Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: кадзе - книгофил (список заголовков)
22:59 

книжный червяк
Так, парни. Я тут за Замятина взялась. А он - за теорию вероятности. А я - поклялась, получив зачет по терверу в свое время, исправно возносить жертвоприношения на алтаре букв и знаков, и никаких поблажек - в сторону математики. Так вот, мне кажется, или в формуле какая-то ошибка? По-моему, считать вероятность попадания индивидуума в аудиторим, деля второе на первое - не совсем верно, или мне только так кажется?


@темы: кадзе - книгофил

00:44 

Дзюнъитиро Танидзаки, "Снежный пейзаж" ("Мелкий снег")

книжный червяк


Дарите книги - подписывайте, от кого они и когда. Я вот, например, забыла.

Бумажная книга, простоявшая в шкафу n лет, это всегда немного личное. Поэтому я буду и про личное тоже.

Я бодалась с матерью, как могла, потому что книжного шкафа так и нет (есть икеевский, расползающийся уже под тяжестью моих и русланьих фолиантов), но она все-таки выслала мне все мои книги. И еще немного сверху. И Дзюнъитиро (только вооружившись книгой, я могу написать его имя правильно) Танидзаки тоже. Я открываю книгу.

Был у меня когда-то друг Артемида. В мои мятущиеся семнадцать он пил со мной вино и ряженку, лазал на шатающуюся вышку, вытирал сопли по поводу неудавшихся любовей, я вытирала сопли ему по поводу его неудавшихся любовей (удавшихся, понятно, в этом возрасте не бывает, хотя бы он и был несколькими годами старше). Потом мы потерялись и не особенно искались (скорее: совсем не искались). Так вот, где-то между этими двумя отрезками времени он подарил мне книгу. Исходя из дарственной надписи на форзаце это был 2008й. Тот прекрасный 2008й, когда я впервые поехала на Грушу. Тот прекраснейший 2008й, когда я впервые отправилась в Питер без родителей. У меня была поездка от университета для особенно одаренных шилозадых потрудившихся во благо оного, двое друзей-старшекурсников разного полу, идиокретиническая пижама с цветком и оранжевыми шортами ("Доченька, тебе же нужно в чем-то быть в поезде, этот домашний костюмчик так хорошо на тебе сидит") и привычка брать в дорогу самую толстую книгу из имеющихся в доме (покетбука-то не было). Всю поездку я кляла несчастного Артемиду, как могла. Я прочитала 500 страниц из 724, и, представьте себе, дочь семейства, которая собиралась замуж в первой главе до сих пор, блядь, не вышла, а ничем иным, кроме ее личных дел, члены семейства и не занимались.

Мне потребовалось девять лет, чтобы добраться до этой книги вновь. И оценить, насколько она хороша. Наверное, я стала старая и нудная, а только в списках моих любимцев - старые и нудные немцы вроде Гессе и Манна (который Томас). И "Снежный пейзаж" зашел. (А хрен ли ему не зайти после "Будденброков"-то?)

Что касается самого романа, помимо скрина с "привычкой жить на широкую попу", которым я уже делилась (привычка таскать с собой фолианты исчезает, когда я таскаю с собой ребенка), то вот что я имею сказать.

Прошло 9 лет, и читать мне интересно, легко. Танидзаки, не торопясь, выписывает мирный уклад жизни четырех сестер. В самом начале, конечно, на читателя обрушивается ворох имен - четыре сестры, дочь, служанка, и еще многочисленные второстепенные действующие лица, а еще несколько различных домов в разных городах: шутка ли - не запутаться. Но размеренно течет роман, и уже не перепутаешь одну сестру с другой, все они разные, у всех своя судьба, представляешь "главный дом" в Осаке, дом Сатико в Асии, студию Таэко, где она делает своих японских кукол.

Основная линия сюжета - выданье замуж одной из сестер, происходящее практически без участия оной, тем не менее, не выглядит скучной. Ведь писатель ведет судьбы остальных троих девушек, а также отображает другие важные вещи. Для современного русского читателя это выглядит экзотически, и, тем не менее, все очень бытовое, будто лично знаком с семейством Макиока.

Помимо всего прочего, интересна и сама судьба. Понятие судьбы. Танидзаки вроде бы и не тычет нам в лицо этой судьбой, однако ж вот оно - предзнаменования предвещают исход той или иной сцены, сестры верят в счастливые и несчастливые годы, а уж попытка пойти против судьбы не остается незамеченной мирозданием. События накаляются - вот уже война, безденежье "главного дома", слухи и сплетни, неудачи, недостойное, компроментирующее поведение... И вот развязка. Признаться, неожиданная с точки зрения восприятия вершащихся событий Юкико и предзнаменований. Последние страницы удивили меня.

Ах да, из любопытных совпадений - героини читают "Ребекку". Ту самую, которую я прочла в конце мая.

И, кстати, довольно много общего с "Будденброками". А Танидзаки точно буду читать еще. "О вкусах не спорят" - в список.

Я нарочно не говорю о любовании красотой, исчезающей красотой, исчезающим мгновением, ностальгии по утраченному (или заранее - по тому, что предстоит утратить), это было бы слишком банально в данном формате. В предисловии к моей книге даже сравнивают в этом отношении "Мелкий снег" с "В поисках утраченного времени". Повезло мне с предисловием, но пересказывать все это не буду. Лучше сами все прочитайте, если интересно.

Вышло немного сумбурно, как всегда бывает, если записываешь отрывками. Но я, оказывается, люблю неспешные семейные саги.

@темы: кадзе - книгофил

20:54 

минутка прекрасного

книжный червяк
игнорируя подозрительные взгляды, изволила фыркать в кофе. а все почему? а все потому, что японская проза - она, сволочь, смешная. точнее, не сама проза... как бы вам это сказать. в общем, при адаптации текста под ридер закралась некая ошибка...



мне кажется, у Таши была похожая прекрасная история с участием графа, графини и все той же жопы, вот только я никак не припомню, где. ежели ты меня читаешь, дорогая, дай ссылку.

@темы: мама, у меня в голове рука, кадзе - книгофил

00:46 

Дэвид Митчелл, "Сон №9"

книжный червяк


Читаю мало, потому что много пишу, но все же "Сон №9" за некое трижды позорное количество времени осилила. Вопрос другой: зачем? Прервать чтение в первой трети книги мне помешала привычка дочитывать, а также "Облачный атлас" и "Лужок черного лебедя" в анамнезе. Ведь они-то крутые были.

Между "Сном №9" и "Облачным атласом" расстояние в три года и гигантская качественная пропасть. Митчелл нехило прогрессирует за эти три года. Нельзя сказать, чтобы "Сон" был ничем не примечателен, но я удивилась, когда узнала, что это не дебют.

С одной стороны здесь атмосферно выписана Япония (британец Митчелл прожил в ней 8 лет). Для читателя, который в Японии никогда не был, вполне достоверно. Мне показалось, много отсылок к Харуки Мураками, в том числе, музыка (и даже конкретно - "Норвежский лес" Битлов), ситуация с чужим домом, напоминающая "Кафку на пляже", а для самых тупых имя Харуки Мураками напрямую упомянуто в тексте.

История Козла-Сочинителя, она просто странная. Я не совсем понимаю, зачем она здесь. Будто бы интересно, хотя мне она не слишком нравится, будто бы ее незавершенность коррелирует с незавершенностью сюжета самого произведения.

Дневник моряка унылый, что параграф учебника по истории, хотя Митчеллу, похоже, и пришлось перелопатить кучу материала, чтобы это написать. Обилиев снов вначале меня раздражает, я теряю нить реального сюжета (возможно, так и нужно, но мне не очень понравилось). Автор выписывает свой роман с помощью множества различных форм, но они не выглядят естественно, они перегружают роман.

Но экшену, поворотам сюжета, мастерской визуализации локаций и персонажей я готова поставить пятерку. Конкретно этим вещам. Здесь есть, чему поучиться, тем, кто пишет сам.

Вердикт: ознакомилась, перечитывать не буду.

@темы: кадзе - книгофил

00:47 

Томас Манн "Будденброки": отлучение от счастья

книжный червяк


я все никак не дочитаю "Портрет художника", но вот "Будденброки" пошли хорошо и славно. мне нравится жанр семейной саги. правда, из читанного в этом жанре разве что "Форсайты" и "Якоб решает любить". И "Сто лет одиночества", конечно. Но "Якоб" был такой небольшой и чертовски самобытный. А "Сто лет одиночества" ни в первое, ни во второе прочтение я переварить не смогла.

Что же касается "Будденброков", они доставили мне подлинное удовольствие. Предыдущий прочитанный мною роман Томаса Манна "Волшебная гора" препарировал от и до любовное чувство - с момента его зарождения, когда испытующий еще даже не подозревает о нем, но вместе с тем Томас Манн не отказывал себе в том, чтобы наградить героев (или даже целые главы) длительными философскими речами.

В "Будденброках" философии практически нет. Здесь есть некоторое количество рассуждений о социализме, но их действительно немного по сравнению с общим объемом книги. Зато Томас Манн не изменяет своему принципу "препарирования". Здесь он тщательно рассматривает закат добротной бюргерской династии (я ни на минуточку не проспойлила, потому что книга полностью называется "Будденброки. История падения одного семейства"), причем причины этого заката неуловимы - их много, и в то же время ни одна из них в одиночку не является для этого достаточной.

Томас Манн снова монументален. Он препарирует историю семейства поистине неторопливо, уделяя время и разговорам, и описаниям природы и музыке (у меня складывается впечатление, что музыка - чуть ли не обязательная составляющая немецкой прозы XIX- I пол.XX веков: Манн, Гессе, Мёрике...). Раскрываются персонажи (включая второстепенных), их характеры и облик эволюционируют. Раскрываются темы: тут и отречение от любви в пользу выгоды, и отречение от призвания, и отречение семьи от ее членов, про служение и много чего еще. Перечисляя темы, я подумала, что это роман про отречение и служение. Все может быть. Роман про отречение и сплочение, про маленькую группку людей, сплотившуюся в своем отречении от себя в пользу служения коллективному интересу этой самой группки.

К слову, это нобелевский роман Манна. И он явно стоит премии. Он превосходный.

Правда, конец неожиданно рубленный, в предпоследней главе последней части Манн внезапно применяет совсем нехарактерный для "Будденброков" литературный прием. Да и все события финальной части слегка скомканы, хотя у меня есть теория, что это намерено, дабы усилить выразительность не только содержанием, но и формой.

Мой словарный запас пополнился как минимум одной идиомой. Спасибо Манну за "сидение на камнях". Весь роман вот о чем. Как раз о "сидении на камнях" - отлучении от счастья, то бишь.

@темы: кадзе - книгофил

21:49 

книжный червяк
Отличная новость!
Запустили портал "Списанные книги". Если кто не слышал, из московских библиотек списывают кучу книг, и их можно прийти и забрать, совершенно бесплатно. Сделали удобный портал с интерактивной картой библиотек и списком книг, доступных в каждой. Я забронировала себе Флобера и Кронина на Южной, жила бы в Москве - таскала бы мешками.

knigi.bibliogorod.ru

@темы: кадзе - книгофил

22:53 

lock Доступ к записи ограничен

книжный червяк
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:33 

книжный червяк
впервые в жизни увидела, как цветет крапива. нюхала первые ландыши и сирень. стащила с полки буккроссинга потрепанный томик"Будденброков", пообещав себе обязательно принести какую-нибудь книжку потом взамен, потому что я свято уверена, что ждали они именно меня. кому еще понадобятся "Будденброки"? крайне вовремя заметила несущуюся черную тучу и бегом свинтила с сыном из парка: из окон маршрутки потом видела перевернутую и укатившуюся на другую сторону дороги металлическую палатку с клубникой, а на подходах к дому - рамку с москитной сеткой, сорванную с чьего-то окна.

@темы: кадзе - книгофил, маленькие радости

00:58 

"Ребекка", Дафна Дю Морье

книжный червяк
Филигранная работа со словом состоит именно в том, чтобы произвести на читателя неизгладимое впечатление. Без мудреных метафор, поэтических отступлений, упаси Боже, китча. Просто и ясно. Чудовищно пронзительно.

Это было оно. оно помните, я писала про Альбера Коэна, что мое сердце иногда билось как маленькая птичка? Если не помните, прочитайте пост по тегу в прошлом январе, кажется. Это был хороший пост. Так вот, в "Ребекке", спустя несколько глав мое сердце билось так все время, и это не преувеличение. Если чтобы врубиться в Вирджинию Вульф, требовался настрой и атмосфера, то здесь накатывало сходу, слёту, с пары абзацев, не важно, что происходило вокруг. Я моментально была там. Я все это пережила сама.

Возможно, здесь сказывается мой недостаток опыта в рамках "интеллектуального детектива", "триллера" (хотя какой это, к чертям триллер, даже не смотря на имеющуюся экранизацию Хичкока). Но вряд ли любой детектив или триллер назовут лучшей книгой XX столетия.

Это было удивительно. Это обязательно нужно читать.

@темы: кадзе - книгофил, эстетика по кадзе

22:18 

"1000 и 1 ночь"

книжный червяк


Арабская нооооочь.... Неождинно в мой список чтения врываются сказки "Тысяча и одной ночи". Еще более неожиданно, что это происходит после эссе Борхеса о Данте и в рамках подготовки к чтению "Улисса" в рамках курса лекций Набокова - оная длится уже с сентября, потому что я сейчас читаю немного по обычным меркам и постоянно отвлекаюсь на разные интересности вне списков.

Я взялась читать из-за сказки о "Синдбаде-мореходе", которого иногда называют Улиссом. Но на мой взгляд, несмотря на некоторое количество параллелей в истории, Синдбад имеет мало общего с Одиссеем, потому что Одиссей совершает свои странствия из чувства долга - ввязавшись в эпопею с Троей, он десять лет проводит в битве и еще хренову тучу времени возвращается домой, к жене и сыну, тогда как Синдбад отправляется все в новые и новые странствия из прихоти. Конечно, история с чудовищным каннибалом, поедающим товарищей главного героя, практически один в один - в обеих сюжетах, плавание на куске дерева по океану - тоже близкое совпадение, но все ж таки они совсем разные - Одиссей и Синдбад.

Однако помимо Синдбада в "Тысяча и одной ночи" - немало интересного. Я пыталась читать их в детстве, но совсем не пошло. Я думала в юные годы, что они жутко эротические - мне тогда попалась будоражащая воображени иллюстрация и один из крайне немногочисленных "интересных" кусков текста. Однако тогда я просто не продралась через текст. Впрочем, у меня и редакция была отличная от той, что я прочитала сейчас. К примеру, в нынешней не было сказки про Маруфа-башмачника, которая хорошо видна на фото - именно такое, как на картинке, четырехкнижие у меня и было.

Но сейчас эти сказки показались очень интересными, несмотря на временами (как в сказке про Далилу-хитрицу и Зейнаб) умопомрачительную запутанность сюжета и стихи. Стихи эти я пропускала. Черт возьми, арабская поэзия древних времен - не мое от слова "совсем". Ну не могу я читать восхваления лысого лимона, который был б похож на крашеное шафраном куриное яйцо - рифмуется с "лицо". В целом, это недетские сказки. Они иллюстрируют арабское общество, каким оно было когда-то, неявно давая некий условный срез, интересный. Несмотря на волшебные штуки это больше похоже на рассказ взрослого человека взрослому: про купца, который так то и так то вел дела, про неверную жену, про рассчетливую мать и т.п. В детстве это было скучно, сейчас - в самый раз. А некоторые сказки, как, например, самая интересная на мой взгляд история о Мариам-кушачнице, показывают дикую жестокость условно положительной (главной) героини, которая воспринимается как абсолютно нормально. В конце главная героиня получает награду: в основном, я думаю, потому что переходит их христианства в ислам и собственноручно крошит неверных пачками - даже собственных братьев. И даже муж, который, в принципе, ничем особенно не замечен, кроме пьянства и попадания во все подставленные врагами ловушки (и отказа драться, спрятавшись за спиной жены).

Еще любопытный момент, теперь я знаю, что у царя Шахрияра были веские причины умерщвлять своих жен после первой ночи, а также знаю, чем закончилась история Шарезады. Это интересно.

Как итог: местами было чуть скучно, когда сказки давали волю стихам, но в целом мне понравилось. В предисловии много говорят о переводах и сводах сказок, кому интересно - ищите хорошее предисловие, а также о религиозном и географическом устройстве мира "Тысяча и одной ночи", которое удивительным образом коррелирует с вошебством.

@темы: кадзе - книгофил

21:15 

Moomin

книжный червяк
а я, братцы, все про муми-троллей. сейчас я в них по уши закопалась: читаю вслух, рисую на маленьких листочках и развешиваю по дому по просьбе Руслана, а теперь вот нашла совершенно прекрасный японский сериал. не знаю, можно ли считать его за аниме, но на анимеспирите он есть. я здесь вывешу опенинг для затравки.



это сделано просто отлично. подходит всем поклонникам муми-троллей - маленьким и большим. я вообще не знаю, для кого эта книга - для маленьких или все-таки для больших? в моем детстве было мало муми-троллей, я с удовольствием наверстываю сейчас. во всяком случае, они там литрами поглощают кофе, курят трубки и сигары, пускаются на поиски приключений. мне действительно интересно.

в поисках мультфильмов по муми-троллям я прошерстила всю википедию. советские куклы очень страшные. есть японский сериал, в котором у героев другие характеры и сюжет другой, а вот этот, под названием Moomin, состоящий из 78 эпизодов, максимально точно (за исключением некоторых вольностей сценаристов) соответствует как истории, так и характерам, а еще он великолепно атмосферный.

он чертовски милый, и если бы это было чуть более педагогично (или на улице не было бы оглушительного солнца, от которого у нас обоих уже легкий загар), на пару с Русланом я смотрела бы Moomin целыми днями. такое славное это.


@темы: кадзе - киноман, кадзе - книгофил, маленькие радости, эстетика по кадзе

21:23 

книжный червяк
вот что значит - ударение, поставленное в нужном месте. пережив однажды кошмар в виде "А зори здесь тихие" для народов СССР - то есть, с ударениями в каждом слове во всей книге, - я с большим недоверием отношусь к ударениям в текстах. решила тут сказки русские ребенку прочесть. в общем, половину злоключений братца-Иванушки я прохрюкала в кулак, потому что мне и в голову не приходило как-то по-другому это слово прочитать. а тут вдруг...ударило!


@темы: кадзе - книгофил, маленькие радости, москау гастарбайта

00:18 

Вирджиния Вульф, "На маяк"

книжный червяк


Я непростительно долго, целых две недели читала короткий роман. Просто он требовал спокойствия, уединенности, настроя. Но это было любопытно, это было хорошо. У меня будет тезисно - так, как я записывала на мобильнике.

В первой части истории (я уж думала - во всей) мгновение растягивается на главы, наполняется, то так то эдак отдаваясь в органах чувств читателя через разных персонажей, через призму их характеров, привычек и мыслей, любовей и нелюбовей, настоящего и прошлого. Но никакого будущего. Намёк на будущее, но никакого будущего. И ведь нескучно, Настояще, осязаемо, обоняемо, зримо. Вот он какой, правильный постмодернизм. Во второй части - страница за год-другой. В целом, можно охарактеризовать это деление на части как "внутри - извне - внутри, но как бы извне".

""Она стояла, пригвожденная к груше, а на нее обрушивались впечатления об этих двоих, и она не успевала за ними, как не успевает за разогнавшимся голосом растерянный карандаш..."

Оно охрененно написано, вот еще что. Какая ювелирная работа со словом!
"И они побрели по саду привычным маршрутом, мимо теннисного корта, куртины, к тому проему в густой изгороди, охраняемому двумя пучками тритом - пламенеющих лилий, в который синие воды бухты глянули синей, чем всегда".

"...он нырнул в линяющий вечер, который лишал уже объемности листья, изгороди и, словно взамен, одевал гвоздики и розы сиянием, какого в них не было днем".


Что до героев, то здесь есть прекрасно проработанный раздражающий персонаж отец. Сначала главный раздражитель - Чарльз Тэнсли, и мы даже не замечаем этого в отце, но постепенно он эволюционирует, раскрывается. Кстати, он фактически единственный кто меняется (взросление детей не особенно отражено). И его "поглядите, какими мы теперь стали" значит "поглядите, каким я стал". Я пока не знаю, хорошо это или нет. И я не могу припомнить такого персогажа ещё. А вы?
Еще парочка. Лили Брик - отстраненная наблюдательница с личиком с кулачок и узкими китайскими глазками. Миссис Рэмзи - центр и бог маленького мира.
"...чувствовал невероятную гордость; человек, рывший канаву, перестал рыть и смотрел на нее; уронил руки вдоль тела и смотрел на нее; Чарльз Тэнсли чувствовал невероятную гордость; чувствовал ветер, и фиалки, и цикламены, потому что в первый раз шел с дивно прекрасной женщиной. Он сумел завладеть ее сумкой".

Этот роман, " На маяк " о том, как в сущности не доезжают на маяк, несмотря на то, что в конце все же доехали. Никто не добрался до своей мечты:спойлер, очень спойлер

@темы: кадзе - книгофил

21:56 

книжный червяк
Ага!
Я подозревала, что Школа великих книг - нечиста. И меня давно бомбит с это рекламы о 2к за занятие, аналогичное тем, что мы делали в литстудиях в свое время, но только абсолютно бесплатно. А тут, оказывается, вон чего.

"Бывший лидер движения «Наши» и экс-руководитель Росмолодежи Василий Якеменко с 2013 года создает сеть школ, ученики которых читают и обсуждают книги, сообщает «Дождь». Проект развивается по принципу «пирамиды».

Двухчасовые занятия «Школы великих книг» проходят раз в неделю в кафе. В список для чтения входят 12 нехудожественных книг, среди которых работы Эрика Берна («Игры в которые играют люди» и «Люди которые играют в игры»), Конрада Лоренца («Агрессия»), Мортимера Адлера («Как читать книги»), Владимира Проппа («Морфология сказки») и другие. Модераторов встреч называют «волшебными помощниками» по аналогии с разработанной Проппом структурой сказки. Юридически фирмы не существует. Каждый «помощник» регистрируется как индивидуальный предприниматель."

вон чего.

@темы: мама, у меня в голове рука, кадзе - книгофил

21:37 

Борхес "9 эссе о Данте", "Божественная комедия"

книжный червяк


Наконец, я добралась до эклера и Борхеса, анализирующего Данте. Это само по себе прелестно - мой любимый Борхес. А тут еще - и полезное.

Итак:
1. Борхес считает, что вся Комедия - это сон Данте. Я все соображала, как же Данте попал в это место. Постеснялась написать, потому что подумала, что я - бездарь и что-то важное пропустила. Борхес же говорит, что
"В последних страницах "Рая" объясняется многое, пожалуй, почти все. "Комедия" - это сон Данте, и она не более, чем сюжет сна. По его словам, он сам не знает, как попал в лес ("tant' era pieno d'sonno a quel punto")[1]. "Sonno"-метафора для обозначения смятенной души грешника, но намекает на неопределенное начало сновидения. Потом Данте говорит, что волчица, преградившая путь, "многих уже погубила". Гвидо Витали замечает, что с первого взгляда такая мысль не возникнет - Данте знал это, как мы знаем то, что происходит во сне. В лесу появился незнакомец. Данте, едва увидев его, знает, что тот долго молчал - новая осведомленность того же типа. "

2. Уголино, пожирающему или не пожирающему плоть своих детей, Борхес посвятил целое эссе. Действительно, эта туманная история, рассказанная Данте самим призраком Уголино, не дает определенного ответа, зато, по словам Борхеса, возбудила огромное количество дискуссий. Дело было так: Уголино был заперт негодяем в башне вместе со своими детьми и безо всякой еды, он горевал, видя, как умирают его сыновья, а затем они "хором" предложили ему свою плоть, которую он сам породил, чтобы утолить голод.
И здесь мой любимец делает блестящий вывод: сцена специально написана туманно, чтобы вселить в читателя чувство ужаса и неопределенности, не давая ему конкретных ответов. Вот что он говорит:
"Во мраке своей Башни Голода Уголино пожирает и не пожирает тела любимых, и эта волнующая неопределенность, эта неуверенность и образует странную сцену. Уголино привиделся Данте в двух возможных предсмертных муках, и так его видели поколения"

3. Беатриче, которая не любила Данте, создавшего свою Комедию, лишь чтобы вставить туда встречу с ней . Если вы не почувствовали, насколько сильно и нежно Данте любил свою Беатриче, отправляйтесь за комментарием к Борхесу. Один из самых отчаянных романтиков XX века говорит много, но каждая фраза - словно торпеда в цель. Прочитайте обязательно:

"Влюбиться - значит создать религию, чей Бог может ошибаться. Невозможно отрицать, что Данте обожествлял Беатриче; то, что она однажды посмеялась над ним, а в другой раз оттолкнула, зафиксировано в Vita Nuova. <...> Когда Беатриче умерла, Данте потерял ее навсегда и, чтоб уменьшить свою печаль, хотел встретить любимую в воображении; по-моему, он воздвиг тройной храм своей поэмы, чтобы туда вставить эту встречу. Но как обычно, сновидение омрачилось горестными помехами. Так случилось и с Дантею Он грезил об утраченной навсегда, но Беатриче приснилась ему непреклонной, недоступной, в колеснице, влекомой львом..."

"Беатриче значила для Данте бесконечно много. Он для нее - очень мало, может быть, ничего. Все мы склонны к благоговейному почитанию любви, забывая эту печальную разницу, незабываемую для самого поэта. Читаю и перечитываю воображаемую встречу и думаю о двух любовниках, которые пригрезились Алигьери в вихре Второго круга - о туманных символах счастья, недоступного Данте, хотя сам он, может быть, не понимал этого и не думал об этом. Я думаю о Франческо и Паоло, соединенных в своем Аду навсегда <...>, думаю с любовью, с тревогой, с восхищением, с завистью."

"Подозреваю, что Данте создал лучшую книгу в литературе, чтобы вставить в нее встречу с невозвратимой Беатриче. Вернее сказать, вставки - адские круги, Чистилище на Юге, 9 концентрических небес, Франческа, сирена, грифон и Бертран де Борн, а основание - улыбка и голос, которые, как знал Данте, потеряны для него.

В начале Vita Nuova читаем, что однажды поэт перечилил в письме 60 женских имен, чтобы тайком поместить меж ними имя Бестриче. Думаю, что в "Комедии" он повторил эту грустную игру".

Понятное дело, это только то, что заинтересовало лично меня. Там еще много чего.

4. Приговор Бога не совпадает с чувствами Данте
и еще немного о Франческе и Паоло, но уже из другого эссе Борхеса - "Божественной комедии":
"Существует нечто, о чем Данте умалчивает, но что ощущается на протяжении всего эпизода и, возможно, придает ему ценность. С бесконечным сочувствием Данте пересказывает нам судьбу двух любовников, и мы догадываемся, что он завидует этой судьбе. Паоло и Франческа в Аду, а его ждет спасение, но они любят друг друга, а он не сумел добиться любви Беатриче. <...> Эти же двое грешников неразлучны, немы, несутся в черном вихре без малейшей надежды на спасение, и Данте не дает и нам надеяться, что их страдания прекратятся, но они вместе. Они неразлучны навеки, они вместе в Аду, и для Данте это райская судьба.

Мы понимаем, что он очень взволнован. Он падает замертво. <...>

Приговор Бога не всегда совпадает с чувствами Данте."

"Если бы Данте всегда совпадал с воображаемым Богом, было бы понятно, что это ложный Бог, просто копия Данте. Напротив, Данте должен принять этого Бога, как и то, что Беатриче не любит его, что Флоренция бесчестна, что он должен принять свое изгнание и смерть в Равенне. Он должен принять зло в мире, так же как и склониться перед Богом, которого не может постичь".

@темы: кадзе - книгофил

21:40 

книжный червяк
"Проповедника" я так и не посмотрела. В одиночку мне сложно смотреть сериалы. Но вот это, вот это - надо. Про книгу и фильм я уже рассказывала, теперь - сериал. Мне очень любопытно.


@темы: кадзе - книгофил, кадзе - киноман

14:53 

книжный червяк
Нет ничего столь деструктивно влияющего на имеющуюся личность как материнство.

Я объясню. Сначала в твоём доме появляется маленький комочек счастья, и вместо Маркеса ты начинаешь читать Комаровского.читать дальше

@темы: маленькие радости, кадзе - книгофил

23:30 

Луиза Мэй Олкотт, "Маленькие мужчины"

книжный червяк


Отдыхая от Данте - а точнее, делая перерыв перед анализом "Божественной комедии" - читаю Олкотт. Недавно узнала, что есть продолжение дилогии "Сестры Марч" (т.е. "Маленьких женщин" и "Хороших жен"). Загорелась почитать.

Интернет полон противоречивой информации, но мне удалось выловить, что есть: "Маленькие мужчины" и "Маленькие мужчины становятся взрослыми" (они же - "Ребята Джо", они же - "Мальчики мамы Джо"), а еще сборник "Все истории о маленьких мужчинах", куда входят обе книги. Но скачать последнюю часть мне так и не удалось, сколько я не терзала гугл, ищу варианты хотя бы прочитать в онлайне, надеясь на то, что текст не оборвется на конце демонстрационного фрагмента.

А теперь по делу. "Маленькие мужчины". Буду краткой, так как писать, если честно, не очень есть, о чем. "Маленькие мужчины" - это такой, знаете, "Марш 30-х годов" Макаренко, только вместо трудных подростков (впрочем, появляется и такой) - самые обычные мальчишки из небогатых семей. И социализма, конечно, нет. Мне сложно объявить прозу Олкотт "сладкой", она очень милая, очень нежная, очень наивная и простодушная, но при этом (я говорю о "Маленьких женщинах") - может быть острой (миссис Марч поднимает вопросы феминизма) и трагической. Но если лишить ее этих качеств - что останется?

"Маленькие мужчины" - это такая милая славная история, о том, как Джо, от которой уже мало что осталось как от Джо, она уже сама превратилась в миссис Марч (и совсем не потому что сменила фамилию; это, конечно, неплохо, но это не Джо), воспитывает в школе-интернате пару десятков сорванцов. И все-то у нее, конечно, получается, а заканчивается книга не Рождеством (дабы не повторяться, ведь именно этим закончились "Маленькие женщины"), а днем Благодарения. История лишена такой личной близости к героям как "Маленькие женщины", мы смотрим на всех мальчишек через призму четы Бэров. А еще в ней нет того самого, ради чего "Сестер Марч" можно было до поздней ночи читать - любовной линии, да такой славной как Джо-Лори, не меньше.

Однако благодаря какому-то особому качеству автора, которое встречается у крайне ограниченного количества обитателей этой планеты, а вот, например, у ~Дыхание~, мне про Олкотт рассказавшей, в избытке есть. Это качество называется "абсолютная любовь". И в этом плане мне как родителю было интересно почитать о влиянии этой абсолютной любви на неокрепшие юные умы и сделать свои выводы, а также позаимствовать общую концепцию. В общем, если у вас нет детей, и вы поклонник Олкотт - не читайте. А если есть - тогда можно.

@темы: кадзе - книгофил

21:53 

книжный червяк
Подрастая узнаю, что моя первая по-настоящему серьезная книжная любовь с большой буквы - не только моя. Довольно много любопытных материалов выходит о Набокове. Вот Горький порадовал ссылкой. Правда, я на иностранных языках не читаю ничего, кроме текстов с сайтов производителей (наловчилась уже без переводчика про польские пазлы разбирать) и писем от моего мексиканского друга. А о таких серьезных материях как Набоков на иностранном - и подумать страшно. Так что придется мне подождать перевода. Но поделюсь имеющимся. Любопытно ведь.

«Publishers Weekly рассказывают о новой книге Бена Блатта «Любимое слово Набокова — „лиловый“». Блатт занимается литературной статистикой, он сравнивает ее с рентгеновскими лучами, просвечивающими литературу. Его подсчеты помогли установить, что больше всего восклицательных знаков в большой выборке писателей использует Джеймс Джойс, что Даниэла Стил чаще других начинает романы с описания погоды, что речевыми клише больше всего пользуется детективщик Джеймс Паттерсон, а меньше всего — Джейн Остин, зато в книгах Остин самые длинные начальные предложения. Ну и какое любимое слово у Набокова — статистическое наблюдение, кстати, подтверждают филологи, правда, вместо «лилового» тут стоит «сиреневый».»

@темы: кадзе - книгофил

21:57 

Данте Алигьери, "Божественная комедия"

книжный червяк


Тяжко и трудно, через тернии к Эмпирею я дочитала "Божественную комедию", и вот что я имею сказать. Триединство "Божественной комедии"- это не только и не столько пресловутое деление на Ад, Чистилище и Рай. Это колоссальная работа.

Колоссальная работа самого Данте, создавшего великолепно структурированный мир. Серьезно, это, например, Ад. Если вы не читали, просто посмотрите. Это не та самая картина, это инфографика. Но классная. Я дам ссылку, потому что картинку нужно смотреть в максимальном размере, чтобы все прочитать. Могу ли я назвать еще книгу, которая была бы столь качественно структурирована, даже спустя 700 лет. А вы можете?

Это колоссальная работа переводчика. В переводе Лозинского все идеально гладко (а я с ужасом вспоминаю перевод "Илиады", например. Тот, который не Жуковского). А ведь в строгом порядке, подчиненные строгому количеству слогов и порядку организации (непростому), переплетаются друг с другом рифмами в пределах двух разных катренов два разных логических куска. И мне очень сложно представить, как вообще это можно удержать в голове.

И, наконец, это колоссальная работа читателя, которому понадобится немало душевных сил и времени, чтобы все это усвоить хотя бы поверхностно, при условии, что у него нет исторического и литературного образования (конкретно в области Италии XII-XIII веков и в области древнегреческой литературы). Слава Богу, я хотя бы Гомера прочитала перед этим - не все темный лес самоубийц. Мне вот понадобится дополнительный анализ перед "Улиссом".

И лично от меня. Теперь я знаю про:
«Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу»

Я нашла отличную мысль, вот такую:
«"Ты разве умер"? - с уст моих слетело.
И он в ответ: "Мне видеть не дано,
Как здравствует мое земное тело.

Здесь, в Толомее, так заведено,
Что часто души, раньше, чем сразила
Их Атропос, уже летят на дно.

И, чтоб тебе еще приятней было
Снять у меня стеклянный полог с глаз,
Знай, что, едва предательство свершила,

Как я, душа, вселяется тотчас
Ей в тело бес, и в нем он остается,
Доколе срок для плоти не угас.

Душа катится вниз, на дно колодца.
Еще, быть может, к мертвым не причли
И ту, что там замной о стужи жмется.»


Про бессмертную любовь Данте к Беатриче уже столько до меня говорено, что я почти промолчу. Почти - потому что то, как и с каким благоговением Данте смог увековечить образ своей возлюбленной в веках, это сильнее смерти. "Любовь, что движет солнца и светила". Правда.

«Зачем ты так в мое лицо влюблен,
Что красотою сада неземного,
В лучах Христа расцветшей, не прельщен?»

@темы: кадзе - книгофил

радио кадзик

главная