже и не упомню, у кого было, у кого - не было.

День первый. Герман Гессе "Игра в бисер"
"Мечтающая о Касталии Германия Германа Гессе..."



читать дальше

День второй. Маргарет Митчелл "Унесенные ветром"
"Я не буду думать об этом сегодня. Я подумаю об этом завтра."



читать дальше

я пропустила день, потому что задрыхла вчера с Русланом, но я исправляюсь:

День третий. Альбер Коэн "Любовь властелина"
"Триумфальный поход любви."



читать дальше

День четвертый. Владимир Набоков "Лолита"
"Ло-ли-та: кончик языка совершает путь в три шажка вниз по небу, чтобы на третьем толкнуться о зубы."



читать дальше

День пятый. Макс Фрай "Лабиринты Ехо"
"Все всегда уезжают навсегда. Вернуться невозможно. Вместо нас всегда возвращается кто-то другой."


читать дальше

День шестой. Хулио Кортасар "62. Модель для сборки"
"Ты опять будешь только именем, которым я защищаюсь от ничто, призраком, который я выдумываю с помощью слов"

читать дальше

День седьмой. Кадзуо Исигуро "Остаток дня"
"... достоинство – качество, каковым человек либо наделен, либо не наделен от природы, а стало быть, если оно не проявилось в человеке со всей очевидностью, стремиться к нему так же тщетно, как дурнушке пытаться выбиться в красавицы."



Заканчивая недельный книжный флешмоб, я должна выбрать одну последнюю книгу. Долго думала, на чем остановиться. Ведь есть еще столько вещей, о которых я хотела бы рассказать здесь, которые я перечитывала десятки раз или же тех, что за один раз произвели неизгладимое впечатление, которые я попросту боюсь перечитывать так скоро. Может быть, "Властелин колец" или Урсула Ле Гуин? Я росла с ними: но я не толкиенистка и слабо знаю Урсулу. "Туннель в небе"? пожалуй, но я так давно за него не бралась. "Волшебная гора" или "Будденброки"? но с Манном я была всего единожды, я не могу сказать, что готова веско говорить, особенно, о такой вещи, как "Волшебная гора". "Маленькая жизнь"? "Неаполитанский квартет"? "Дом, в котором"? Есть тысячи страниц, о которых я могла бы сказать.
Но пусть это будет одна книга. Или хотя бы один писатель. Я не зря признаюсь в любви Исигуро: признавалась еще задолго до того, как он получил Нобеля. "Остаток дня" и "Не отпускай меня" - вещи особенные, книги, которые как и "Игра в бисер" учат тихому мужеству. Только здесь нет светлого мужества, здесь есть смирение, осознание факта и достоинство, с которым его принимают. "Остаток дня" хорош и в прозе, и в виде фильма, кстати. Если вы еще "не", давайте чтобы уже "да".
осалю-ка я mary_elodia
запись создана: 12.09.2018 в 22:08

@темы: интернетная фигня, кадзе - книгофил

21:04 

Салман Рушди, "Земля под ее ногами"

книжный червяк
у постмодерниста
отсылки льются чисто,
а я понимаю,
что я пролетаю...




а я, наконец, сегодня дочитала Салмана Рушди. потому что на маменькиной книжной полке я увидела кое-что такое, ради чего стоит дать себе пинка и дочитать все, что угодно. на самом деле, "Земля под ее ногами" - хороший роман. наверное. ладно, давайте не буду голословной.

"Земля под ее ногами" - это такой большой кусок культурного кода. это шифр, который читателю постоянно нужно разгадывать. для чтения этого шифра обязательно понадобится знание мифа об Орфее и Эвридике, я вот не в теме была (кроме общей концепции), а потому, наверное, и не въехала. этот роман буквально нашпигован всевозможными отсылками ко всему, чему бы то ни было - наверное, вообще ко всему, что приходило в голову автору. здесь есть отсылки к Воннегуту и Диснею, к "Шахнаме" (спасибо, Памук, обсасывающий "Шахнаме" на протяжение всей "Рыжеволосой женщины"); "Шахнаме" я так и не прочитала, но Памука в данном случае было достаточно, чтобы провести параллель: в тексте после убийства сэра Дария его сыном Сайрусом - это вообще не спойлер, это не повредит никому - на место преступления приходят полицейские с именами Сохраб и Рустам (как у отца и сына из "Шахнаме"), причем у Памука все восходит к "Эдипу", а убитый сыном отец занимался изучением древнегреческих мифов и параллелями между древнегреческими и индийскими мифами; но "Земля под ее ногами" написана в 1999, а "Рыжеволосая женщина" - в 2016, так что вы понимаете меня). здесь есть отсылки к Джойсу, Воннегуту, к Пиноккио, к "101 далматинцу"... читая книгу, вы считываете культурный код.

что же касается тысячестраничной истории любви, точнее - истории отношений, любовных треугольников - самой по себе, то я не уверена, заслуживает ли она того, чтобы так долго мусолить ее со всех сторон. да, это очень подробно изображенные вымышленные рок-кумиры всего мира, да, это получились детальные персонажи. но я не могу ответить на вопрос: зачем кому-нибудь нужно читать "Землю под ее ногами", хотя я не буду скрывать, что я - даже не скорее всего, а абсолютно точно - не поняла автора. если кто-нибудь понял, скажите.

@темы: кадзе - книгофил

22:13 

книжный червяк
Руслан сегодня попросил рассказать ему историю за едой. Ну, это традиция такая - чего-то интересное рассказывать за едой временами. То я про кашу космонавтов вещаю, то - про полбу, которую еще древние греки ели (тема древних греков у нас вообще актуальна после похода в Херсонес), то - про чечевицу, найденную в египетских пирамидах. А тут у меня ступор случился. Про курицу с рисом никакая история в голову не пришла. Но рассказывать что-то надо и вот прямо райт нау.

Ну я и рассказала историю. Про царя Хриса, его сыновей Гектора и Париса, корабли, список которых надобно читать до половины, и все такое прочее. В картинках. Вспоминали вместе с Владиком. Хорошо вышло.

Поймала себя на мысли, что хоть и считала всегда Одиссею интереснее Илиады, странствия Одиссея я в хронологическом порядке (и вообще) не воспроизведу.

@темы: кадзе - книгофил, маленькие радости

22:15 

книжный червяк
Ой, ребята, что выйдет, что выйдет!

Помните, я все хвалила "Неаполитанский квартет" Элены Ферранте? Если кто не помнит, идите и вспоминайте. Если кто не прочитал, идите и срочно читайте, до ноября у вас есть время. Потому что в ноябре выходит сериал!

У меня не заладилось с "Исповедью служанки", но "Мою гениальную подругу" я точно посмотрю, обязана.


@темы: кадзе - книгофил, кадзе - киноман

23:53 

Эрнан Ривера Летельер "Фата-моргана любви с оркестром"

книжный червяк


Этот текст - настоящий лонгрид. Для меня. То есть, не в том смысле, что его долго читать, нет - роман-то как раз небольшой, а в том, что его откладывала целых четыре года. И, как оказалось, совершенно зря.

Если вы только что узнали про "Фату-моргану" из этого поста, не откладывайте, да поскорее прочитайте его: на весь роман всего пара скучных страниц, текст льется, льется, льется и заканчивается...громогласно.

Это история любви сеньорины - не по происхождению, но по образу мыслей и поведению - и разбитного рыжего трубача, дамского угодника из оркестра, именуемого "Литр-бенд", потому что оный "бенд", уже проснувшись, начинал принимать литрами, доходя до нужной кондиции как раз к моменту выступления на продолжительных гулянках в многочисленных борделях. Это история маленького городка Пампа-Уньон, в котором не было даже церкви, но зато имелась Блядская улица, получившая свое имя, потому что именно на ней расположились самые злачные дома терпимости на всех селитряных приисках, откуда в дни получки стекались рабочие, чтобы купить себе новый костюм, просадить все за один вечер на продажных женщин и выпивку, а потом обменять свой вчерашний новый костюм на гроши, которых хватит лишь на опохмел.

Этот текст создан в лучших традициях латиноамериканского романа, здесь отчетливо ощущается влияние Маркеса. Это фактурный, выпуклый буквально роман, в котором смешались грязь, отчаянный - будто в последний раз - праздник с размахом, достойным Аурелиано второго, и любовь: тоже - как в последний раз. Текст балансирует на грани с магическим реализмом, когда, кажется, чуть-чуть - и вопиющий, но такой реальный абсурд превратится в волшебство. Персонажи за небольшой объем романа успевают не только раскрыться, но и эволюционировать спойлер

Здесь найдется место и изобилующим красками и даже непечатным словцом описаниям, и потокам сознания, но самое примечательное - это финал. Это настоящая песня. Песнь любви.

Ну, а если вам недостаточно и этого, почитайте материал на The Village, откуда я, собственно, и узнала про этот роман.

PS.: а еще я прочла "Портрет Дориана Грея", и он отличный, но руки так и не дошли написать отзыв.

@темы: кадзе - книгофил

23:38 

Нил Шустерман "Обреченные на расплетение"

книжный червяк
Пост об этой серии, а точнее - о последних четырех книгах, потому что о "Беглецах" я писала отдельно, я помещу под кат, дабы не шокировать чувствительные души.

читать дальше

@темы: кадзе - книгофил

23:39 

"Беглецы", Нил Шустерман

книжный червяк


Расскажу-ка я вам про одну отличную вещь. Так иногда бывает - и часто бывает, потому что все объять невозможно - что меня нужно принудительно пнуть и потребовать: "Прочитай вот это". Так вышло с Шустерманом, и я благодарна одной прекрасной девушке с детской площадки за этого автора. И у меня есть очень много слов по поводу этой книги.

Расскажу-ка я вам про подростковую фантастику. Нет, не надо судорожно пролистывать дальше: прохожий, остановись. Возьми себе стебель дикий и все, что полагается, сядь да послушай. "Беглецы" Шустермана мне были сунуты с характеристикой "это книга для подростков, но я в свои 2Х лет зачитывалась так, что работать не могла". Подтверждаю: все так, это действительно young adult, но я читала ее на детской площадке, в ванной, на кухне, в кровати - короче говоря, там, где только могла. Бывают книги великие, бывают книги медитативные, а бывают те, которые цепко захватывают динамичным сюжетом и не отпускают до самого конца. Из последнего - это, например, "Неаполитанский квартет".

Так вот, с сюжетом у "Беглецов" все в полном порядке. Что касается темы, Шустерман берется за идею, которую до него уже довольно громко разрабатывал Исигуро в "Не отпускай меня" - дети, которым предстоит стать донорами органов. Только у Исигуро это клоны, а у Шустермана - настоящие дети, которых вроде как абортировали, только задним числом. То есть, вот представьте себе, между триннадцати- и восемнадцатилетием ребенка у его родителей есть возможность принять решение отправить дитятко "на разборку". Вроде как туда отправляют трудных или подкидышей, потому что опять же есть закон, что если ты подбросил ребенка на чужое крыльцо и тебя никто не видел, то нашедшие его люди обязаны стать его родителями. Это такая любопытная концепция, которая наглухо, конечно, разбивается, если читатель - родитель: если подросткам во время подросткового кризиса и кажется, что их могут отправить на разборку (в детдом, на улицу), то никакому родителю, который прожил даже если не с родным по крови, но с уже ставшим родным за 13 лет жизни существом, такое решение в голову не придет, если он не отпетый ублюдок, конечно. В предисловии ко второй части переводчик спорит с этим аргументом: мол, мы имеем дело с футуристической дистопией, а не с нормальным обществом, но, черт побери, даже Оруэлл, даже Бёрджесс гуманнее, чем вот это. Так просто не может быть, ни в одном обществе. Тут я с переводчиком категорически не согласна.

Однако вот эта его концепция общества, она поднимает довольно серьезные вопросы. Чем дальше в лес - тем больше дров, то есть, вопросов. Это вопросы большие, такие, на которые не под силу ответить не то, что подростку, но и взрослому. Что гуманнее - сделать аборт, убив человечка, или родить этого человека и отправить его в приют? Когда появляется сознание? А душа? Есть ли вообще душа? До каких пор человека можно считать живым? Можно ли считать его живым, если все его органы живут и функционируют, но по отдельности, в разных людях? А если они при этом имеют свою память: рука умеет показывать карточные фокусы, а уж мозги, пересаженные мозги так и вовсе крышу способны снести. А за идею с Хэмфри Данфи и ее разработку в финале можно и вовсе аплодировать стоя, это было выше всяких похвал.

Надо сказать, Шустерман дает очень добротный костяк, а местами - его сцены хочется хвалить и хвалить. Например, сцена с мальчиком, которого схватили, чтобы отправить "на разборку", и этот мальчик вдруг замечает другого, спасшегося, которого еще не засекли копы. В его глазах появляется триуфм вместо сломленности, и мальчик уводит копов подальше. Или же сцена самой разборки. Шустерман честен с читателем: он не ходит вокруг да около, а все-таки показывает, как разбирают подростка на органы, а он при этом еще живой, но показывает без лишней крови, в диалогах, практически все в диалогах с врачами, и эта, лишенная крови (буквально!) сцена становится пронзительнейшей, пробирающей до самого глубинного. Это очень хорошая, сильная сцена.

Мне понравилась метафора Кладбища самолетов: как туда свозят неисправные самолеты с исправными частями, пригодными для замены неисправных в работающих самолетах. Мне понравилась метафора с линией жизни, которая в конце наверняка разделяется на много других линий.

Касательно персонажей и локаций. Они фактурны, хорошо визуализируются. А еще такое ощущение, что созданы они специально для съемок, довольно много шаблонов. Про локации я помолчу, расскажу про персонажей. Нежелательный для законного общества, но все же совершенно точно положительный по своим моральным качествам (справедливость!) ГГ. Главная женская роль достается девочке, приятной во всех отношениях (балансирующей прямо-таки на грани с Мэри Сью). Здесь есть и опасная азиатка, и неудачник, которого все подтравливают, и здоровенный верзила, встающий в оппозиции к ГГ (правда, он раскрыт и с другой стороны, за что автору спасибо). Никакой интриги в love-story романа нет: мальчик и девочка, которых сводят вместе в начале подросткового романа, обречены на отношения. Правда, здесь это хорошие, годные, достойные отношения без наматывания на кулак килограммов розовых соплей. Шаблонные персонажи играют в типичных декорациях, но играют неожиданно остро и тонко. Вопрос лишь в том, что осталось бы от романа, ежели кто-нибудь попытался перенести его на экран: я не читала первоисточников, но смотрела "Дивергент", "Бегущего в лабиринте", "Игра Эндера" (про последний мне кто-то говорил, что книга хороша) - все это, конечно, ниже плинтуса.

Эту книгу я точно рекомендую всем, кто хочет почитать хорошей современной фантастики. Что касается ее продолжений: всего книг пяток, у меня возникают сомнения о том, можно ли поддерживать хорошее качество так долго, но я все же постараюсь прочесть весь цикл и рассказать об этом в одном посте.

@темы: кадзе - книгофил

02:03 

"Сто лет одиночества", Габриэль Гарсиа Маркес

книжный червяк


Как и Аурелиано, расшифровывавшему пергаменты Мелькиадеса, мне потребовалось очень много лет, чтобы подобрать ключик к этому роману. Я читала его в четвертый раз: точно помню, что в девятнадцать, на вокзале, дожидаясь друга, уехавшего в аэропорт, в машине которого из моего дырявого рюкзака выпала не какая-нибудь ненужная или даже нужная вещь, а именно кошелек, оставив меня как без билета, так и без сигарет, замерзать и оглядываться на подозрительных типов вокруг, во всем этом я проваливалась в солнечный Макондо и ровным счетом ничего не понимала, и это было уже второе знакомство с книгой. Третий раз был лет через пять, четвертый - сейчас. Сколько мне было лет, когда я впервые взялась за Маркеса, я и не помню. Но во всяком случае Маркес уже лет десять точно со мной. Вот только в первые три раза я так и не смогла понять. Зато теперь в голове прояснилось.

Прекрасные и ужасные "Сто лет одиночества" - на мой взгляд, кульминация латиноамериканской литературы. Ничего мощнее я не читала ни у Кортасара, ни у Борхеса, ни у Астуриаса (хотя последний, конечно, тут для красного словца, на моем счету только одно произведение), ни у самого Маркеса. И если вы знаете произведение, которое могло бы сравниться с этим романом, немедленно расскажите мне. Маркес чарующе описывает затерянный в лесах город Макондо, притягательных - и сумасшедших - членов семейства Буэндиа, каждый из которых был одновременно похож и не похож на других, каждый цеплял, каждый был личностью, роман обволакивает, слог его осязаем, насыщен и тучен, и сам роман дышит магией (неслучайно его называют самым ярким представителем магического реализма) и, кажется, романтикой. Но на самом деле никакой романтики здесь нет. Маркес точен и беспощаден, он воспроизводит очередного Буэндиа и безжалостно расправляется с ним. Это не про романтику, не про любовь, это про квинтэссенцию одиночества и предопределенность, неизбежность следования предопределенному пути. И поэтому - несмотря на вереницу инцестов на любой вкус - бесполезно клеймить "Сто лет одиночество" во имя закона о защите детей от информации, бесполезно ставить на нем отметку "18+" и "21+", запрещать его школьникам. Потому что секс здесь не имеет никакого эдакого значения или нечистого смысла, он - часть повествования, не более чем галерея в доме Буэндиа или золотой горшок Фердинанды.

Каждый из членов семьи Буэндиа одинок: одинока Ремедиос Прекрасная в своей фантастической, в прямом смысле убийственной красоте и слабоумии; одинока Урсула в своей слепоте, о которой никто не подозревает, и в своей древней старости, ей не менее 115 лет; одинок полковник Аурелиано Буэндиа, - тот самый, что стоял у стены в ожидании расстрела, - рисующий вокруг себя мелом круг и не позволяющий приблизиться к себе ни одной живой душе или же запирающийся в мастерской, чтобы дни и месяцы напролет изготавливать и снова расплавлять золотых рыбок; одинока Ребекка, замуровавшаяся в своем доме, и Амаранта, вечно шьющая саван, и Хосе Аркадио второй, живущий в затворничестве среди 72 ночных горшков, оставленных воспитанницами монастыря, и сыновья Аурелиано с несмываемыми пепельными крестами на любах... Одиноки они сами и все, кто к ним приближаются - Фердинанда, Геринальдо, Петра Котес, Пьетро Креспи и другие.

Но еще более ужасающим, точнее действительно ужасающим, потому что одиночество всех Буэндиа не кажется таким уж ужасным в реальности романа, оно - данность, еще более ужасающим является забвение, а точнее - подмена реальности вкупе с забвением. Например, как все "забывают" - и действительно забывают ведь! - все, кроме Хосе Аркадио Второго, который кажется сумасшедшим, а оказывается, единственным здравомыслящим о расстреле трех тысяч рабочих банановой корпорацией. Потом все - между строк: по указке сверху - забывают про семейство Буэндиа, что оно вообще когда-то была, хотя Буэндиа ведь и были основателями Макондо, забывают стремительно быстро и начисто. И, кстати, банановая корпорация действительно совершала резню ("1928 году транснациональная банановая корпорация «Юнайтед Фрут» совершила при помощи правительственных войск жестокую резню сотен забастовщиков, ожидавших возвращения делегации с переговоров после массовых протестов", - говорит Вики) в мире реальном, за пределами страниц романа.

PS.: отловила в романе отсылку к "Игре в классики". Про Рокамадура. Но это скорее дань уважения, чем смысловая отсылка.

PPS.: а вот еще великолепного. Написано 50 лет назад, а как будто на нынешних выборах:
"...потом раздали мужчинам старше двадцати одного года голубые бумажки с именами кандидатов от консерваторов и красные бумажки с именами кандидатов от либералов. Накануне выборов, в субботу, дон Аполинар Москоте лично зачитал указ, запрещавший с полуночи и в течение двух последующих суток продавать алкогольные напитки и собираться более чем по трое, если это не члены одной семьи. Выборы прошли без инцидентов. Около восьми утра в воскресенье на площади была установлена деревянная урна, охраняемая шестью солдатами. Голосовали абсолютно свободно, в чем вполне мог убедиться сам Аурелиано, который провел весь день вместе со своим тестем, следя за тем, чтобы никто не проголосовал более одного раза. В четыре часа дня громкая барабанная дробь на площади возвестила об окончании процедуры, и дон Аполинар Москоте опечатал урну бумажкой со своей подписью. В тот же самый вечер, играя в домино с Аурелиано, коррехидор велел сержанту сорвать наклейку и пересчитать голоса. Красных бумажек и голубых оказалось почти поровну, но сержант оставил только десять красных, а вместо остальных положил голубые. Затем урна была снова опечатана бумажкой и поутру отвезена в столицу провинции.

@темы: эстетика по кадзе, фотофак, кадзе - книгофил

00:36 

Артуро Перес-Реверте, "Кожа для барабана, или севильское причастие"

книжный червяк


Вообще-то я стараюсь избегать книг с длинными названиями, в которых есть "или", потому что - замечено - обычно они про какую-нибудь ерунду. Скажем, дарья донцова или всякое фентези. Если у кого есть хорошие примеры, давайте их сюда, мне в голову ничего не пришло. Но тут уж так случилось, что книга сама мне в руки пришла, и я начала читать.

Итак, таинственный хакер из Севильи орудует в компьютере Папы Римского, тайный агент Ватикана выезжает на место, чтобы собрать информацию - декорации построены. Прибавим к этому любовную линию с поправкой на несчастную, но очень роковую красавицу и священника, которому сан не предписывает любовных похождений, и получим основные составляющие романа. Но это далеко не все, и это хорошо.

Если честно, начав читать, я боялась, что "Кожа для барабана" будет похожа на Дена Брауна. Но это намного лучше. Перес-Реверте хорошо выписывает своих персонажей, аккуратно предлагая нам новые подробности для каждого героя. У него прекрасная троица неглавных антагонистов (я про дона Имбраима, Красотку и Удальца из Мантильи) - которые не то, чтобы прямо антагонисты, а достойные сопереживания и даже любования личности. Мы немного копаемся в прошлом героев, а, покопавшись как следует, получаем еще одну - правда, не очень развитую - любовную линию из прошлых веков.

Из плюсов - хорошо закрученный сюжет. Он развивается динамично, и с появлением новых деталей, выплывают как новые действующие лица, так и новые повороты. Кстати, все действующие лица довольно фактурны, с изюминкой, это тоже немаловажно. Правда, некоторые повороты предсказать довольно легко спойлер, тогда как другие довольно неожиданны спойлер но все же лететь по ним стремительно и приятно.

Пожалуй, на этом и все. Хорошее, добротное жанровое чтиво.

@темы: кадзе - книгофил

23:09 

"Любовник леди Чаттерли", Дэвид Лоуренс

книжный червяк


Вот я и добралась до скандальной книги, которую аж на три десятка лет запретили в Великобритании, а весь ее тираж изъяли и уничтожили. Это, разумеется, "Любовник леди Чаттерли" (или - в некоторых переводах - Чаттерлей).

Книга была действительно скандальной для первой трети двадцатого века. Хотя - во всяком случае, в переводе Багрова и Литвиновой - в нем ни разу не упоминается слово "член" и уж тем более какое-то обозначение женского естества. Впрочем, там есть "фаллос", а также "Леди Джейн" и "Джон" (сами догадайтесь, ху из ху). Герои там уже даже занимаются сексом - и на том спасибо, что не любовью.

У меня давно в списке висит эта книга. Во многом из-за того, что она такая вся скандальная (уж простите) и все вроде бы ее читали (снова простите). Такой, знаете, кусок культурного кода. Впрочем, на мой взгляд, через 90 лет уже не очень актуальный. Вот, когда я обвиняла в этом "Сестру Кэрри", я уже писала, что Бальзак, Золя, Пруст актуальны, а "Сестра Кэрри" - нет. То же и про "Леди Чаттерли". Неактуально и не очень интересно. То есть, то, о чем говорит сам Лоуренс, необходимость освободиться от стыда, принять наличие тела, его желаний etc. - эти идеи по-прежнему важны, хотя общество за минувший век сделало нехилый прогресс в этом отношении, но язык, которым все это изложено, развитие сюжета, поведение героини оставляют достаточно много досадного недовольства - во всяком случае у читателя в моем лице.

Народный говор Мэллорса - уж не знаю, кого благодарить за заслуги, переводчиков ли, самого автора, народный говор Мэллорса чудовищен. Куда чудовищнее, чем это нужно, чтобы показать двойственность его натуры, несоответствие его положения статусу Конни.

"— Кралечка моя. Лучшей кралечки на всем свете нет.
— Что такое кралечка?
— Не знаешь разве? Кралечка — значит любимая баба.
— Кралечка, — опять поддразнила она его. — Это когда спариваются?
— Спариваются животные. А кралечка — это ты. Смекаешь? Ты ведь не скотина какая-нибудь. Даже когда спариваешься. Краля! Любота, одно слово."


Из плюсов - спойлер и любопытная мысль про семью (что, в принципе, неожиданно для этого романа):

"Христианство дало миру семью, ту семью, которую мы сейчас знаем. Христианство учредило автономию крошечной ячейки — семьи внутри обладающего сильной властью государства. Христианство в каком-то смысле огородило человека от произвола государства. Пожалуй, именно семья гарантировала человеку свободу, дала ему собственное крошечное королевство внутри громадного королевства — государства, обеспечила плацдарм для защиты от государства.

И вот теперь мы хотим уничтожить семью? Если мы ее уничтожим, мы все станем жертвами прямого диктата государства. Хотим ли мы погибнуть под пятой государства? Я бы не хотел."


Я не жалею, что прочитала. Прочитать надо было, хотя бы в качестве ознакомления, но, пожалуй, Лоуренса читать больше не стану.

@темы: кадзе - книгофил

радио кадзик

главная