Записи с темой: эстетика по кадзе (список заголовков)
21:48 

книжный червяк
вечерняя чашка изумительного кофе, сигарета, мягкий свет от разноцветного бра, новости культуры и восхитительная мирей матье - вот вам еще один рецепт из моей счастливой копилки. как же хорошо быть мной, вот что я скажу)



я потом побольше напишу про счастье, обязательно напишу, потому что это важно очень. но пятиминутка сибариства не дает мне этого сделать.

@темы: эстетика по кадзе

12:04 

книжный червяк
я крайне редко делаю перепосты в дайри, если это не стишочки какие-нибудь. а вот сейчас бы сделала, ежели бы псто был не в жж. посему ограничусь парой картинок для затравки и ссылкой на офигительную запись:

Есть еще ягоды в ягодицах



"Сегодня в Мельнике... (это такой городок, недалеко от Праги) Сижу, пью кофе в кафешке, рядом с замком которая. И вдруг появляются эти два персонажа... Сразу понятно, что сюда они приехали не на автобусе, а значит где-то рядом обязаны стоять два супер-чоппера.



Делаю круг по центру и - вот они!!! Просто не мог не подождать и не познакомиться с их хозяевами..."

дальше - больше.

@темы: эстетика по кадзе

21:07 

книжный червяк
Лемерт / стихи
Сын Лаэрта возвращается из странствий домой, сбрасывает рюкзак, снимает пальто,
Проходит по коридору, мимо холодильника, оборачивается – вокруг все то,
что его окружало и двадцать лет назад, и, кажется, даже сто лет назад,
словно не уходил, словно здесь часы навсегда стоят.

Пенелопа выходит навстречу, клетчатая рубашка, залатанные штаны,
Чуть-чуть отпустила волосы, а так – изменения не видны,
Его чашка стоит на столе (новая салфетка, дорогая, сама ткала?),
даже кошка не постарела, и трется в колени, мурлыкает, мол, ждала.

…Для тех, кто уходит, уезжает, бросает все, проходят дни и года,
они то сбрасывают, то отращивают души и города,
время ставит на них морщины и шрамы, как отметины на приклад,
и трассы становятся серебристыми нитками, и в ушах поезда стучат.

Будь ты кем угодно, но ты вернешься, ничего бесконечного нет,
и увидишь, что дома все то же, для тебя стоит на плите обед,
потому что на самом деле не было,
не было,
не было этих лет.

Те, кто ни на каплю не изменился, все также сутулятся, когда стоят у окна,
как застывшая фотография, как кусочек старого сна.
Разбирай рюкзак, герой Одиссей, забрасывай под кровать,
а о том, что прошло здесь за это время,
тебе лучше правда не знать.

(с) Лемерт

@темы: эстетика по кадзе, стихира

23:04 

книжный червяк
а я продолжаю рекомендовать официальный ютубовский канал фестиваля Sziget в Будапеште. там играют всякие крутанцы, и трансляция в прямом эфире. вчера были Placebo, через полчаса - Эмир Кустурица c оркестром, например. а в воскресенье внезапно Ленинград)
эх, хотела бы там вдруг оказаться, чо уж скрывать)

упд: ну вот, стоило написать об этом, как все легло.

@темы: эстетика по кадзе, интернетная фигня, а я слушаю тома йорка

23:54 

книжный червяк
вот прямо сейчас placebo на obudai-sziget festival. прямой эфир. смотрите.

@темы: интернетная фигня, эстетика по кадзе

12:26 

книжный червяк
ДЕАДАПТАЦИЯ

Я уже не запоминаю названия звезд
Это мне не пригодится

Я уже не запоминаю названия стран
Это мне не пригодится

Я уже не запоминаю названия городов
названия площадей

Это
мне
не пригодится

Я стараюсь помнить твое лицо
цену на хлеб
и номер своей квартиры

Владимир Бурич

@темы: стихира, эстетика по кадзе

10:16 

книжный червяк
Лемерт

Киборг
На одной из станций ты вскакиваешь на поезд. Кобура под мышкой, вполне нетяжел рюкзак, не имеешь пола - стрижка, рубашка, пояс, ты совсем свободна и знаешь, куда и как. У тебя начинка - железки и микросхемы, в левом ухе рация, в правом тактильный чип. Улыбаешься хищно, идешь по вагону немо, и напарник на связи в голове у тебя молчит.

Ты идешь - свободна, легка, леденеют пальцы, хорошо отточен любой поворот головы. И такой обнаженной спина начинает казаться - словно содрана кожа, течет в микросхемы прохладца, ты идешь походкой ослепшего рудознатца, выбирая путь - и болят твои старые швы.

На одной боковушке свободно. Садишься молча, не снимая легкого заплечного рюкзака. И глядишь в окно, и щуришься так по-волчьи, и торжественный марш отстукивает рука. Вспоминаешь, где ты порезалась, укололась, где болят до сих пор прорехи твои в груди.

И сквозь хрипы, помехи на связь пробивается голос, говорит тебе - уходи.

Говорит - уходи от погони вперед, по ходу, они сзади идут, и они тут почти близки. Прорывайся давай как хочешь, но на свободу (на мгновение стягивает виски). Прыгай с поезда, да. Давай, ничего не пугайся. Мониторю все - никакой опасности нет, только редкий лес, да лисы еще, да зайцы. Подберем, напарница. Верь мне, ага? Привет.

Ты его не видала в жизни, он только голос, только рация в измученной голове, сколько раз уже на доверие напоролась...
Отвечаешь: "Принято. И привет".

Поднимаешься, охватывает дрожь. Встряхиваешь головой. Идешь.

***
Уходи давай - через тамбуры и вагоны, надо торопиться, но виду не покажи. Да, в начале поезда. Ветер бесцеремонно бьет в глаза и волосы рыжие ворошит. Пролетает мимо водонапорная башня, ты на плечи вздергиваешь рюкзак...
Понимаешь: не прыгнешь.
Совсем.
Никак.
Даже киборгам иногда случается страшно,
догоняют чувства похлеще диких собак.

Понимаешь, что дальше некуда, вот погоня, ближе, ближе, уже в соседнем вагоне. Начинаешь рыться в потрепанном рюкзаке -
там была обойма, остается открыть огонь и -
в небеса, пожалуйста, налегке.

А потом волна ледяная идет по коже, косточки становятся как кисель - выпадает твой ножик, твой старый синенький ножик, кружится на полу и медленно падает в щель.

Вы тогда - все на речке, отчаянный рыжий август, ах, лететь без цели, без руля бы и без ветрил, вы смеялись - лето и чистая ваша радость, этот синенький ножик Барсик тогда дарил. Развалилось все - потом, через две недели, покатилось в чернильную влажную злую тьму, сжавши зубы, выкарабкивались - как умели, но об этом не стоит знать уже никому.

Солнце бьет по глазам тебя волной огневой. Не осталось, Господи, не осталось уже ничего.

И шаги почти рядом. И дверь от себя, вперед.
И смеешься.
И прыгаешь влет.

И становится так утренне и свежо.
И в ушах раздается:
"Вот видишь.
Все хорошо".

@темы: эстетика по кадзе, стихира

13:01 

книжный червяк
Бродский. Люблю.

Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером
подышать свежим воздухом, веющим с океана.
Закат догорал в партере китайским веером,
и туча клубилась, как крышка концертного фортепьяно.

Четверть века назад ты питала пристрастье к люля и к финикам,
рисовала тушью в блокноте, немножко пела,
развлекалась со мной, но потом сошлась с инженером-химиком
и, судя по письмам, чудовищно поглупела.

Теперь тебя видят в церквях в провинции и в метрополии
на панихидах по общим друзьям, идущих теперь сплошною
чередой; и я рад, что на свете есть расстоянья более
немыслимые, чем между тобой и мною.

Не пойми меня дурно. С твоим голосом, телом, именем
ничего уже больше не связано; никто их не уничтожил,
но забыть одну жизнь чедовеку нужна, как минимум,
еще одна жизнь. И я эту долю прожил.

Повезло и тебе: где еще, кроме разве что фотографии
ты пребудешь всегда без морщин, молода, весела, глумлива?
ибо время, столкнувшись с памятью, узнает о своем бесправии.
Я курю в темноте и вдыхаю гнилье отлива.

@темы: стихира, эстетика по кадзе

16:29 

Натянутая тетива

книжный червяк
Встречаются два варианта названия этого фильма "Лук" и, собственно, "Натянутая тетива". Второе - наиболее часто. В общем-то, я догадываюсь, почему "The bow" перевели именно таким образом.



Девушка, которая десять лет не сходила с борта шхуны и которая же должна выйти замуж за старика, - узнаю Ким Ки Дука. Его герои, они всегда такие - парень из "Пустого дома", который разыскивает жилища людей, уехавших в отпуск, и живет там; супружеская пара, пытающаяся вернуть любовь с помощью пластических операций ("Время"); школьница, нелегально занимающаяся любовью за деньги ("Самаритянка") etc.

И - ах! - до чего же мила та самая кореяночка, исполняющая главную роль.



Мастерски подобранные детали - опасный ритуал с гаданием, игра на музыкальном инструменте, созданном из лука, платоническое купание девушки стариком, календарик с отсчетом дней до свадьбы (кто знает, сколько лет он вел такие?). Отличная работа над цветами: серое, суровое и невзыскательное пятно - старик, яркое (зеленая кофта и красное платье, например, или красные же балетки, купленные к свадьбе) - девушка; цветные ленточки на корабле - зритель должен догадаться, кто их повесил.

И музыка, музыка - прекрасная музыка:



Старик и девушка, живущие много лет на одной маленькой шхуне, на протяжении всего фильма не обмениваются ни одной фразой. Не разговаривают они и с другими персонажами - даже со студентом, в которого влюбляется девушка. Только результаты гадания, остающиеся за кадром, объявляются шепотом. Но зритель не слышит голосов. Их имена, вкусы, предпочтения, возраст старика - в общем, все, что не имеет прямого влияния на ход истории - скрыты. Два молчаливых и безымянных героя. Девушка не сходит со шхуны целых десять лет, в этом маленьком мире люди появляются случайно и не задерживаются надолго, здесь, скорее всего, даже книг нет (я искала их в кадрах, но не нашла ни одной), поэтому она совсем не знает, что ей делать, когда приходит первая влюбленность. Эдакая маугли, воспитанная в море. Еще одна красивая и трогательная история от Ким Ки Дука. Спасибо, любимый режиссер. Не подвел.

p.s.: еще одно наблюдение - девушка ведь совсем ничего не делает, не выполняет никакой работы. Старик отправляется на берег, привозит необходимые вещи, клиентов, которые хотят порыбачить в море, чинит двигатель, купает девушку. А она просыпается, находит готовый завтрак, качается на качелях, бродит по палубе, смотрит на море и встречает всех с улыбкой. Она вообще почти всегда улыбается - маленькая фея и пленница одного старого мужчины.

Идейный спонсор поста - дайриюзер Атхорайе. Ира, спасибо за наводку. Это очень сильный фильм. И концовка сильная. И небанальная, неугадываемая. Не скажу, что меня сильно порадовал момент мистической дефлорации, правда, не стоило это так подробно показывать. Но фильм хорош.

@темы: эстетика по кадзе, кадзе - киноман

10:14 

книжный червяк
ух ты. Лемерт пишет очень-очень хорошие стихи. я уже говорил?

Так остаешься один, затерянный где-то
между песков и солнечности огня.
брат мой,
вокруг меня происходит лето.
Лето вокруг меня.

Так остаешься - до глаз закованный в латы,
твердый и неподвижный, как сталагмит.
Вот я стою на улице с автоматом:
это - война.
Война как способ любить.

брат мой,
мы были из тех, кто всегда играет,
тех, кто даже сквозь ад проходит легко.
Только волчата ведают путь до рая -
прямо, налево, в небесное молоко.

брат мой,
мне кажется, мы с тобой доигрались,
мы говорили - пускай после нас потоп,
что-то уже позади - переход, кризалис,
ливни и
что потом? -
ничего потом.

брат мой, в самых отчаянных мясорубках
выживут те, кто идет по жизни смеясь,
было бы пиво,
кофе,
хорошая трубка -
брат мой, такими были и ты, и я.

брат мой, когда выгорают вечные дети?
где, на каком моменте перестают
вечно швыряться деньгами, бродить по свету,
попросту устают?

брат,
нас просеяло через такое сито,
тех, кем мы были раньше - и не зови.
Брат мой, не верь, не бойся и не проси,
да
это отлично подходит
и для любви.

брат мой, послушай - мы были ветром и медом,
солнце над трассой и у дороги пыль

Рыжая девочка приникает к гранатомету,
вскакивает в бронированый автомобиль.

Бьет по глазам отчаянный белый свет.
Доброй дороги.
Привет.

@темы: стихира, эстетика по кадзе

16:36 

книжный червяк
raido
посередине лета хочется места, где
если не тень, то река ходит темно и долго.
говорить под лист, наклонившись лицом к воде:
выдохом выходи мериться, водомерка.
что тебе делать, выдохнуть и отдать,
вытолкнуть тонким горлом прозрачный стержень,
ибо держала меня земля, как тебя вода,
а теперь не держит –
если не ветром, то воздухом изнутри,
зыбью сторожевой над горячей крышей.
на реке живут две воды: одна говорит,
а другая слышит.
а другая стоит и держит в руках ключи,
а другая молчит, прижимая ладонь к плечу.
ей говорят: плыви, не молчи, лечи,
и она говорит: лечу,
так высоко лечу, что земли не вижу.

Ну вот, вернулась с Груши и, знаете, что: она определенно удалась. Вот прямо по всем пунктам: и слушать тех, кого хотела, и песни у костра, и купаться, и светлые ребята, и, и, и.

Но по порядку. Перехожу мост на вокзал и вспоминаю нашу с Регинкой традицию - курить на мостах. На любых вообще: через канал Грибоедова, через неудобное кольцо в Тольятти, маленький непонятного назначения мостик на набережной и так далее. Но особенно - на вокзалах. И особенно - перед фестивалями. На Грушу еду в одиночку, Но на мосту курю. Это обязательный пункт программы. Внизу поезда, впереди горы, а ко мне подходит мужчина:
- Девушка, вы на Грушу?
- Ну конечно!
- Дай Бог вам удачи.
- улыбается и уходит.

Сбежать по лестнице с горы. Вот она, вот она, я уже приехала! Снять сандалии и идти по мягкой траве. Добраться до лагеря и отправиться купаться. Купаться - это вообще новое лучшее в моей жизни. Вплоть до этого лета я, как правило, снобически манкировала пляжем - мол, грязно, шумно, людно, и кожа, доставшаяся в наследство от рыжей бабушки, сгорает. Но если ходить с правильными товарищами туда, где чисто, оказывается, что шумно и людно совсем не мешает, а единожды загоревшая кожа (да, я уже добралась до собственного максимума пигментации, а не "почему ты такая бледная?", это вы просто не замечаете) более не причиняет неудобств.

А самое восхитительное - о, еще одно открытие этого года! - купаться голышом. Я все-таки сделала это: сначала вдвоем, потом - в компании. Приходим мы, значится, на берег в три ночи (утра?): две-три компании на всем берегу, располагаемся метрах в двадцати от мужиков, которые так же окунаются без плавок. Дарин уже убегает вперед, я же пока выпутываюсь из слоя одежды. Выдохнуть. Скинуть с себя оставшуюся футболку и трусы. Отправиться в воду.
- Саааааааня, смотриииии! - Раздается над побережьем. - Смотриии, Саааааня! Сааааня!
Вопли стихают только, когда я оказываюсь в воде по грудь. Так я понимаю, что Саня прослоупочил свое счастье.
А вода, оказывается, теплая-претеплая! И можно плыть, греться (потому что на берегу холоднее) и счастливо смеяться. Вот оно, оказывается, как - ночью да голышом. Купаться в лунной дорожке - господи-божемой, да это же прекрасно! А на том берегу сияют огни поселков, и, кажется, нет ничего прекраснее. Выходить из воды.
- Сааааааня, смотри, вот опять! Саааааааааня!
Судя по крикам, Саня снова все пропустил. Бедолага. Закутываюсь в полотенце и огребаю тяжеловеснейший комплимент:
- Девушка, Венеру Милосскую не с вас лепили?
- Нет, - говорю. - У той формы побольше были.
Выбравшийся из воды Дарин комментирует что-то про руки, которые у меня все-таки есть.
А потом бежать замерзшими цуциками через туман над травой - и от этого у меня тоже перехватывает дыхание, от этого и от зари, занимающейся над мостом - все прекрасно вокруг меня.

И услышать то самое, чего ждала весь год - Пашку Фахтрдинова и Александра Щербину. На их традиционную поэтическую дуэль я, к сожалению, не попала, однако ж, все равно, радости огребла по самое не хочу. Любимые строчки вживую - это та самая радость, то самое драйвовое, отчего я каждый раз предвкушаю Грушу задолго и жду, и сверяюсь с расписанием: когда же?
Вот оно - одно из лучших от Пашки, которое он пел, а у меня - снова! - дух захватывало:



Адриан и Александр же привезли "100личные вещи". На Зазеркалье, где мы их слушали, было больше старого, поэтому из нового, пожалуй, только одна песенка (не в самом лучшем качестве, правда, но):

Зато они вновь играли Гумберта, фактически самую мою любимую, по-набоковски нежную, безумную вещь:


Как правило, на Груше и Мете я что-нибудь для себя открываю еще неслышанного, но чертовски офигенского. Прошлым летом это был Пашка, а еще Станция Мир, теперь вот - Медвежий угол.

Под него мы танцевали на ночном концерте в пятницу, а потом еще прибежали на четыре песенки в день. Водили хороводы перед сценой, прыгали, играли в ручеек - с кучей красивых девушек. Думаю, со стороны это было мимими) Саня, по крайней мере, сказал, что из всего выступления Медвежьего угла больше всего ему запомнился именно ручеек. Господин Самомнение снова с вами хД

А еще в пятницу, оказывается, был день поцелуев. И, должна сказать, мне не удалось пропустить этот праздник - уж его-то мы отметили как следует)

В соседнем лагере обреталась рыжая Ташенька с нежными, затуманенными водкой и любимым мужчиной глазами. А еще - хуй из моркови. Вбитый гвоздем в стол. В пятницу он был каноничен, в субботу же я обнаружила его со срезанными, простите за подробностями, яйцами. Кто-то использовал их в качестве закуски. Кто - так и не признались.

Сходили на Гору. Традиционно - куча старперов, но в этот раз, в отличие от прошлого, из годного мне удалось услышать только одну хорошую песенку. Что-то из украинской делегации, с чудной вокалисткой и неплохим аккомпанементом. Я нашла ее. Но вместо песни лучше выложу стихи, они того стоят:

Ольга Залесская "В джинсах"
Мы состаримся в джинсах, как бабушки наши в платочках.
Чьи-то взрослые дочки посмотрят нам вслед и смолчат.
Как крупу, будем перебирать бесконечные строчки.
Ждать звонков от детей и е-мэйлов от старших внучат.

И не семечки мы у подъездов, а в барчиках чипсы
Будем трескать и хрипло смеяться, и кашлять смеясь.
Наши принцы сутулые тоже в ветровках и джинсах
Будут вслух о политике, вслух, ничего не боясь.

Наших шавок не будут уже звать ни Бобик, ни Шарик.
наших птиц будут звать просто птицы, без всяких пород.
И мы, выйдя на улицу, тихо в карманах пошарив,
непременно найдем, чем порадовать этот народ.

Мы не будем старье продавать на бесчисленных рынках.
Станем пыль со старья вытирать, и на книжицы дуть.
Как ни странно, мы будем гулять на своих вечеринках,
Где винил на вертушке, и пива, конечно, чуть-чуть.

И винил на вертушке, и сушки в изящной плетенке.
Старички и старушки. Но джинсы совсем не смешны.
Каждый вечер обнявшись, и глядя с надеждой в потемки,
Убеждать себя будем: нужны, мы кому-то нужны...

Остальная Гора - особенно, после ухода ребят - была пиздецова чуть более чем полностью. Песня про рецепт счастья для детей:
- Семнадцать раз обнять, поцеловать раз десять,
Семнадцать раз обнять...
- И за ноги подвесить
, - не могу смолчать.

А еще была песня "Михаил Самуэльевич, бросьте гуся". И еще что-то про детей и наркомана. Серьезно. В общем, когда Гора достигла в нас отметки "full", мы отправились на концерт Филипп Елистратов. Это такой широко известный в узких кругах самарский исполнитель. Шучу. Но исполнитель, да хД
Спев все традиционные костровые песни, ребята впали в беспардонный трэш. Песня "Давай до свиданья" длилась около двадцати минут, подхватываемая то одним, то другим товарищем. Это почти как мой первометафестовский онотоле одобряе, только еще более беспардонный и еще более трэш. Смысл песни был в том, чтобы рифмовать две строчки, потом петь нерифмованный бред и хором подхватывать "Ты кто такой? Давай до свиданья!" на разные - преимущественно азиатские (о, вот тут по-настоящему шедеврален был Восток!) лады.
- Кадзик, ну ты же поэт! Давай, выдай нам!
- Я не могу нести такую хуйню в промышленных масштабах.

Но все равно выдаю, а здесь запощу, дабы не забыть потом концепцию песни (хотя я ее немножко и покорежил):
- Филипп на гитаре чего-то играет,
Как остановиться, он и не знает.
Остановиться ты можешь рукой,
Давай до свидания. Ты кто такой?
- Ты кто такой? Давай до свиданья! Ты кто такой? Давай до свиданья!


Вот, наверное, и все, что я хотела рассказать об этой Груше, В очередной раз она была безумно хороша. Ох, вот еще что: нигде, ну нигде больше я не видела такого скопления разных всяких сумасшедшего вида товарищей - парень в шлеме викинга, постоянно попадавшийся мне, чувак в головном уборе индейца, разные девушки в бодиарте (в купальниках и без), дреды, фенечки, радостные лица, творить фигню и безумие, танцы, шаровары, красивые, светлые, яркие люди. Вот за это и стоит любить Грушу. За это - и за кое-что еще)

Ах, не могу не похвастаться в заключение. В этом году меня начали поздравлять сферически рано, и теперь я счастливый обладатель чудесной подвески с неизведанным зеленым камнем, а еще - компресски и термоносков. Все было протещено (кстати, как его нужно склонять? хД) прямо на Груше. И все - на отлично. Спасибо, милые.

Традиционно: всех люблю.
И целую тоже.
Лучи добра, разной радости и все такое прочее. Кадзик счастлив)

З.ы.: а еще у меня есть фотка сейлор-Ильдара:


З.з.ы.: а еще порадовала футболка Онизуки. Ыыыы.

@темы: эстетика по кадзе, стихира, география кадзе, батальон чудесных людей

08:06 

Snapshot

книжный червяк
Аля Кудряшева

Накрыло летом. Накрыло так, что не встать,
Вот этим холодным летом, белесым, робким,
Не можешь уснуть, попробуй считать до ста
Потом до тысячи. Солнца татуировки

Отмечены на руках - вот часы, кольцо
Вот синие пятна от велосипедных гонок,
Вот рыжие отблески падают на лицо,
И вот этот город, такой незнакомый город.

И он не один, и ты его "не один",
Горячая кровь в сумбуре дорожных знаков,
Войди в эту площадь, нет, нет, не зайди - войди,
И вечер тебе покажет свою изнанку.

Изнанку домов, газонов, людей и птиц
Тупых голубей и желтых синиц крикливых
Но главное - не останавливаться, идти
И будет все, чего ждешь, просто так believe me.

Поверь мне не потому, что я все могу
И не потому, что сам ты такой прекрасный,
Но просто мост разрывает свою дугу
И завтра будет ветрено, солнце красно.

Я буду твоим одним - кто ведет, пойми,
Сквозь эту изнанку, в серебряном гулком гаме
И если ты хочешь запеть, то всегда пой "ми",
Единственный синий звук в разноцветной гамме.

Я знаю глумливый шум, городской койне,
Я знаю, кто ходит здесь, как общаться с ними.
и гость, если он приходит сейчас ко мне
Наверное пахнет шиповником и жасмином

Он сам шиповник - этот неяркий гость
Он хочет на завтрак йогурт, на ужин ростбиф.
И я лепестков собираю скупую горсть
И руки пахнут так сладко и очень просто.

пора прекращать не хочется прекращать
войди во площадь и не выходи за кадр
татуировка синяя как печать
изнанка города красная от заката

гранит собирается в катышки он простыл
и в небе внутри отчаянно дышит полдень
и завтра, я знаю точно, сведут мосты
я знаю, что я люблю. и что ты шиповник

___

Накрыло летом. Накрыло так, что не встать,
Но ты встаешь, выходишь на перекресток.
Считай кусты шиповника. После ста
Ладони пахнут сладко. И очень просто.

@темы: стихира, эстетика по кадзе

21:24 

книжный червяк
Замечательный поэт Лемерт есть в замечательном городе Питере.

собирать вещей не больше, чем входит к тебе в рюкзак,
не заводить собак и детей,
не толстей, не привязывайся, не богатей,
уходи в такую ночь: серебристый зигзаг
молнии, оборванные линии электропередач,
дождь в лицо и немного град.
позади лежат восемь жизней твоих удач
и горят.

в детстве казалось: самое страшное - обрасти жирком,
врасти в свой чрезмерно уютный дом,
помнишь, как читал "Цитадель",
как боялся, что герой так и останется капиталистом и мудаком,
и как радовался, когда он сбежал, прорвался,
не растворился в мире густом,
утек, просочился в щель.

в детстве думал: самое верное - рвать узлы,
перекусывать зубами или перерезать ножом.
дети все, как волчата, голодны, крепки, злы,
не отягощены воспоминаниями и багажом.

в детстве думал: самое страшное -
город один навсегда,
человек один навсегда,
дом один навсегда.
думал: надо менять квартиры и города,
телефонные номера,
пейзажи двора -
именно в тот момент, когда ты понял: пора.

а теперь в двадцать три считают тридцатилетним,
а теперь стоишь на камушке предпоследнем,
если дальше прыгать - то в темноту, от которой болят глаза,
из которой ни голосов, ни вестей.
и стоишь, повторяя все громче и все сильней:

"собирать вещей не больше, чем входит к тебе в рюкзак,
не заводить собак и детей".

@темы: эстетика по кадзе, стихира

19:05 

книжный червяк
днем я случайно купила себе за 38 рублей "пену дней" бориса виана, один из персонажей которой - жан поль сартр. только что пересмотрела "достучаться до небес". в моей тарелке - брикет шоколадного мороженого.
и сейчас хочу торжественно заявить: выходные прошли под знаком "заебись". так-то, братцы.


@темы: эстетика по кадзе

17:21 

книжный червяк
и вдруг июньский воздух становится зрим и вязок,
и древнее колдовство проступает сквозь марево детских сказок,
не то чтобы слов не хватает — ни нот, ни красок
еще не придумано, чтобы всё это рассказать;
расправь же сутулые плечи, закрой глаза,
слушай, как во вселенной гудит гроза,
как колокольно рассыпается летний гром,
как откликается за ребром.

и улыбчивый таксист слушает солнечный рок-н-ролл,
и ты всё не надумаешь, куда ехать:
до ближайшего кабака
или до метро.

tovarish_zhe

@темы: стихира, эстетика по кадзе

16:34 

книжный червяк
френдлента в ЖЖ радует:

Дети, запомните, "кофе" и "виски" – это " он". "Оно" – это говно и министерство образования.

@темы: интернетная фигня, эстетика по кадзе

22:15 

книжный червяк
25.05.2012 в 22:12
Пишет Сидхётт:

Мы настолько теперь живые, что не жалко и умереть.
У тебя очень много силы - кнут и пряник, перо и плеть.
Этой силе в тебе взрываться, разрывать тебя по утрам.
Я бы рада с тобой остаться.
Тебе пора.

21.05

URL записи

@темы: эстетика по кадзе, стихира

11:51 

книжный червяк
мне кажется, за последние два дня я выкурила свои легкие. я не могу вспомнить, сколько было пачек, но не меньше пяти.

а вчера был вечер глинтвейна и гомосексуальных фильмов. мы посмотрели бархатную золотую жилу и party monsters. на последних я заснула, потому что сказался недельный недосып, и потому что я уже видела их два раза. а вот жила вызвала у меня море впечатлений. я пыталась угадать музыкантов, я орала - да это же чистой воды курт! в этом ракурсе он похож на курта! о боги, боги, боги, это же совсем курт, если бы он был жив, как чистой воды педовонька. а еще фапала на брайана молко. и вообще.



а еще у меня чертовски грандиозные планы на ближнее будущее. но я - ни-ко-му. гадайте сами)

а еще я хотела сказать, что расстояний не существует. никаких расстояний и нет вовсе, когда у меня такие друзья. тольяттинцы отпаивают меня всем спиртным, которое только находится. мне пишет Самара, звонит Москва - прямо вот с московского корабля в тольяттинскую маршрутку! - Питер и вовсе превосходит всех и зовет к себе в гости так, что я определенно приеду, мне теперь можно, ждите, ждите, милые.

@темы: батальон чудесных людей, кадзе - киноман, мама, у меня в голове рука, эстетика по кадзе

19:59 

книжный червяк
вот оно, ребятки. это самая настоящая правда:

lllytnik
Интернет-арифметика

Из ста человек, знающих твое имя,
тридцать пишут его неправильно.

Сорок читали только один,
самый твой нелюбимый текст,
написанный в шутку, от скуки.

Он покорил их, они плакали.

Каждый десятый копирует
без первой строки,
или последней строфы.

Или напротив, вместе с какой-то репликой,
не имеющей к нему отношения.
"Готовила сегодня куриную грудку,
белеет парус одинокий..."

Следующий копирующий уже думает,
что вот это, про грудку - часть текста.

И ничего, ничего в нём не протестует,
не корчится
от лишнего фрагмента,
неуместного и непонятного.

Примерно половина
в принципе не понимает, о чем речь,
не слышит ритма,
не видит рифм, если они сложнее, чем
"сурок-шнурок",
и стоят не в конце строки.

Семеро
обязательно прибегут похвастаться,
что всё поняли,
узнали аллюзию,
оценили шутку.

Удовольствие от ощущения себя понимающим
очень сильное,
его трудно чем-то перебить.

Двадцать любят твой самый страшный,
личный и больной,
потому что он про них.

Они так и говорят: "это про меня".

Нужно сразу смириться:
если ты что-то опубликовал
это действительно уже не про тебя,
а про них.
Хочешь оставить себе –
жми F8, а не "отправить".

Три приличных пожилых дяденьки
пишут отечески:
"Завязывайте с глупостями,
научитесь лучше варить борщ".

Две трети твоих друзей
с ними согласны, но никогда
ничего тебе не говорят.
Потому что вежливые.

Вообще ни один из тех,
кто мог бы сказать осмысленное,
не выдал и слова по делу.

Максимум сдержанное одобрение.
Раз в полгода,
при условии,
что к тексту ещё нет тридцати комментариев,
с которыми стыдно показаться
в одном ряду.

Если тебя знает не сотня, а тысяча,
все цифры следует умножить на десять.
Осознать, что так будет всегда и во всём.
И больше не возвращаться к этому.

Потому что ты всё равно шарлатан,
самозванец и позёр.
Например, эту глупую отповедь
будешь нагло выдавать за стихи.

Потому что главный читатель
умер за два года до выхода книги
и ровно через месяц после первого концерта,
о котором не знал,
оттого что ты трус,
и вообще никогда ему не рассказывал,
что занят такой ерундой.

Всё думал,
сначала добьюсь чего-нибудь,
и вот тогда.

@темы: эстетика по кадзе, стихира

17:59 

книжный червяк
ах да, недавно пересматривала загадочную кожу. поделюсь-ка я трейлером:



и еще вот трейлером воображаемых любовей:


(еще раз кончил на операторскую работу. надо пересмотреть)

кто вспомнит, чем связаны эти две ленты без гугления и поднятия моих старых постов про фильмы?

@темы: эстетика по кадзе, кадзе - киноман

радио кадзик

главная