• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: кадзе - книгофил (список заголовков)
00:30 

Льюис Синклер "Бэббит"

книжный червяк


Мне попалось отличное издание Синклера. То, что нужно. "Главная улица" и "Бэббит" - два романа, написанные один за другим, объединенные одной темой: развенчанием мифа о славном американце первой трети XX века. Про "Главную улицу" я уже писала вот здесь, теперь займемся "Бэббитом".

И Кэрол из "Главной улицы", и сам Бэббит - люди, попытавшиеся в один прекрасный момент выбрать свой путь в окружающем их мещанском обществе. Кстати, и закончилось все для них одинаково: спойлер

Но если Кэрол - обаятельная маленькая бунтарка, вызывающая восхищение, то Бэббит - скучный, умный в бизнесе, но очевидно глуповатый во всем остальном среднестатистический американец. Такой хороший американец, как он и сам говорил, "Настоящий Парень" (именно так, с больших букв), Славный Парень. Точнее, парень - это мягко сказано. Кэрол - девушка, Бэббит - стареющий мужчина со стареющей женой, с взрослыми и вырастающими детьми.

Но насколько удался Синклеру образ Бэббита. Он не жалеет сил, выписывая этого персонажа. Бэббит не имеет своего мнения по вопросам, не касающимся его фирмы, пока не прочтет газеты и не выслушает самых значимых знакомых, он ждет, чтобы ему сказали, как он должен думать. Бэббит разговаривает восхитительно выписанными клишированными фразами и мыслит максимально стереотипно, всю дорогу так разговаривает и мыслит, сколько же на это нужно сил.

Мне попалось хорошее послесловие, я процитирую:
"Бэббит занимает нас потому, что показывает, насколько существование рядового, нормального, заурядного человека может быть похоже на существование марионетки. Кто из читателей романа не вздрагивал, не спрашивал себя, сколько раз ему самому доводилось быть Бэббитом".

спойлер

"Характерно в этом смысле высказывание американского критика Джона Олдриджа, который имея в виду американскую действительность после второй мировой войны, пишет: "У нас сейчас гораздо больше бэббитов, чем в те времена, когда Синклер Льюис изображал бэббитизм".

Что касается "Кэрол" и "Бэббита", то я однозначно рекомендую и то, и другое, причем читать непременно в связке, чтобы думать, проводить параллели. В любом порядке.

Относительно других романов Синклера, буду ли я их читать? Когда-нибудь буду, но так нескоро, что пока даже в список заносить не буду. Пока что достаточно развенчаний. А на ближайшие недели у меня в планах успеть прочитать одну большую свежую книгу до конца года (свежую - в смысле, вышедшую в этом году).

@темы: кадзе - книгофил

17:21 

Льюис Синклер "Главная улица"

книжный червяк


Вся литература, которую я читаю сейчас, делится на два типа: та, которую я тщательно отбираю по рецензиям, и та, которая сама прыгает мне в руки. Вот Льюис прыгнул сам. Когда я брала его с полки списанных книг, я помнила, что есть такой писатель, помнила примерно, что Америка, двадцатый век - и на этом все. Хорошо ли будет, плохо ли?

Не подвел. Ох, не подвел Льюис, отказавшийся от Пулитцера и ставший потом (через 8 лет после написания этого романа) первым американским писателем, получившим Нобелевскую премию. Я точно буду что-то еще читать (и уже читаю что-то еще).

А теперь к делу. "Главная улица" - это про жизнь в провинциальном американском городке в первой трети прошлого века. И немного больше. "Главная улица" - это про бунтарство и немножко меньше. Если сказать точнее, про поиск личного рецепта по примирению с вселенной, на который могут уйти годы, жизнь.

Но что я все общими фразами? Роман называется "Главная дорога (Жизнь Кэррол Кенникот)". И здесь я сразу не понимаю, зачем посвящать несколько глав тому, как эта самая Кэррол вышла замуж за этого самого Кенникота, иначе чем флешбеками? Читатель же - не кретин, если он дал себе труд прочесть название романа, догадается. Впрочем, это, возможно, единственный минус романа, и к концу повествования мы, конечно, его простим.

Что касается самой Кэррол - это маленькая американская мятежница, но все же далеко не Скарлетт О'Хара, и одуревшая в стагнации брака, слишком возвышенная для этого места дама, но все же далеко не Эмма Бовари. Где-то между этими типажами поместилась сама Кэррол, которую мы будем узнавать все лучше и лучше.

"Мой путь прегражден косностью. Я знаю, с моей стороны это просто безумие. Я мечтаю о Венеции, а живу в Архангельске и недовольна, что в Ледовитом океане волны вовсе не лазурны..."

Льюис хорошо понимает свою Кэррол, она живая, настоящая. И другие персонажи романа тоже живые. Их поначалу, правда, слишком много, но в конце концов мы же разобрались чем миссис Мид в "Унесенных ветром" отличается от миссис Мэрриузер, и обе они - от миссис Элсинг. И здесь - сдюжим. Главное, что у каждого есть свой голос.

За что я люблю американскую литературу, так это за то, что персонажа здесь представляют на читательский суд по его поступкам более, чем по его разглагольствованиям и состоянию природы на момент действия. Нет, здесь достаточно всего вышеперечисленного (и, к моему вящему неудовлетворению, достаточно разговоров о социализме), но все же принцип Льюис блюдет.

Любопытен один момент, и, возможно, кто-то из вас мне его прояснит. Местная лживая газета, в которой светская хроника усердно облизывает сливки общества, называется "Неустрашимый". Точно так же называлась точно такая же газета (правда, с изрядной толикой политической направленности) в "Пиквикском клубе" Диккенса. Это отсылка? Или это типичное название для провинциальных газетенок на Западе в XIX-XX веках?

Мне не совсем удалась эта рецензия: книга несомненно глубже, чем те слова, которые я смогла подобрать, чтобы рассказать о ней. Но она стоит того, чтобы о ней говорили. Пусть скажет сам Льюис (это лишь некоторые из многочисленных мыслей, которые я хотела бы сюда вставить). Он не так искрометен, как, скажем, предыдущий мой книжный друг Мартти Ларни, его юмор горький обыкновенно, но все же и он здесь тоже есть.

"Но, дорогой мой, беда этого фильма не в том, что там показывают чьи-то ноги, а в том, что он с пошлым хихиканьем обещает показать еще больше и, посулив, не показывает. Это юмор нездорового любопытства". А уж эту фразу, заменив "ноги" на "грудь", можно только так лепить в рецензию к большинству современных картин. Прошло почти сто лет - ничего не изменилось.

""Самоуважение Гофер-Прери [так называется городок, в котором происходит действие], говорила Кэрол, подкрепляется обетом бедности и целомудрия в области знания".

"Но в стране, которая стремится к общей стандартизации, которая надеется унаследовать от викторианской Англии роль рассадника мирового мещанства, в такой стране маленький город уже не просто провинция, где люди спокойно спят в домиках под деревьями, осеняющими их невежество. Этот город - сила, стремящаяся покорить землю, обесцветить холмы и моря, заставить Данте восхвалять Гофер-Прери и одеть великих богов в форму воспитанников колледжа. <...> Такой Гофрер-Прери считает себя частью великого мира, сравнивает себя с Римом и Веной, но он не способен усвоить их научный дух, их интернациональное мышление, которое сделало бы его великим."

@темы: кадзе - книгофил

17:24 

Мартти Ларни "Четвертый позвонок, или мошенник поневоле"

книжный червяк
Да, я читаю романы даже с таким названием. Впрочем, это вам не какое-нибудь "Следствие ведет дилетант", а немного любопытная вещь.



Как и многие другие, эта книга практически без моего участия попала ко мне в руки. Я тогда водила сына в библиотеку, и пока он там все осматривал в холле, я зависала у полки списанных книг. Я вообще люблю старые книги - 90% моей библиотеки состоит из них. Есть в них некое очарование потрепанности и чуть пыльного запаха. Читаешь, смотришь чужие заметки на полях. Так вот, пока я тащила томик Синклера, рядом копалась незнакомая тетечка.
- Возьмите эту книгу. У меня уже она есть. Очень хорошая книга, - протянула она мне томик в серой обложке без единой буквы (и без последней страницы, как я обнаружила потом; впрочем, не такая это проблема - прочитать последнюю страницу с телефона в маршрутке).

Не то, чтобы я вам отрекомендовала "Четвертый позвонок" вот как очень хорошую книгу, именно такими словами. Но как любопытную - вполне. На мой взгляд, очень хорошая книга - это, скажем, "Будденброки" или "Игра в бисер" (все мы помним, что Кадзе любит скучных немцев). Но с финской литературой я знакома исключительно по Туве Янссон (кстати, еще один пример очень хорошей книги), почему бы не почитать что-то еще?

Википедия определяет "Четвертый позвонок" как памфлет. Я не сильна в памфлетах, это слово - вообще не из моего словаря. Я скажу так: это острая (думаю, в конце 50х годов XX века она была очень-очень острой) и до сих пор смешная сатира на американское общество (потребителей, фальшивой рекламы и людей-фальшивок, а уж как он про брак, ох, держитесь, братцы). Это как Диккенс, изображающий в "Пиквикском клубе" первую треть XIX века, только без восхитительного слога и глубокой проработки персонажей.

"Четвертый позвонок" коротенький, его сюжет - динамичный, изобилующий событиями, которые не то, чтобы не могли с кем-то случиться (верю: очень даже могли), но в таком количестве на одного человека и всегда с положительным исходом... Да, впрочем, "Пиквикский клуб" (и другие книги разных авторов и многочисленные фильмы) изобилует ими в той же мере. Это такая вольная работа с реальностью, чтобы сделать сюжет чуть пикантней. Впрочем, для дела сатиры она подходит как нельзя лучше.

А с чувством юмора у автора все в порядке, я посмеивалась в голос временами:
"Следом за оркестром двигался обитый черным сатином грузовик, на платформе которого помещалась колоссальных размеров библия. По борту машины была выведена серебряными буквами надпись:
Сатана приходит в ярость, узнав, что теперь мы за полцены продаем новый перевод библии".

"У нас еще нет истории, - заметил Бобо, - и потому ее приходится создавать. Каждая гостиница, пляж или кабак, в которые мимоходом заглянул Бинг Кросби, официально объявляются историческими местами. Автомобиль, в котором ездил Рудольфо Валентино, олицетворяет наше средневековье, сапоги президента Линкольна - древнюю историю, а песочные часы, которыми пользовался Колумб, - эпоху раннего палеолита. Таким образом, наша история оказывается такой же древней, как и европейская. Все, видишь ли, очень относительно. Мы за одну неделю наставим больше памятников, чем старый материк успел за тысячу лет".

"Воду из-под крана пить нельзя. Она буроватая, как пиво, и пахнет мочой. Ученики загрязнили колодец. Дворник говорит, что посылал воду в Кливленд на анализ и оттуда пришел ответ: "Ваша лошадь больна диабетом".


Так вот, "Четвертый позвонок" отлично читается между серьезными, увесистыми книгами, когда не знаешь, как бы расслабиться - фантастикой или современным опусом. Я оставлю ее у себя и, возможно, даже распечатаю и вклею последнюю страницу. А еще мне достались забавные американские карикатуры в качестве иллюстраций, книга-то выпущена в 1960 году.

@темы: кадзе - книгофил

01:18 

Антония Байетт "Обладать"

книжный червяк
"Поутру весь мир имел новый, незнакомый запах. Это был запах после буревала, зелёный запах искромсанной листвы и растительных брызг, расщеплённого дерева и смоляной живицы, запах терпкий и заставляющий почему‑то ещё думать о летнем, с хрустом надкушенном яблоке. Это был запах смерти, разрушения – и вместе свежий, живой, что‑то сулящий…"



дочитала то, что давно уже должна была дочитать, и спешу теперь поделиться. этому роману я обязана как минимум недельной бессонницей (пропускала "свое" время засыпания, и мучилась до 3-4 часов ночи; ну и вот - опять пропустила). этот роман, написанный в 90м, кажется, все разом начали читать и обсуждать в прошлом или даже позапрошлом году (или мне только кажется), а я опять слоупок.

но вот что я имею вам сказать! если дать сухую характеристику, что это такое, то перед нами годный середнячок между "Маятником Фуко" и "Кодом Да Винчи". то есть, он отлично подходит для тех, кто слишком начитан, чтобы не плеваться от Дэна Брауна, но недостаточно начитан, чтобы как следует осознать "Маятник Фуко" (я намеренно пишу "Маятник Фуко", а не Эко, потому что с "Именем Розы", например, мне вполне удалось договориться). то есть, мне вот зашло идеально. здесь и тайна, и побеги, и поиски (и, к счастью, не остросюжетные), и гигантский пласт мифологии - бретонской, эддической (тут я, конечно, плаваю, но автор делает так, что это не важно, оставляя при этом потайной уровень с двойным дном для прошаренных - ищите с комментарием переводчиков-литературоведов, очень вкусный). ну и Букер в придачу.

и, как вы поняли уже из первого абзаца, "Обладать" - нечто большее, чем просто годный середнячок. это странная вещь: на поле литературоведения разыгрывается жанр рыцарского романа (определение "рыцарский роман" я позаимствовала из комментария переводчиков) в двух временах. звучит довольно пугающе. и первая глава скучна, а потом еще многообразие форм - то есть, довольно-таки утомительная переписка двух поэтов из прошлого, а потом, я просто зацитирую собственный комментарий "да ладно, блядь?! после сотни страниц переписки она туда еще и поэму засунула?!", эпиграфы к главам, тянущие на 2-3 покетбуковских страницы мелким шрифтом (ох!), дневники одной, другой, третьей... и все же скучна только первая глава, а дальше - интересно; а еще в какой-то момент в первой трети книги упомянутое многообразие форм перестает утомлять а обеспечивает полное погружение, атмосферность, проникновение и желание жадно, жадно, жадно читать до двух ночи как минимум. и оставшиеся две трети книги остается (простите за тавтологию) расслабиться и получать удовольствие.

о! удовольствие! я же хотела вам рассказать про название романа. про его двойственность. я скажу: "обладать". какие ассоциации? моя первая - обладать кем-то в любовном, страстном плане. моя вторая - обладать чем-то (скажем, вещью, которую страстно хотел заполучить). автор славно разыгрывает оба этих смысла, сдабривая текст повествования дозой безумных феминисток, сексуализирующих даже рельеф местности (я серьезно), но также уделяя внимание и погоне за некой вещью и тому, почему и кто хочет ей обладать. Переводчики же подкидывают мне и третий смысл "possession - это и одержимость, и обладать".

кстати, о литературоведческой игре. автор так убедительна, так хороша, что я "припоминаю" такого поэта, как Генри Падуба, написавшего "Рагнарёк" и "Чайлд-Гарольд", и даже ничтоже сумнящеся сообщаю об этом кое-кому. и только потом я лезу почитать о викторианских поэтах из романа и выясняю, что именно этих Байетт выдумала! мои аплодисменты. а самое забавное в этом: еще и то, что оба викторианских поэта, вокруг отношений которых завязывается история, - выдуманные, а вот фея Мелюзина из выдуманной поэмы выдуманной поэтессы, волшебница с рыбьей низушкой, - в общем, она настоящая (то есть, настоящий миф о Мелюзине есть).

и раз уж я завела разговор о персонажах, то не смолчу и вот о чем. если вы, как и я, плевались от картонных персонажей Дэна Брауна, которого в свое время все, наверное, читали, каковые сводят ниже плинтуса всякое впечатление о романе (а так называемая "любовная линия" в романе и вовсе - убийственна), так вот Байетт делает по сути то же: приращивает героев нашего времени к историческим, скажем, реликвиям. но делает она это качественно, и в какой-то момент отношенческие ходы, которые поначалу можно было предсказать с полпинка, вдруг делают неожиданные повороты, и у меня уже появляются сомнения в том, как именно закончатся отношения, за которые я переживаю, как ваша бабушка за "Санту-Барбару".

а теперь немного цитат (предполагается, что из них читатель поста узнает, что автор - не только хорошо строит сюжет, но и отлично владеет словом):
"Я всегда считал, что влюбленность - одно из отвлеченнейших понятий, а та или иная влюбленная пара - всего-навсего его маски, а вместе с ними и поэт... <...> Без такого возбуждения лирика им не дается, и они распаляют себя всеми удобными способами, но хотя чувства их неподдельны, все-таки не стихи сочиняются для барышень, а барышни существуют для сочинения стихов".

"Самое забавное, - молвила Мод, - что будь мы помешаны друг на друге, никто бы не посчитал нас за сумасшедших".

"Однако о чем, как правило редко пишут писатели, так это о столь же живом и жгучем наслаждении от чтения. <...> наслаждение словом по природе своей - есть падение в бездонную пропасть..."


И от этой книги я остаюсь с ощущением полноты и завершенности, удовлетворения, и теперь, страшное дело, не знаю, что мне читать дальше (а это редко бывает) - за вечную классику, продолжить чтение обсуждаемого современного или же совершенно расслабиться на фантастике. Знаете, как это бывает, когда жадно стремишься к концовке книги, а потом скучаешь, по тому, что было, потому что в одну реку дважды уже не войти.

@темы: эстетика по кадзе, кадзе - книгофил

01:12 

Кадзуо Исигуро, "Погребенный великан"

книжный червяк


Я ждала этот роман давно. Еще с самых первых упоминаний о его грядущем издании в Великобритании. А потом как-то завертелось, закрутилось, и лишь Нобелевская премия Исигуро заставила меня взяться за него. Потому что, если не возьмусь, он потонет где-то в сотнях книг из ридлиста.

Прочитала. И задумалась. Это неплохая вещь, но, во всяком случае, не та, с которой стоит начинать знакомство с Исигуро. А ведь публика, с автором незнакомая, побежит именно на него. Я любила Исигуро еще донобелевского, такого, который создал "Остаток дня" и "Не отпускай меня" - и получил за них по заслугам.

Полюбила бы я его за "Погребенного великана"? Нет. Я бы сказала: автор неплохой, вернусь...когда-нибудь. И не вернулась бы и не узнала бы, как он хорош. Произведения Исигуро - это горькая, нежно лелеемая ностальгия по прошедшим временам, это спокойное мужество (на этот раз переводчики все же употребляют именно это сочетание, и я с глубоким удовлетворением читаю его в тексте), японский менталитет в британской шкуре. Вот только никакого спокойного мужества в этом романе нет. У каждого из героев - своя борьба.

Но бог с ним, со спокойным мужеством, это мое личное - из разряда "люблю" и "не люблю". Вкусовщина, короче. Просто упоминаю, что здесь вы его как раз не найдете. Но ностальгия. Как вы могли предать свою взлелеянную ностальгию, господин Кадзуо? Странно выходит, ведь это роман о зыбкости воспоминаний, о попытке вспомнить утраченные мгновения, потерянные в зыбкой хмари. И герои дорожат этими воспоминаниями. Но автор - нет.

Автор развертывает перед нами роман-обманку. Здесь все - не то, чем кажется. У каждого из героев есть некая личная тайна, которая, конечно, вскроется потом. Или не вскроется, а автор даст нам намек и сделает в конце финт ушами: ну, вы сами решите, что там на самом деле было. По этому поводу я еще напишу несколько спойлеров под катом в самом конце и буду рада, если вы вместе со мной порассуждаете.

Но обманка - так же сама композиция. Сначала я списывала это... Даже не знаю, на что. Понятно, что писатель уровеня Исигуро не может так ошибиться. Значит, это намеренное. Смотрите сами. Автор рассказывает нам легенду. Не историю, а сказку про времена несколькими десятилетиями позже короля Артура. Там и Мерлин упоминается. И дракон. Такие древние времена. Но периодически (особенно в начале, или я просто перестала замечать) всплывают современные словечки: такие, каких в этой сказке быть не должно. Что-то вроде - забор, который был похож на выставленные в ряд карандаши. Или же героям открывался вид, какой вы вряд ли увидите сегодня из современной гостиницы. Мол, эй, читатель, не забывай, ты не внутри, это я тебе рассказываю сказку, современный автор - современному читателю.

Крайне любопытна метаморфоза рыцаря Говейна. Вначале он предстает довольно тупым и раздражающим маразматиком, который по ходу романа несколько перевоплощается.

Любопытно, что Исигуро вновь берется разрабатывать тему из "Не отпускай меня" - про пары, которые достаточно любят друг друга и им удается это доказать кое-кому, чтобы этот кое-кто переправил их кое-куда, где они могут быть вместе, но это чертовски редкая возможность. И снова он разрабатывает ее примерно в том же тумане обрывков чужих слов, что и в "Не отпускай меня".

Как-то так. Если хотите вердикт - перечитывать я не буду. Стоит ли читать? Возможно, если вы читали Исигуро, сама история-то с хитросплетениями, которые автор ловко увязывает в узел, который же потом так до конца и не разрубит, сама история хороша. Если вы любите загадки - попробуйте разгадать. Я написала целых пять полновесных вопросов, на которые не могу дать однозначного ответа. Хороша та книга, которая оставляет столько вопросов к раздумьям.

А теперь к тем, кто читал. Внимание:СПОЙЛЕРЫ

@темы: кадзе - книгофил

22:23 

Чарльз Диккенс, "Посмертные записки Пиквикского клуба"

книжный червяк


Наконец, добралась до "Посмертных записок Пиквикского клуба" (а точнее, "Записки" добрались до меня, прыгнув мне в руки с полки списанных книг в библиотеке; надпись на обложке - "Светлане на память в день рождения"; Светлана, как ты могла отдать эту книгу, позорище?). Моя редактор пугала меня, что люди делятся на два типа: тех, кто считает Пиквика утомительно скучным, и тех, кто тащится по Пиквику. Но фаната старых скучных немцев так просто скукой не напугаешь! Тем более, что Пиквикский клуб - это чертовски милая вещь.

Если вкратце, то Пиквикский клуб - это такой забавный многосерийным ситком девятнадцатого века. Издавался в то время он как раз-таки небольшими сериями (главами) с иллюстрациями. Четверо (а после - пятеро) обаятельных и нелепых персонажей все время попадают в нелепые же ситуации в гостиницах и гостиных, пабах, на дорогах и площадях. Это такой ситком в одежде роуд-муви, потому что они постоянно путешествуют то туда, то сюда.

Начало пиквикского клуба - это такое забористое мимими. Очаровательный несметной английский юмор, как только вы переберетесь через изрядно скучную первую главу. Теория колюшки! Вот оно откуда, черт побери.

"- О! Понимаю! Сегодня входишь во дворец через дверь, завтра вылетаешь через окно. Сэр - философ?
- Наблюдатель человеческой природы, сэр"

Но Диккенс, пусть даже это и первый его роман, впереди - "Холодный дом" и "Дэвид Копперфильд", которым я не устаю петь хвалу, Диккенс уже тот самый, славный и обаятельный, идеально выдерживающий слог, ходящий по самой кромке слащавости, но все же - нет, все же это просто убойно мило и поднимает настроение не хуже Фрая.

Здесь Диккенс набрасывает некоторые темы, которые потом как следует раскроет в последующих произведениях. Например, одуряющей, бестолковой, состоящей из бесконечных кип бумаг, оплат судебных издержек, выкачивающих из сторон все денежные средства, судебной машине здесь отведено по сути несколько глав (не считая долговой тюрьмы, но это - несколько про другое, про человека, очутившегося в совершенно неподходящем ему обществе), но в упомянутом уже "Холодном доме" Диккенс поставит английский суд во главу романа, сделает его сюжетообразующим действом - с суда начнется роман, суд объединит его персонажей и судом фактически закончится "Холодный дом". Но речь не о нем, простите.

И да чтоб я писала так хотя бы, хотя бы... когда-нибудь (но тщетно мечтать)! Все эти персонажи со своей речью, особенностями, выдержанными и развивающимся характером на протяжении увесистого тома, а ведь самому Диккенсу - всего только 24 года! Один только Сэм Уэллер (а в довесок - и его папаша) - он добавил чуть ли не половину очарования этой книге.

Диккенс актуален до сих пор. Все его наблюдения о человеческой природе. Вот возьмем к примеру кусок о валентинках:
"Картинка, с которой не спускал глаз Сэм Уэллер, произнося эти слова, была весьма красочным изображением двух человеческих сердец, скрепленных вместе стрелой и поджаривавшихся на ярком огне, в то время как чета людоедов в современных костюмах — джентльмен в синей куртке и белых брюках, а леди в темно-красной шубе, с зонтом того же цвета — приближались с голодным видом к жаркому по извилистой песчаной дорожке. Явно нескромный молодой джентльмен, одеянием которого служила только пара крыльев, был изображен в качестве надзирающего за стряпней; шпиль церкви на Ленгхем-плейс, Лондон, виднелся вдали, а все вместе было «валентинкой», и таких «валентинок», как гласило объявление, в лавке имелся большой выбор, причем торговец обещал продавать их своим соотечественникам по пониженной цене — полтора шиллинга за штуку."

А любовное письмо самого Сэма да еще с комментариями его отца! Ради него лишь стоит осилить увесистый томик.

Диккенс прекрасно ехидный, и его ехидство не устаревает, сколько бы веков ни прошло. Он высмеивает человеческие грешки и делает это с особой тонкостью, не пускаясь в морализм и не заставляя читателя скучать. Один оборот, одно предложение, максимум - одна сцена, если уж понадобилось ввести диалоги.

На выходе получаем доброе, милое, почти рождественски-картиночное, но в то же время - насквозь ехидное произведение.



Мой добрый друг посоветовал мне почитать Дэна Симмонса "Друд или человек в чёрном", потому как там главным героем предстает сам Диккенс. Я честно скачала это произведение, тем более, что Симмонс где-то в списке с "Гиперионом" болтается. Но, черт возьми, я прочитала 17 покетбуковских страниц и с возмущением бросила, потому что копаться в потоках грязи относительно моего милого Диккенса у меня нет никакого желания. Очень неприятная книга. Возможно, я когда-нибудь осилю биографию Диккенса, самого "Эдвина Друда", а потом разнесу эту книжку в пух и прах. Но, если честно, пока не очень-то и хочется. Потому что автор - одно, а его произведения - совсем другое, и копаться в чужом грязном белье - дело нехорошее. Извини, бро, но я плевалась страшно. Даже несмотря на то, что там есть Уилки Коллинз.

@темы: кадзе - книгофил

16:08 

книжный червяк
прекрасные новости нынче. нобелевку по литературе отдали Кадзуо Исигуро. его наградили за "Остаток дня" и "Не отпускай меня". Я так и не смогу, наверное, никогда сказать, который из романов мне нравится больше, но во всяком случае я чертовски рада за этого прекрасного автора.

надо бы за "Погребенного великана" взяться. хоть когда-нибудь, в списке висит уже несколько лет.

@темы: кадзе - книгофил

16:30 

книжный червяк
Король неловких моментов - это все-таки я.
Обозленная на не желающий звонить телефон все-таки дозвонилась с криком "Да какого хера? Блядь!" в детскую библиотеку, чтобы продлить книжки про Винни-Пуха и Муми-троллей.

@темы: кадзе - книгофил, маленькие радости

22:02 

Евгений Замятин, "Мы" и другие любопытные общества

книжный червяк


Про Замятина скажу скупо. Я давно его собиралась прочитать, после Оруэлла и Хаксли, конечно. С одной стороны, это любопытный пример антиутопии, где:
- придуман интересный мир (на 99% логический, математический, из стекла и металла, без природы вовсе, у людей даже фантазию вырезать хотят);
- динамично и богато в плане подробностей реализован формат дневникового жанра;
- читателю легко идти сквозь слог несмотря на упомянутую выше логику и математику, Замятин не злоупотребляет терминами и скучными описаниями, ему достаточно яркой фактуры, единственное исключение - цифровые имена, это очень тяжело поначалу.
С другой стороны, слабовато вышло, вот что я думаю. "Мы" явно слабее Оруэлла во всяком случае. Хотя за мятущиеся чувства закоренелого математика и благополучного доселе гражданина Д спасибо. Его любовь - вот, что действительно удалось в этом романе. Перечитывать я вряд ли когда-нибудь возьмусь, но это нужно было прочитать, чтобы хотя бы быть в курсе. Как-то так.

Но дьявол кроется в мелочах. Точнее, не совсем дьявол.

Две трети доставшейся мне книги - повести мелкие, рассказы. Местами очень душно, липко, но все развивается, закроешь, не дочитав, и все думаешь - а что там, что там, что там будет. Замятин берет атмосферностью в малой прозе, он все придумывает микро-общества, каждое из которых чем-то да интересно. Если в "Мы" был геометрический, антиприродный мир, то в "Уездном" - обволакивающая душнотой и липкостью русская чернуха, в "Алатыре" - город невест-вековух, "Островитянах" - подчиненная точному распорядку (по часам каяться, по часам - заниматься благотворительностью) жизнь в пасторском доме.

А еще описания любовного чувства. Как он берет - рваными предложениями ли мятущегося влюбленного, обволакивает ли золотистым маревом или обоюдной неловкостью колет, но вот это очень, очень хорошо выходит. Я могла бы не читать "Мы", но малую прозу Замятина читать стоит. Даже не смотря на то, что там многовато кое-где чернухи, кое-где революции.

@темы: кадзе - книгофил

01:26 

Артур Хейли "Аэропорт"

книжный червяк


Два года назад я обещала себе прочитать "Аэропорт" под настроение. Настроение пришло в Тольятти, когда мне нездоровилось, и взгляд мой пал на родительскую книжную полку. Теперь на родительской книжной полке...зияет дыра, хотела бы сказать я, но нет: на одну не помещающуюся книгу меньше. Прекрасно, что у нас с родителями не очень-то совпадают книжные интересы, и я всегда могу цапнуть что-нибудь с собой в дорогу.

Читать старые бумажные книги - означает попасть либо на ура-социалистическое, либо на отличное предисловие. Мне попалось отличное. Оно объясняет, почему нужно отдать должное Хейли. Читая "Отель", я, помнится, жаловалась на картонных персонажей и на сверхубогую любовную линию. Предисловие называет картонность персонажей "психологическим схематизмом" и отмечает, что в "Аэропорте" Хейли страдает им меньше. Это правда.

Что же касается любовной линии, то здесь она находится в зачаточном состоянии (и слава богу! я уже упоминала о способностях писателя к этому делу) и заканчивается не сверхслащавым хеппиэндом, а нормально она заканчивается (проявив едва уловимые признаки жизни). Спойлера не будет.

Но чем силен Хейли, так это фактурой. Перед написанием "Отеля" он прочитал 27 книг по гостиничному делу. Я не знаю, сколько книг прочитал он перед созданием "Аэропорта", но это вам не Томас Вулф, якобы ошивавшийся в студенческих кампусах. Артур Хейли по части фактуры - красавчик, и я снимаю перед ним шляпу. Он расскажет вам про обеды в аэропорту, связь метеорологических сводок и запасов туалетной бумаги читать дальше, хитрости "аэрозайцев" прошлого века, как стюардессы тырят еду и предметы домашнего обихода с рейсов, политику насчет беременности в авиакомпаниях, хитрости изготовления взрывчатки в домашних условиях (как только не запретили?) и еще много чего. Это страшно интересно. Это такая внутренняя кухня, о которой сам никогда не узнаешь и не пойдешь узнавать. В "Отеле" именно это и было интересно.

С сюжетом "Аэропорт" опять же лучше, чем "Отель". Налицо писательский прогресс, в общем. Читать очень любопытственно, не оторваться. Вот я во сколько ложусь спать, дочитала - видите? Кажется, что все предсказуемо, как и в части отношений между героями, но нет, нет. Автор закручивает раз, автор закручивает два, автор закручивает три - интрига, интрига!

В общем, это было хорошо. Я обязательно почитаю еще что-нибудь из Хейли. Через пару лет.

@темы: кадзе - книгофил

19:55 

книжный червяк
Записала ребенка в детскую библиотеку. Твердо себе сказала: пока Замятина не дочитаю, никаких книг во взрослой брать не буду. Они там в одном помещении обе библиотеки. А ещё в том же помещении - "книжный развал". Наверное, это списанные книги, в Мск их раздавали по проекту, а тут - всякий желающий с отдельного стеллажа может забрать книгу насовсем. Ну и там Диккенс был. Короче, вы поняли. Только я обрадовалась, что у меня бумажная стопка на прочтение умёньшается...

Это не я нахожу книги, это книги находят меня. А когда я в последний раз покупала книгу в книжном по полной стоимости, и не вспомню. Кажется, это был "Дом, в котором", года четыре назад.

Ира тут как-то заметила, что мой дневник - это, дескать, Кадзины дети и книги. Ну вот, теперь все чаще эти две вещи сливаются в одну

@темы: кадзе - книгофил

22:59 

книжный червяк
Так, парни. Я тут за Замятина взялась. А он - за теорию вероятности. А я - поклялась, получив зачет по терверу в свое время, исправно возносить жертвоприношения на алтаре букв и знаков, и никаких поблажек - в сторону математики. Так вот, мне кажется, или в формуле какая-то ошибка? По-моему, считать вероятность попадания индивидуума в аудиторим, деля второе на первое - не совсем верно, или мне только так кажется?


@темы: кадзе - книгофил

00:44 

Дзюнъитиро Танидзаки, "Снежный пейзаж" ("Мелкий снег")

книжный червяк


Дарите книги - подписывайте, от кого они и когда. Я вот, например, забыла.

Бумажная книга, простоявшая в шкафу n лет, это всегда немного личное. Поэтому я буду и про личное тоже.

Я бодалась с матерью, как могла, потому что книжного шкафа так и нет (есть икеевский, расползающийся уже под тяжестью моих и русланьих фолиантов), но она все-таки выслала мне все мои книги. И еще немного сверху. И Дзюнъитиро (только вооружившись книгой, я могу написать его имя правильно) Танидзаки тоже. Я открываю книгу.

Был у меня когда-то друг Артемида. В мои мятущиеся семнадцать он пил со мной вино и ряженку, лазал на шатающуюся вышку, вытирал сопли по поводу неудавшихся любовей, я вытирала сопли ему по поводу его неудавшихся любовей (удавшихся, понятно, в этом возрасте не бывает, хотя бы он и был несколькими годами старше). Потом мы потерялись и не особенно искались (скорее: совсем не искались). Так вот, где-то между этими двумя отрезками времени он подарил мне книгу. Исходя из дарственной надписи на форзаце это был 2008й. Тот прекрасный 2008й, когда я впервые поехала на Грушу. Тот прекраснейший 2008й, когда я впервые отправилась в Питер без родителей. У меня была поездка от университета для особенно одаренных шилозадых потрудившихся во благо оного, двое друзей-старшекурсников разного полу, идиокретиническая пижама с цветком и оранжевыми шортами ("Доченька, тебе же нужно в чем-то быть в поезде, этот домашний костюмчик так хорошо на тебе сидит") и привычка брать в дорогу самую толстую книгу из имеющихся в доме (покетбука-то не было). Всю поездку я кляла несчастного Артемиду, как могла. Я прочитала 500 страниц из 724, и, представьте себе, дочь семейства, которая собиралась замуж в первой главе до сих пор, блядь, не вышла, а ничем иным, кроме ее личных дел, члены семейства и не занимались.

Мне потребовалось девять лет, чтобы добраться до этой книги вновь. И оценить, насколько она хороша. Наверное, я стала старая и нудная, а только в списках моих любимцев - старые и нудные немцы вроде Гессе и Манна (который Томас). И "Снежный пейзаж" зашел. (А хрен ли ему не зайти после "Будденброков"-то?)

Что касается самого романа, помимо скрина с "привычкой жить на широкую попу", которым я уже делилась (привычка таскать с собой фолианты исчезает, когда я таскаю с собой ребенка), то вот что я имею сказать.

Прошло 9 лет, и читать мне интересно, легко. Танидзаки, не торопясь, выписывает мирный уклад жизни четырех сестер. В самом начале, конечно, на читателя обрушивается ворох имен - четыре сестры, дочь, служанка, и еще многочисленные второстепенные действующие лица, а еще несколько различных домов в разных городах: шутка ли - не запутаться. Но размеренно течет роман, и уже не перепутаешь одну сестру с другой, все они разные, у всех своя судьба, представляешь "главный дом" в Осаке, дом Сатико в Асии, студию Таэко, где она делает своих японских кукол.

Основная линия сюжета - выданье замуж одной из сестер, происходящее практически без участия оной, тем не менее, не выглядит скучной. Ведь писатель ведет судьбы остальных троих девушек, а также отображает другие важные вещи. Для современного русского читателя это выглядит экзотически, и, тем не менее, все очень бытовое, будто лично знаком с семейством Макиока.

Помимо всего прочего, интересна и сама судьба. Понятие судьбы. Танидзаки вроде бы и не тычет нам в лицо этой судьбой, однако ж вот оно - предзнаменования предвещают исход той или иной сцены, сестры верят в счастливые и несчастливые годы, а уж попытка пойти против судьбы не остается незамеченной мирозданием. События накаляются - вот уже война, безденежье "главного дома", слухи и сплетни, неудачи, недостойное, компроментирующее поведение... И вот развязка. Признаться, неожиданная с точки зрения восприятия вершащихся событий Юкико и предзнаменований. Последние страницы удивили меня.

Ах да, из любопытных совпадений - героини читают "Ребекку". Ту самую, которую я прочла в конце мая.

И, кстати, довольно много общего с "Будденброками". А Танидзаки точно буду читать еще. "О вкусах не спорят" - в список.

Я нарочно не говорю о любовании красотой, исчезающей красотой, исчезающим мгновением, ностальгии по утраченному (или заранее - по тому, что предстоит утратить), это было бы слишком банально в данном формате. В предисловии к моей книге даже сравнивают в этом отношении "Мелкий снег" с "В поисках утраченного времени". Повезло мне с предисловием, но пересказывать все это не буду. Лучше сами все прочитайте, если интересно.

Вышло немного сумбурно, как всегда бывает, если записываешь отрывками. Но я, оказывается, люблю неспешные семейные саги.

@темы: кадзе - книгофил

20:54 

минутка прекрасного

книжный червяк
игнорируя подозрительные взгляды, изволила фыркать в кофе. а все почему? а все потому, что японская проза - она, сволочь, смешная. точнее, не сама проза... как бы вам это сказать. в общем, при адаптации текста под ридер закралась некая ошибка...



мне кажется, у Таши была похожая прекрасная история с участием графа, графини и все той же жопы, вот только я никак не припомню, где. ежели ты меня читаешь, дорогая, дай ссылку.

@темы: мама, у меня в голове рука, кадзе - книгофил

00:46 

Дэвид Митчелл, "Сон №9"

книжный червяк


Читаю мало, потому что много пишу, но все же "Сон №9" за некое трижды позорное количество времени осилила. Вопрос другой: зачем? Прервать чтение в первой трети книги мне помешала привычка дочитывать, а также "Облачный атлас" и "Лужок черного лебедя" в анамнезе. Ведь они-то крутые были.

Между "Сном №9" и "Облачным атласом" расстояние в три года и гигантская качественная пропасть. Митчелл нехило прогрессирует за эти три года. Нельзя сказать, чтобы "Сон" был ничем не примечателен, но я удивилась, когда узнала, что это не дебют.

С одной стороны здесь атмосферно выписана Япония (британец Митчелл прожил в ней 8 лет). Для читателя, который в Японии никогда не был, вполне достоверно. Мне показалось, много отсылок к Харуки Мураками, в том числе, музыка (и даже конкретно - "Норвежский лес" Битлов), ситуация с чужим домом, напоминающая "Кафку на пляже", а для самых тупых имя Харуки Мураками напрямую упомянуто в тексте.

История Козла-Сочинителя, она просто странная. Я не совсем понимаю, зачем она здесь. Будто бы интересно, хотя мне она не слишком нравится, будто бы ее незавершенность коррелирует с незавершенностью сюжета самого произведения.

Дневник моряка унылый, что параграф учебника по истории, хотя Митчеллу, похоже, и пришлось перелопатить кучу материала, чтобы это написать. Обилиев снов вначале меня раздражает, я теряю нить реального сюжета (возможно, так и нужно, но мне не очень понравилось). Автор выписывает свой роман с помощью множества различных форм, но они не выглядят естественно, они перегружают роман.

Но экшену, поворотам сюжета, мастерской визуализации локаций и персонажей я готова поставить пятерку. Конкретно этим вещам. Здесь есть, чему поучиться, тем, кто пишет сам.

Вердикт: ознакомилась, перечитывать не буду.

@темы: кадзе - книгофил

00:47 

Томас Манн "Будденброки": отлучение от счастья

книжный червяк


я все никак не дочитаю "Портрет художника", но вот "Будденброки" пошли хорошо и славно. мне нравится жанр семейной саги. правда, из читанного в этом жанре разве что "Форсайты" и "Якоб решает любить". И "Сто лет одиночества", конечно. Но "Якоб" был такой небольшой и чертовски самобытный. А "Сто лет одиночества" ни в первое, ни во второе прочтение я переварить не смогла.

Что же касается "Будденброков", они доставили мне подлинное удовольствие. Предыдущий прочитанный мною роман Томаса Манна "Волшебная гора" препарировал от и до любовное чувство - с момента его зарождения, когда испытующий еще даже не подозревает о нем, но вместе с тем Томас Манн не отказывал себе в том, чтобы наградить героев (или даже целые главы) длительными философскими речами.

В "Будденброках" философии практически нет. Здесь есть некоторое количество рассуждений о социализме, но их действительно немного по сравнению с общим объемом книги. Зато Томас Манн не изменяет своему принципу "препарирования". Здесь он тщательно рассматривает закат добротной бюргерской династии (я ни на минуточку не проспойлила, потому что книга полностью называется "Будденброки. История падения одного семейства"), причем причины этого заката неуловимы - их много, и в то же время ни одна из них в одиночку не является для этого достаточной.

Томас Манн снова монументален. Он препарирует историю семейства поистине неторопливо, уделяя время и разговорам, и описаниям природы и музыке (у меня складывается впечатление, что музыка - чуть ли не обязательная составляющая немецкой прозы XIX- I пол.XX веков: Манн, Гессе, Мёрике...). Раскрываются персонажи (включая второстепенных), их характеры и облик эволюционируют. Раскрываются темы: тут и отречение от любви в пользу выгоды, и отречение от призвания, и отречение семьи от ее членов, про служение и много чего еще. Перечисляя темы, я подумала, что это роман про отречение и служение. Все может быть. Роман про отречение и сплочение, про маленькую группку людей, сплотившуюся в своем отречении от себя в пользу служения коллективному интересу этой самой группки.

К слову, это нобелевский роман Манна. И он явно стоит премии. Он превосходный.

Правда, конец неожиданно рубленный, в предпоследней главе последней части Манн внезапно применяет совсем нехарактерный для "Будденброков" литературный прием. Да и все события финальной части слегка скомканы, хотя у меня есть теория, что это намерено, дабы усилить выразительность не только содержанием, но и формой.

Мой словарный запас пополнился как минимум одной идиомой. Спасибо Манну за "сидение на камнях". Весь роман вот о чем. Как раз о "сидении на камнях" - отлучении от счастья, то бишь.

@темы: кадзе - книгофил

21:49 

книжный червяк
Отличная новость!
Запустили портал "Списанные книги". Если кто не слышал, из московских библиотек списывают кучу книг, и их можно прийти и забрать, совершенно бесплатно. Сделали удобный портал с интерактивной картой библиотек и списком книг, доступных в каждой. Я забронировала себе Флобера и Кронина на Южной, жила бы в Москве - таскала бы мешками.

knigi.bibliogorod.ru

@темы: кадзе - книгофил

22:53 

lock Доступ к записи ограничен

книжный червяк
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:33 

книжный червяк
впервые в жизни увидела, как цветет крапива. нюхала первые ландыши и сирень. стащила с полки буккроссинга потрепанный томик"Будденброков", пообещав себе обязательно принести какую-нибудь книжку потом взамен, потому что я свято уверена, что ждали они именно меня. кому еще понадобятся "Будденброки"? крайне вовремя заметила несущуюся черную тучу и бегом свинтила с сыном из парка: из окон маршрутки потом видела перевернутую и укатившуюся на другую сторону дороги металлическую палатку с клубникой, а на подходах к дому - рамку с москитной сеткой, сорванную с чьего-то окна.

@темы: кадзе - книгофил, маленькие радости

00:58 

"Ребекка", Дафна Дю Морье

книжный червяк
Филигранная работа со словом состоит именно в том, чтобы произвести на читателя неизгладимое впечатление. Без мудреных метафор, поэтических отступлений, упаси Боже, китча. Просто и ясно. Чудовищно пронзительно.

Это было оно. оно помните, я писала про Альбера Коэна, что мое сердце иногда билось как маленькая птичка? Если не помните, прочитайте пост по тегу в прошлом январе, кажется. Это был хороший пост. Так вот, в "Ребекке", спустя несколько глав мое сердце билось так все время, и это не преувеличение. Если чтобы врубиться в Вирджинию Вульф, требовался настрой и атмосфера, то здесь накатывало сходу, слёту, с пары абзацев, не важно, что происходило вокруг. Я моментально была там. Я все это пережила сама.

Возможно, здесь сказывается мой недостаток опыта в рамках "интеллектуального детектива", "триллера" (хотя какой это, к чертям триллер, даже не смотря на имеющуюся экранизацию Хичкока). Но вряд ли любой детектив или триллер назовут лучшей книгой XX столетия.

Это было удивительно. Это обязательно нужно читать.

@темы: кадзе - книгофил, эстетика по кадзе

радио кадзик

главная